Статьи

Мачеха и ребенок.

   К сожалению, не все папы, оставшись вдовцами, способны понять, какие чувства испытывает ребенок. Не все стараются помочь своему несформировавшемуся чаду пережить это огромное горе так, чтобы не озлобиться на весь мир и не стать мрачным и замкнутым человеком.
Я не хочу сказать, что такие папы плохие. Вовсе нет. Просто не все могут осознать, что чаще всего ребенок не думает, а чувствует. Он не может разложить все по полочкам, с чем-то смириться, что-то простить, а что-то постараться понять, даже если это не совпадает с его видением ситуации. Ребенок не умеет держать себя в руках. Впрочем, если говорить начистоту, то ведь и не все взрослые умеют это делать. Что же говорить о детях?
Думаю, многие из нас выдели фильмы с таким сюжетом: одинокий папа-вдовец приводит в дом свою новую жену – женщину добрую и заботливую. Ребенку это не нравится, и он всячески старается испортить отношения отца и своей новоиспеченной мачехи. При просмотре подобных фильмов подавляющее большинство зрителей становится на сторону отца. Ребенок же выглядит, мягко говоря, не очень привлекательно. И мы думаем: ну чего тебе не хватает, зачем же ты, маленький негодник, портишь жизнь своему папочке, рушишь все его надежды на счастье? Эгоист – не иначе!
Я тоже так думала. Но ровно до тех пор, пока не попала в шкуру такого ребенка. Никаких слов не хватит, чтобы описать то возмущение, негодование и боль, которые я испытала, когда на мамином месте оказалась другая тетя. Я не могла видеть, как она спала на маминой кровати, как развешивала вещи в мамином шкафу, как причесывалась перед зеркалом, перед которым всегда стояла мама. Передать эти чувства словами невозможно. В особо тяжелые минуты я желала только одного: чтобы мама забрала меня к себе. Помню, я неоднократно просила ее об этом, пребывая в полной уверенности, что мама меня слышит. Не знаю, слышала она меня или нет, но мои просьбы она не исполнила и в мир иной, к моему величайшему на тот момент сожалению, я не отправилась.
   Впрочем, мне «повезло» с моей первой мачехой, а всем последующим мачехам – с их предшественницей. Нам с папой попалась редкостная (не побоюсь этого слова) стерва. Она терпеть меня не могла и тайком уговаривала папу выслать свою непутевую дочку на ПМЖ к бабушке. Она прятала самые вкусные продукты и втихаря лакомилась шоколадками в своей комнате. А я, как заправский сыщик, находила вещественные доказательства в виде фантиков на дне мусорного ведра и злилась, что мне опять ничего не досталось. Она специально трогала мамины вещи и переставляла мебель, чтобы показать, что хозяйка в доме - она, а не я - «соплячка зеленая», как мачеха любила выражаться.
В общем, когда папа понял, что эта дама – не лучшая кандидатура для роли жены и матери, и расстался с ней, я прошла отличную практику по взаимоотношениям ребенка и мачехи, что, нужно признать, в некотором смысле пошло мне на пользу. После этого все последующие мачехи казались мне ангелами во плоти. Тем не менее, сейчас я отчетливо понимаю, что если бы моя первая мачеха была женщиной доброй и отзывчивой, я вряд ли оценила бы все ее добродетели по заслугам. И однозначно стоила бы козни, считая своего отца никем иным, как предателем по отношению к маме, покинувшей эту землю.
   Вся проблема заключалась в том, что в своем детском возрасте я никак не могла понять, почему мне достаточно того, что у меня есть только папа, а ему недостаточно того, что у него есть только я. А ведь я старалась: и дома порядок наводила, и обед готовила, и вещи стирала, и вообще старалась сделать папину жизнь максимально комфортной (с бытовой точки зрения, естественно). По сути, я пыталась заменить маму и искренне не понимала, почему у меня ничего не получается и что я делаю не так, раз папа так упорно ищет себе женщину.
И только одной женщине – моей последней и любимой мачехе, удалось подобрать ключик к моей душе и по-настоящему подружиться со мной. Причем она не делала ничего особенного. Просто была настоящей и искренней. Дети это чувствуют лучше взрослых. Звали эту женщину Надежда. И я до сих пор вспоминаю ее с теплом и благодарностью.
    Больше всего в Наде меня поразило то, что она как-то сразу меня поняла. Как потом оказалось, она сама рано осталась сиротой, и изучать все тонкости детской психологии ей не было никакой нужды. Поначалу у меня даже сложилось впечатление, что она всегда принимает мою сторону, а не отцовскую. На самом деле это было не совсем так. Но могу сказать точно, что когда отец был не прав, она всегда ему говорила об этом и всегда защищала меня. Если же была не права я, то при отце она этого не озвучивала, боясь ранить мою детскую душу. Но потом обязательно приходила ко мне в комнату и рассказывала истории из своей жизни. Рассказывала, как она делала глупости и совершала ошибки, и как потом ей было больно и обидно. Я слушала. Часто спорила. Но потом всегда начинала задумываться над тем, так ли я поступила и что было бы, поступи я иначе.
А еще Надя любила меня баловать. То сладостей мне накупит, то в бутик модный поведет, то журнал какой-нибудь интересный подкинет. Но дело было даже не в дорогих вещах и вкусностях, а в ее отношение. Я видела, что ей доставляет радость дарить мне подарки. Знала, что это не просто подкуп капризного ребенка. Чувствовала, что она вкладывает душу во все, что делает для меня.
   Но самым главным было то, что она любила слушать, как я рассказываю о маме. Рассказывать я, конечно, начала не сразу, а постепенно. Подсознание все время говорило, что, наверное, маме очень не понравилось бы, что я рассказываю о ней какой-то очередной папиной тете. Но Надя утверждала, что ничего плохого в этом нет. Она говорила, что у меня была замечательная мама и что она (и не только она) была бы рада узнать о ней больше. И однажды я сдалась. Я начала говорить о маме. И чем дальше, тем больше говорила о ней. Порой меня было просто не остановить. Ведь мне так не хватало мамы. И воспоминания приносили облегчение, часто болезненное и со слезами, но все-таки это было своего рода облегчением.
Мой пример наглядно показывает, что заменить ребенку маму не сможет никто. Ни одна, даже самая хорошая мачеха. А вот стать ребенку другом вполне реально. Безусловно, придется запастись недюжинным терпением и приложить немало усилий, но в итоге можно получить положительный результат. Понять ребенка не составит труда, если просто взять и поставить себя на его место. Но поставить не предвзято со словами «я бы так не сделала и папе бы не мешала», а представить, что у вас самой появилась мачеха – совершенно чужой для вас человек, которого вам теперь придется видеть каждый день. Только нужно честно представить всю эту ситуацию, прочувствовать ее, влиться, так сказать, в образ. Как думаете, вам бы понравилась такая тетя в вашем доме, особенно после того, как вы еще не оправились после потери мамы? Захотелось бы первой пойти к ней навстречу и начать, как ни в чем не бывало, налаживать отношения? Захотелось бы до конца осознать, что мамы-то и правда больше нет, и вы ее больше никогда не увидите? Захочется вам радоваться и веселиться при виде другой тети на мамином месте? Вот и ребенку не хочется.
Тем не менее, повторюсь, мачеха и ребенок могут стать друзьями, если не давить на ребенка, не требовать от него сиюминутного признания и уважения, а просто попытаться понять его, посочувствовать ему и полюбить его так, как любят лучшего друга, а, возможно, и своего собственного ребенка. Ведь в конечном итоге это всего лишь несчастный ребенок, которому очень не повезло на первых ступенях его жизненного пути, и который так рано остался без мамы.

« Назад