Книги

Петер Бернхард, Мариан Бениен Пробуждение телесного эго: психология соматического развития Лисбет Марчер

Петер Бернхард,
Мариан Бениен
Пробуждение телесного эго: психология
соматического развития Лисбет Марчер
 
Данная статья знакомит клиницистов с психологией соматического развития Лисбет Марчер, новой формой соматической психотерапии, возникшей в Дании. В качестве основного средства усиления функционирования эго Марчер использует телесное осознание. Сочетание осознания тела с пониманием специфических движений, связанных с определенными стадиями развития, открывает для клиента новые возможности и ресурсы. Акцент на активации ресурсов развития представляет собой существенный вклад в теорию соматической терапии. Это особенно важно для работы с традиционно сложными случаями: недостаточностью структуры и эго-организации при столкновении с требованиями внешнего мира у клиентов с задержками развития на ранних стадиях. В статье описываются семь основных принципов работы с психомоторным развитием в контексте терапевтических отношений:
1. развитие способности глубокого телесного осознания как основы построения телесного эго;
2. выявление и работа с уже имеющимися ресурсами, во избежание превышения толерантности эго (выявление сильных и слабых сторон характерологических зашит);
3. наблюдение за моторными паттернами, связанными со стадиями развития, которые появляются в телесном языке клиента в связи с поднятием психологического материала;
4. принцип работы «от раннего к позднему» при активации специфических моторных эволюционных последовательностей с целью пробуждения импульса к движению вперед;
5. использование процесса «сдерживания развития», при котором клиент удерживается на определенной стадии развития, пока не будут активированы новые ресурсы;
6. следование принципу «от позднего к раннему» при работе с характерологическим материалом для того, чтобы ресурсы более поздних стадий могли быть использованы при столкновении с сильными чувствами зависимости и беспомощности, которые при длительной терапии обычно возникают при работе с более ранними стадиями развития;
7. различение характерологической травмы и шоковой травмы и использование специальных техник при работе с шоком.
В статье описывается теория взаимодействия между психологическим содержанием и моторным поведением, а также концепция двух видов реакции мышц на стресс: гиперреакция, связанная с чрезмерным контролем, и ги-пореакция, связанная с покорностью, смирением. И коротко описываются оценочные средства, названные «телесная карта», и их значение в терапевтическом процессе и в исследовательской работе.
В продолжении статьи (готовится к изданию) будут подробно описаны семь основных стадий развития ребенка с точки зрения взаимодействия психомоторной активности с когнитивной, аффективной сферами и сферой отношений. Будут также рассмотрены примеры терапевтического процесса, в том числе примеры поведения ребенка и работы с клиентами, проясняющие подход соматического развития.
Введение
«Есть ли такие люди, которые считают, что наиболее интенсивный опыт связан с инстинктивными и оргастическими явлениями? Я хочу определенно заявить, что это заблуждение, и опасное заблуждение. Данное утверждение не принимает в расчет функцию эго-организации. Инстинктивное удовлегворение не будет разрушительным фактором, или будет иметь какое-то значение, большее, чем локальное, чисто физиологическое значение, только тогда, когда человек может собрать свой личный опыт в целое, могущее стать „я“, личностью. … Психоаналитики, совершенно верно подчеркивающие важное значение инстинктивного опыта и реакции на фрустрацию, не могут сравнительно ясно или убедительно объяснить огромную интенсивность не-критического опыта связи с объектами.» Д. В. Винникот «Игра и реальность».
Такая же ситуация, которая существовала в психоанализе, когда Винникот писал эти строки, существует сегодня в соматической психотерапии. Значение соматических подходов в психотерапии часто видится в глубоком эмоциональном высвобождении или в активации регрессии к ранним детским или младенческим состояниям. Те, кто обращается к соматической терапии, часто заявляют, что они хотят высвободить свой гнев или что у них ощущение, что с ними что-то произошло в детстве, и они хотят исследовать эти области через соматическую работу, что было бы невозможно через вербальную терапию. Хотя это, в сущности, верное обращение, оно указывает на общее восприятие характера соматической психотерапии. Многими специалистами соматические методы воспринимаются не как полная форма психотерапии, а скорее как дополнительное средство. В данной статье мы хотим представить соматический подход, который открывает белее широкую область терапевтических действий, чем эмоциональное высвобождение или регрессия, и, в частности, касается формативных процессов эго, активируемых через телесное осознание.
Мы представляем работу Лисбет Марчер и ее коллег из Бодинамического Института в Дании, которые в течение последних двадцати лет занимались развитием психологии соматического развития. Работа Марчер подкрепляется чрезвычайно точными картами младенческого и детского развития, особенно психомоторного развития. Это позволяет в движениях, позах и языке взрослого видеть специфические проблемы развития и, через соматическую работу, энергетизировать и прорабатывать эти проблемы с изяществом и точностью.
Марчер разработала детальную методику долговременной терапии соматического развития, целью которой является увеличение психомоторных «ресурсов» или, как мы это называем, пробуждение телесного эго. Импульс к соединению с другими Лисбет Марчер ставит в основу своей метапсихологии: по ее мнению, функция развития предназначена для увеличения наших ресурсов и способности к установлению отношений. Филогенетически, наблюдающее эго является сравнительно поздним образованием и, насколько мы знаем, присуще исключительно человеку. Связанность, установление отношений начинается прежде, чем эго ребенка полностью сформировано. И Марчер считает, что в конечном итоге наши связи с другими должны проходить через эго. Функция терапии заключается в том, чтобы помочь клиенту усилить его способность к эго-отношениям, к установлению связей через эго.
В чем же значение соматического подхода к связанности через эго? Тело и все его процессы обеспечивают обширную область сознания, сила и влияние которой только начинают признаваться традиционной психологией. Тело предоставляет наиболее фундаментальные ресурсы для процесса интеграции. Телесное осознание, и особенно восприятие телесных ощущений, если они полностью осознаются, действует как мост между мыслями, действиями и эмоциями. Телесные ощущения представляют основу всего сознания, и это, в целом, и есть телесное эго. Травматический опыт или недостатки развития непосредственно влияют на способность к телесным ощущениям. Основа сознания оказывается ослабленной, расщепленной или искаженной. Путем восстановления способности к глубокому телесному осознанию клиент обретает огромные ресурсы и усиление функционирования эго. Когда при работе с характерологическими проблемами и травмами развития происходит мобилизация телесного осознания, клиент получает доступ к телесной памяти, которая тогда может быть интегрирована эго-пониманием и которая активизирует целительные ресурсы самого клиента.
Статья разделена на два раздела. В первом рассматривается метапсихология Марчер, в том числе обсуждается телесное эго и работа в сенсорной области. Обсуждаются исторические предпосылки теоретических позиций Л. Марчер. Мы также будем рассматривать некоторые специфические методы работы с психомоторным развитием в терапевтическом контексте, включая вопрос «регрессивной» работы в противоположность «прогрессивной». Мы рассматриваем значение сдерживания процесса развития на определенных стадиях, пока клиентом не обретены ресурсы для формирования нового, более здорового состояния.
Мы также подчеркиваем важность направления работы, в основном от более поздних стадий развития к более ранним, чтобы до вхождения в состояние сильной зависимости и подверженности влиянию, неизбежному при регрессивной работе на ранних стадиях, были созданы необходимые эго-ресурсы. И в конце первого раздела мы обсуждаем диагностический процесс, состоящий из мышечного тестирования и телесной картографии. Процесс, который оценивает степень гипер- или гипореактивности определенных мышц и затем анализирует результаты в смысле возраста активации и психологического содержания.
Исторические предпосылки
Вильгельм Райх первым развил теорию взаимодействия между психологическим/эмоциональным материалом и телом. Его работа существенным образом повлияла на направление развития соматической терапии. Однако, работа Марчер не выходит непосредственно из работы Райха, как многие современные телесно-ориентированные направления в США (биоэнергетика, радикс). Ее работа основывается больше на методах физиотерапии, развивающихся в Скандинавских странах (на некоторые из которых оказал влияние приезд Райха в Норвегию в 30-х годах).
На «релаксационный метод» Марчер (сходный с тренингом сенсорного осознания Шарлотты Сильверт в США), кроме ее обширного физического образования, весьма развитого в Дании, повлияла работа Лиллимор Джонсен, норвежского психотерапевта, с которой училась Марчер. Тогда как Райх фокусировался на понятии мышечного панциря, в основном как мышечного напряжения, связывающего энергию, Джонсен сосредотачивалась на том, что мышцы становятся слабыми и вялыми в ответ на сокрушительный стресс. Джонсен первая широко заговорила о том, что она назвала гипо-напряжением и что Марчер называет гипо-реактивностью.
В терапевтических техниках Райха для высвобождения блокированной энергии используется агрессивное воздействие на мышечный панцирь. То, что Джонсен работала с мышцами, не имеющими достаточной структуры и энергии, существенно повлияло на ее метод. Она разработала специальные техники для работы с гипореактивными мышцами и с тем, что она называла «дыхательной волной» в теле. Ее техника включала чрезвычайно тонкие и легкие прикосновения, предназначенные больше для пробуждения и энергетизации ослабленных мышц.
Благодаря мягкости и тонкости своей работы, Джонсен получила доступ к очень ранним стадиям развития, включая внутриутробное состояние, рождение и ранние младенческие стадии. В результате она начала составлять карту раннего соматического развития и определять, в каком возрасте какие мышцы активны.
Марчер расширила работу Джонсен, анализируя, какие психомоторные паттерны становятся активны в ходе полного процесса развития ребенка, а также определяя для каждой мышцы ее специфическое «психологическое содержание». Например, она наблюдала разные стадии, которые ребенок проходит в процессе развития зрелого мышечного паттерна. Каждая стадия требует развития новых мышц и указывает на новый уровень когнитивной и психологической организации. Так, мышечный паттерн имеет общее психологическое значение уровня зрелости и исследования реальности, а его содержание специфически меняется в процессе развития, с появлением новых способностей к различению. Члены Бодинамического Института продолжают модифицировать и усовершенствовать оценку психологического содержания и возраста активации в ходе различных исследовательских проектов.
Марчер также в какой-то степени соединила открытия Райха и Джонсен, создав понятие о двойственной реакции мышцы на стресс, гипо- или гипер-. Если стрессовое воздействие относительно слабое, или оно происходит, когда соматическая организация уже хорошо сформирована, защитная реакция, наиболее вероятно, будет гиперреактивной. Если же стрессор относительно сильный, или воздействует на ранних стадиях организационного процесса, когда мышечный паттерн еще не сформировался, реакция, скорее всего, будет гипореактивной. Марчер разработала процесс тестирования главных мышечных групп, называемый телесным картированием, в результате которого терапевт получает понятие об индивидуальном ходе развития человека и об основном характере воздействия окружения, а также оценку ресурсов и сильных сторон клиента. Это определяется через выявление гипо- и гиперреактивной и здоровой мышечной активности на данной стадии развития.
Еще одним важным источником для Марчер стали труды Бритт Холл, которая работала с психомоторным развитием нормальных детей и детей с задержками развития и разработала принципы помощи детям в развитии необходимых паттернов. Джин Айрес из США разработала систему «сенсорной интеграции» для помощи детям, имеющим проблемы обработки сенсорной информации.
Система Марчер, называемая бодинамикой, или психологией соматического развития, иногда сложна для понимания, потому что она объединяет знания из различных областей: физиотерапии, исследований детей с задержками развития, систем глубокого телесного осознания, возрастной психологии, спортивной психологии и различных психотерапевтических систем. Карта развития ребенка Марчер охватывает период от внутриутробной жизни до подросткового возраста. Это означает, что для использования этой системы необходимо овладение необычайно обширным спектром знаний. Анатомия, физиология, психомоторное развитие, наряду с психологическим и эмоциональным развитием, объединены здесь с психологией отношений и вопросами переноса.
Телесное эго

Психодинамическое понимание
Телесное эго определялось по целому спектру параметров. Фрэйд утверждал, что эго в основе своей является телесным эго (Эго и Ид). Другие говорили о роли тела в развитии представления о реальности (Фенихель). Подчеркивался также аспект участия тела в установлении отношений, включая ощущение внутреннего и внешнего пространства и телесных границ, «я» и «не я», его функция в установлении первичных связей (Винникот).

Другие понимают телесное эго в смысле формирования «я», включая образ тела и развитие чувства внутреннего пространства. Некоторые, вышедшие из эго-пси-хологии, предпочитают телесному эго термин «телесное «я» (Крюгер).
Подходы соматической терапии
Работа Райха в основном была направлена на освобождение пациента от блоков, препятствующих вегетативной разрядке, и высвобождение жизненной энергии (оргона), стоящей за этой разрядкой. Характерологические защиты рассматривались как структуры, которые искажают жизненную энергию, и от которых надо освободиться. Райх не использовал конструкцию эго как позитивную организующую силу. Он считал, что нормальное, здоровое функционирование достигается тогда, когда человек приходит в контакт со своим энергетическим ядром. Контакт со здоровым ядром сам по себе приводит к установлению саморегуляции. Модель здорового существования Райха основывается на принципе, что основным регулирующим механизмом энергетической системы является пульсация, охватывающая все виды, и даже как живую, так и неживую материю. Таким образом, Райха не интересовали специфически человеческие проблемы формирования личности и развития эго, связанные с развитием мозга человека. Тем не менее, ранняя работа Райха о структуре характера решающим образом повлияла на формирование идей о структуре эго и явилась основой многих дальнейших работ по структуре характера. Лоу-эн, один из основных последователей Райха и один из основателей биоэнергетики, больше оказался под влиянием эго-психологии и потребности эго в самозащите. Он выдвинул концепцию заземления (grounding), как основной задачи процесса развития, в смысле полного формирования здоровой личности. Однако, основную цель терапии Лоуэн также видел в разрушении характерологических (эго)защит.
Келеман одним из первых в райхианской традиции обратил внимание на организующие принципы соматической структуры. «Катарсическому телу», основанному на райхов-ском механизме пульсации, он противопоставил «формативное тело», подчеркивая наличие в мотивационном поведении человека импульса к большей организации.
Работа Келемана фокусируется больше не на разрушении структуры, а на развитии у человека способности глубоко чувствовать себя и участвовать в формативном процессе. Для подтверждения своей работы он рассматривает и обрисовывает процесс разворачивания эмбрионального развития и присущее филогенезу все большее развитие форм. Работа Келемана оказала обширное бенно заметно в случае Дэвида Боаделлы, который сам является наиболее влиятельным европейским райхианским терапевтом и издателем журнала «Энергия и характер», единственного длительное время существующего журнала для телесно-ориентированных терапевтов. Сейчас существует несколько школ соматической психотерапии, соединяющих различные уровни внимания к структурированию эго с активным участием клиента в процессе научения формированию границ, сдерживанию, заземлению и т.д. Термин «телесное эго» редко используется в соматической психологии, возможно потому, что работа с телом настолько обычна, что кажется очевидной. Однако, телесно-ориентированные терапевты имеют сложности с объяснением традиционным психологам важности и большой эффективности соматической работы.
Кроме того, в соматической терапии нет достаточно ясного понимания того, что делает эту работу эффективной. В результате отсутствует убедительная метапсихология.
Связь между когнитивным развитием и сенсомотроной интеграцией Сенсомоторное развитие, с эволюционной точки зрения, играет решающую роль в формировании синтезирующей функции эго. Мы знаем, что когнитивное развитие зависит от определенных аспектов моторного развития. Например, формирование двигательных паттернов играет ключевую роль в латерализации функций мозга. Задержки в ползании или в обретении тонких моторных навыков свидетельствуют о задержке когнитивного развития. Человеку легче думать, когда он может двигать руками, говорит или пишет. Пиагет определяет первые два года как сенсомоторный период когнитивного развития. Физиотерапевт Джин Айерс выявила целый ряд нарушений научения, имеющих основу в слабой сенсомоторной интеграции, в неспособности усваивать визуальные и кинестетические стимулы, в неспособности воспринимать вестибулярные ощущения, связанные с гравитацией. Она относит возникновение этих проблем к ранним стадиям Развития, включая внутриутробные и родовые травмы, и работает с ними, в частности путем активации возрастных двигательных паттернов.
Связь между аффективным опытом отношений и телесным осознанием
Если сенсомоторные проблемы ведут к задержкам и дефектам мышления, то какова связь между сенсомоторным развитием и областью аффектов и объектных отношений? Здесь мы видим влияние сферы аффектов и отношений на сенсомоторное поведение. Малер говорит: «Первый шаг — это шаг от матери». Если это так, то легко представить, как различные стили поведения матери приведут к различной степени автономности ребенка. Чрезмерно опекающая мать, боящаяся исследовательской деятельности ребенка, будет тем или иным образом сдерживать, подавлять свободу движений ребенка. Мать, которая настаивает на слишком ранней независимости ребенка, может требовать от него самостоятельных движений в ущерб заботливого контакта. В обоих случаях на всю личность ребенка накладывается отпечаток, и в частности на сенсомоторную сферу. Ребенок либо перестанет уходить, либо будет испытывать потребность в движении в неестественной степени. В обоих случаях на мышцы, связанные с данным поведением, накладывается отпечаток. Мы обнаружили, что этот отпечаток остается в теле. Это основная гипотеза, лежащая в основе теории соматического развития Марчер. Т.е. на мышечном уровне возможны два основных вида реакции тела на сильное стрессовое воздействие: либо отказ, смирение, что мы называем гипореактивностью, либо борьба или состояние сверхконтроля, что мы называем гиперреактивностью. Мышца имеет нормальный тонус, если нет отклонения ни в том, ни в другом направлении. Тогда мы говорим, что данная мышца обладает ресурсами. Степень тонуса мышцы говорит также о степени осознания человеком психологического материала, связанного с данной мышцей.
Здоровое телесное эго зависит отчасти от соотношения мышц, находящихся в нормальном или относительно слабом гипер- или гипореактивном состоянии. Если в результате возрастной или шоковой травмы в тканях тела произошли значительные нарушения, телесное сознание (ощущения, эмоции) оказывается искаженным или подавленным. В психологии соматического развития Марчер акцент делается на усилении структуры эго через развитие глубокого телесного осознания. Основной принцип клинической работы с телесным эго заключается в способности клиента различать разные уровни телесного осознания и использовать эту информацию для исследования реальности, развития образа тела, различения внутреннего и внешнего, получения удовольствия от ощущения бытия и того источника, из которого берет начало его «я». Телесное осознание является мостом между познавательными способностями и эмоциями. Это платформа, с которой могут быть интегрированы и усвоены различные импульсы и ассоциации. Это место, где могут быть усвоены и сохранены разные уровни стимуляции и активации нервной системы.
Принципы Психологии соматического развития, разработанные Марчер и ее коллегами

Психомоторные ресурсы
Определяя телесное эго можно сказать, что ключевым компонентом здорового телесного эго является способность адаптироваться к новым стимулам. Концепция психомоторных ресурсов«Марчер подразумевает способность синтезировать и реагировать на нарушения равновесия. Пиагет описывает механизм равновесия-нарушения равновесия как центральный принцип природы всего развития. Организм достигает определенного уровня организации. Новый стимул создает нарушение равновесия. Организм приспосабливается к новому стимулу, ему необходим новый, более высокий, уровень организации.

Айерс, чья модель сенсомоторной интеграции только что упоминалась, описывает очень сходный механизм в связи с психомоторным развитием: «В наибольшей степени сенсомоторная организация происходит в процессе адаптивной реакции… Кроме того, каждая адаптивная реакция ведет к дальнейшей интеграции ощущений, которые возникают в результате этой реакции. Хорошо организованная адаптивная реакция ведет к более организованному состоянию мозга» {Айерс, стр.14). Появление новых моторных способностей на каждом новом уровне развития открывает новые возможности взаимодействия с миром. Важнейшей причиной внимания к психомоторному развитию является то, что новые моторные ресурсы влияют на изменение сознания ребенка. Новые моторные навыки подразумевают новый сенсорный опыт. «Реальность» расширяется. Именно сенсорные способности позволяют человеку адаптироваться.
Взаимные связи
По мнению Марчер, движущей силой человеческого существования является желание ощущения связей с другими людьми и с окружающим миром. Психомоторная активность не может быть отделена от объектных отношений, потому что сенсомоторное развитие всегда происходит в связи с окружающим миром. Поскольку развитие человека происходит в коллективной и индивидуальной жизни, здоровая индивидуированная личность естественно движется к большему укоренению в реальности и большей связанности с миром. Связи устанавливаются через посредство эго, через посредство ресурсов. Здоровые отношения возможны при наибольшем осознании «реальности». Телесная реальность опосредуется через телесные ощущения.
Травма ведет к нарушению взаимных связей
Если ребенок не может преобразовать и усвоить нанесенную травму, телесное эго начинает терять важные сферы функционирования, что будет сдерживать дальнейшее развитие. Сенсорное поле окажется уменьшенным или расщепленным, а основная интегрирующая система — подавленной. Произойдет ослабление или искажение оценки реальности, образа тела, эмоционального богатства и восприятия моторных способностей. Возникнут нарушения научения, недостаток удовольствия и согласованности в функционировании тела, неспособность устанавливать четкие телесные границы или доверять физическому контакту, а также другие нарушения в смысле чувства безопасного существования. Будут нарушены удовлетворение потребностей, формирование или контроль импульсов и здоровое чувство преднамеренности.
Возрастная или шоковая травмы оказывают непосредственное воздействие на процессы тела и формирование телесного эго. Здоровый организм способен в некоторой степени усвоить и трансформировать травму и достичь нового, даже более высокого, уровня организации.
Сенсорное поле и процесс изменения
По сравнению с работой с эмоциями или с когнитивным пониманием, сенсорная информация часто недооценивается как сфера, через которую можно произвести глубокие структурные изменения в человеке. Благодаря интенсивной работе с телесными ощущениями, связанными с разными состояниями, мы обнаружили, что внимание к сенсорным сигналам дает значительные результаты. Сосредоточение в первую очередь на сенсорной активности и интеграция ощущений с эмоциями и когнитивным инсайтом делает возможными существенные структурные изменения. Наиболее интенсивный опыт в этой работе часто приходит тогда, когда достигнута высокая степень развития сенсорного поля, и затем, в состоянии высокой чувствительности, осуществляется активация возрастной моторной последовательности. По мере повышения двигательной организации устанавливается обратная связь, при которой ощущения поставляют моторным паттернам информацию, которая способствует более тонкой настройке движений. Это, в свою очередь, обеспечивает большую сенсорную информацию, которая опять передается движениям. Это ведет к пиковому опыту, который запечатлевается на нервно-мышечном уровне и в значительной степени ответственен за создание новых психомоторных ресурсов. Мышечная активность, лишенная ощущений, не ведет ни к каким изменениям.
12 характеристик психомоторного развития

Понятие характеристик развития это впервые было введено Анной Фрейд.
Марчер описывает двенадцать характеристик развития, относящихся к формированию телесного это. Это баланс, центрирование, заземление, формирование границ, связывание, чувственность, познание (когнитивное развитие), независимость, эмоции, способность к установлению контакта, направление и духовность. Появление этих характеристик можно обнаружить во внутриутробном и перинатальном периодах, и затем наблюдать их развитие на разных возрастных стадиях. Моторное развитие в основном завершается к семи или восьми годам, и затем в подростковом периоде идет его совершенствование.
Период между внутриутробным развитием и семи годами мы разделили на 7 стадий: существование (от второго триместра (трехмес. срок) до 3 месяцев), потребность (от 1 месяца до 18 месяцев), автономия (8 месяцев — 2,5 года), воля (2-4 года), любовь/сексуальность (3 года), формирование мнения (5-8 лет), солидарность/исполнение (7-12 лет) (см. вторую часть). Мы пытались, где это возможно, связать определенные моторные функции с определенными психологическими функциями, и мы наблюдали, как каждая характеристика развития совершенствуется на каждой из семи стадий. Мы не имеем в виду, что в этом процессе не участвуют другие системы: нервная система, ткани органов, язык и т.д. — все совместно включены в процесс развития. Но уникальная особенность мышечной активности состоит в том, что она управляется центральной, произвольной нервной системой и поэтому отражает развитие эго/произвольных процессов. Все эти категории имеют области пересечения, и функции разных мышечных групп также пересекаются. Далее следуют краткие примеры из некоторых категорий.
В случае заземления, например, первоначально ребенок заземляется с телом матери через матку. Затем, продвигаясь во время рождения через родовой канал, ребенок использует двигательный рефлекс ног. Вне матки, однако, ребенок еще не может использовать свои ноги, и поэтому лучше всего заземляется лежа на животе, в позиции, которую он часто сам находит. В шесть месяцев ребенок обычно уже начинает сидеть и заземляется через таз. В 8-9 месяцев активизируются мышцы, обеспечивающие ползание, давая таким образом новые возможности для заземления. Когда ребенок учится стоять в 10 месяцев, активизируются новые мышцы. И позже включаются еще другие мышцы, способствующие стабилизации и большей устойчивости вертикальной позы.
Между тремя и шестью годами у ребенка активизируются новые мышцы таза, которые используются для настройки более тонких способностей в плане заземления. Начав использовать заземление в связи с когнитивным развитием, ребенок может использовать свое тело для заземления в собственном мнении, и позже для заземления в отношениях с ровесниками, в формировании группы и развитии культурных норм. И затем, для того чтобы справиться с превратностями подросткового возраста. Телесное эго в основном формируется в детстве (к семи годам сенсорное и моторное развитие в основном завершается), но продолжает совершенствоваться в латентный, подростковый периоды и у взрослого.
Баланс начинается с рефлекса падения (рефлекс Моро) у новорожденного и удерживания головы при помощи подзатылочных мышц. Позже ребенок учится перерываться и экспериментирует с гравитацией и балансом. Начиная ползать и ходить, ребенок учится уравновешивать левую с правой и верхнюю с нижний части тела. Далее ребенок начинает осваивать более тонкие навыки равновесия и, благодаря активации новых стабилизирующих мышц таза, может уже стоять на одной ноге. Во время эдиповой фазы ребенок продолжает осваивать баланс таза, а также учится уравновешивать сердечные чувства с сексуальными и чувственными. Через наблюдение и собственный опыт ребенок учится уравновешивать мужское и женское в своем окружении. Между 5 и 8 годами он учится управлять верхней частью спины. Эта способность появляется в то время, когда ребенок учится уравновешивать и принимать различные мнения об окружающем мире. Во время позднего латентного периода ребенок совершенствует физический баланс путем интенсивных физических занятий — катания на скейтборде, верховой езды, занятий музыкой и т.д. В это время моторное развитие в основном завершено, и основные группы мышц активизированы. В это время ребенок также учится уравновешивать свои собственные потребности с потребностями группы.
Связывание внутри матки осуществляется через посредство пуповины и фасциальных прикреплений в верхней части спины (где плод обычно примыкает к стенкам матки). В течение всей жизни функция связывания особенно соотносится с дыханием, а также с тесным физическим контактом. В ранние периоды жизни основными мышцами, отражающими функцию связывания, являются Serratus anterior (передняя зубчатая мышца) (верхний отдел), которые участвуют в процессе дыхания и в функции протягивания-доставания. Это также область, через прикосновение к которой обычно проявляется забота. Поз же в установление физических связей ребенка участвует глубокая мышца туловища, Psoas, которая инициирует движения ног и интегрирует движения всего тела, а также появляется глубокое чувство центрирования. Между 3 и 6 годами включается еще одна дыхательная и связанная с областью сердца мышца, Serratus posterior Superior (верхняя задняя зубчатая мышца), участвующая в углублении сердечных чувств ребенка. Позже активируется Serratus posterior inferior (нижняя задняя зубчатая мышца), также связанная с сердцем и грудной клеткой через фасциальные прикрепления. Она расширяет дыхательную систему и обогащает ощущения в сердечной области. Связывание соотносится еще с одной из двенадцати категорий, способностью к установлению контакта. Хотя установление контакта больше относится к способности ребенка к активации окружения посредством контакта глазами, протягиванием-доставанием, отталкиванием, умением договариваться и т.д.
Формирование границ. Во время внутриутробной или ранней младенческой жизни ребенок имеет слабые границы, или не имеет их совсем. Границы начинают формироваться, когда ребенок начинает отталкиваться руками (Serratus anterior) и физически отдаляться от матери при помощи ползания (Gastrocnemious). Затем, когда ребенок учится стоять, мышцы ног (Vastus lateralis) и плечей способствуют установлению гораздо более сильного физического ощущения границ, обеспечивая более вертикальную позу и помогая ребенку отвергать нежелаемые ожидания. Неудивительно, что эти мышцы развиваются между 2 и 4 годами, когда ребенок учится говорить «нет» и использовать собственные силу и гнев. Тогда он хочет иметь собственную силу, власть и сохранять при этом контакт. Энергетические границы, которые в основном формируются к 2-3 годам и могут быть отнесены к разрешению кризиса воссоединения, мы отличаем от физических границ, которые продолжают развиваться и укрепляться в течение латентного периода.
Чтобы развить здоровое чувство направления, ребенок должен быть способен чувствовать собственные потребности и импульсы. Когда, начиная ползать, ребенок приближается к объектам или удаляется от них, активируется gluteus minimus. Позже, благодаря активации основной внутренней мышцы-ротатора, Piriformis, ребенок приобретает способность изменять направление во время ползания. Расширяются его возможности выбора направления. Когда ребенок начинает ходить, мышца большого пальца ноги позволяет ему еще более точно изменять направление. Еще одна мышца, из подколенной группы, участвует в создании возвратного и поступательного импульсов. Позднее функция направления приобретает более психологический смысл: ребенок учится исполнять определенную роль и придавать ориентацию своей идентичности. Принятие определенного мнения обеспечивает когнитивное направление. В позднем латентном периоде, когда развитие координации мышц подходит к завершению, через определение своих способностей, в спорте или в чем-то еще, развивается чувство направления в жизни. Роль тела редко связывается с когнитивным развитием, хотя исследования показывают, что моторное развитие связано с когнитивными процессами. Когда определенные этапы моторного развития не получили достаточного разрешения, очевидна когнитивная недостаточность. Во время мыслительных процессов можно наблюдать значительную телесную активность. Подзатылочная группа мышц удерживает голову. Если эти мышцы слишком напряжены, энергия блокируется в голове, и мышление становится изолированным процессом. Если мышцы слишком ослаблены, существует тенденция к потере способности мышления в условиях стресса.
Когда ребенок начинает осваивать звуки и речь, становятся активными мышцы лица. Слова, основа когнитивного функционирования, на самом деле ощущаются в теле и организуются телом. Когнитивное развитие опосредуется прикосновением, доставанием, указыванием и хватанием. Эти действия являются каналами для информации и интеграции, оформляющими внутреннюю картину внешнего мира. Мышцы задней поверхности шеи, развиваясь, обеспечивают способность фокусирования внимания. Некоторые участки фасции головы (Galia Apponeurosis) активируются в период, когда ребенок приобретает способность строить краткосрочные планы. Когда эта фасция развивается полностью, примерно в возрасте 5-8 лет, происходит дальнейшее расширение когнитивных способностей, включая способность к долгосрочному планированию. Клиенты, у которых эта фасция сильно напряжена, имеют проблемы с планированием в своей жизни. В тот же период, с 5 до 8 лет, у ребенка больше развивается способность придерживаться определенного мнения. Мы обнаружили, что при выражении мнения задействуются некоторые мышцы кисти руки (те, которые участвуют в отведении большого пальца и мизинца). Пониженный или повышенный тонус этих мышц соотносится с неспособностью придерживаться определенного мнения или с жесткой приверженностью определенному мнению.
Будучи телесно-ориентированными психотерапевтами, мы часто сталкиваемся с проявлениями «энергии» в наших клиентах. «Энергия», предмет споров, будь то электромагнитная, биохимическая, оргономическая или высшая духовная энергия, является частью человеческого опыта и часто проявляется при исследовании глубинных телесных процессов. Некоторые клиенты обладают особой чувствительностью к ощущению и зрительному восприятию энергетических полей, а также к переживанию духовного опыта.
Клиентами с такой чувствительностью часто (хотя и не всегда) являются те, кто имел значительные травмы в ранние периоды жизни. Поэтому бывает трудно отличить действительные проявления энергии от диссоциативных процессов, фрагментов памяти и т.п. Тем не менее, у нас создалось убеждение, что чувствительность к энергии существует, и что она также подлежит естественному процессу развития. Большую чувствительность к энергии у клиентов с ранними травмами мы объясняем тем, что дети более открыты энергии (т.к. эго-структуры экранируют энергию), и поэтому они более склонны использовать ее как дополнительный ресурс в условиях сильного стресса.
Концепция психомоторных ресурсов играет решающую роль в практике психологии соматического развития. Активацию ресурсов клиента мы считаем основной Функцией терапии. Что такое моторные ресурсы? Возможно, это стало более понятно благодаря данному краткому описанию некоторых характеристик развития телесного эго. Каждая новая моторная активность, приобретаемая ребенком, дает новые возможности для исследования мира и таким образом является ресурсом. Активация ресурсов означает переведение, определенной моторной активности в функциональную сферу путем «общения» с соответствующими мышцами клиента в контексте психологического материала, с которым они связаны, и в условиях безопасных отношений с терапевтом. Психопатология с моторной точки зрения понимается либо как утрата ресурсов, либо их блокирование до состояния потери функциональности.
Понимание психопатологии как утраты ресурсов имеет значение для терапии. В райхианской традиции существовала тенденция рассматривать характер как помеху, как «панцирь», который необходимо разрушить. Эта точка зрения неправомерна по двум пунктам. Она не признает, что характер обусловлен как «дырами» в защите, так и излишней жесткостью, а также рассматривает некоторые естественные процессы развития как дисфункциональные. Чтобы это развивалось, ребенок должен приобрести определенные формы для сдерживания энергии, для защиты себя от чрезмерных внешних стимулов и для изолирования от внутренних стимулов, которые не могут быть интегрированы. Ребенок естественным образом учится подавлять различные импульсы и знания, чтобы иметь возможность развиваться дальше в соответствии с возрастными потребностями. Это относит ся к привязанностям, любви и ненависти, травмам, к сексуальности и духовности.
Позже все эти импульсы снова появляются в жизни, когда эго достаточно развито и зрело, чтобы справиться с подобным опытом. Подход с позиций ресурсов позволяет обратиться к специфическим конфликтам, которые удерживают данные ресурсы от полной функциональности.
Продолжение следует …
 
© Петер Бернхард, Мариан Бениен
Верстка и подготовка к публикации — Александр Сорокин


http://www.salsor.ru/idea/texts/bernhard-benien/
 
« Назад
Яндекс.Метрика