Книги

Фрейд З. ПОЛОЖЕНИЕ О ДВУХ ПРИНЦИПАХ ПСИХИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Фрейд З.
ПОЛОЖЕНИЕ О ДВУХ ПРИНЦИПАХ ПСИХИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Зигмунд ФРЕЙД
1
Нам приходилось давно уже отмечать, что следствием каждого невроза, а следовательно, и его тенденцией — является отдаление больного от реальной жизни, отчуждение его от действительности. Подобный факт не мог ускользнуть от наблюдений P. Janet, он указывал на потерю “de la fonction du réel” как на особое свойство невротиков, не вскрыв, однако, связи этого расстройства с основными условиями всякого невроза.2
Введение понятия о процессе вытеснения в генезис невроза дает нам возможность рассмотреть эту зависимость. Невротик отвращается от действительности, потому что он находит ее невыносимой для себя, в целом или в части. Крайним типом подобного отвращения от действительности являются особые случаи галлюцинаторного психоза, в которых подвергается отрицанию событие, вызвавшее безумие (Griesinger). Собственно говоря, именно так поступает каждый невротик по отношению к какой-либо части действительности.3 Перед нами встает теперь задача — исследовать развитие от-
 
1 Jahrbuch für psychoanalyt. und psychopathologische Forschungen, Bd. III. 1911.
2 P. Janet. Les Nevroses. 1909. Bibliotheque de philosophie scientifique.
3 Изумительно ясное предчувствие этой причинной связи недавно указано О. Rank'oм в одном месте у Шопенгауэра (“Мир как воля и представление”, т. II. См. Zentralblatt für Psychoanalyse, вып. 1 — 2, 1910).
- 98 -
ношения к реальности невротика и человека вообще и таким образом включить психологическое значение реального внешнего мира в состав нашего учения.
В психологии, основанной на психоанализе, мы привыкли считать исходным моментом бессознательные душевные процессы, особенные свойства которых вскрываются перед нами при помощи анализа. Мы рассматриваем их как более старые, первичные, как остатки такой стадии развития, в которой они являлись единственной формой душевных переживаний. Высшую тенденцию, которой подчиняются эти первичные процессы, легко заметить. Она называется принципом удовольствия-неудовольствия (или, короче, — принципом удовольствия). Эти душевные процессы имеют стремление доставить себе удовольствие. От переживаний, могущих вызвать неудовольствие, психическая деятельность отвращается (вытеснение). Наши ночные сновидения, наше стремление наяву оторваться от гнетущих впечатлений — остатки господства этого принципа — доказывают его могущество.
Я повторю положение, подробно развитое мною уже в другом месте (в общей части “Толкования сновидений”), если укажу, что психическое состояние покоя первоначально было нарушено властными запросами внутренних потребностей, — в этом случае желанное выдвигалось просто в виде галлюцинации, как это и теперь еще еженощно происходит в наших сновидениях.1 И только отсутствие ожидаемого удовлетворения — разочарование — привело к отказу от такой попытки удовлетворения путем галлюцинации. Вместо этого психический аппарат должен был решиться представить себе реальные соотношения внешнего
 
1 Состояние сна может вернуть нам подобие душевной жизни до признания реальности, так как в основе сна лежит намеренное отрицание ее (желание спать).
- 99 -
 
 
мира и стремиться к их реальному изменению. Таким образом, был введен новый принцип душевной деятельности. Представлялось уже не то, что приятно, а то, что действительно, даже если оно и неприятно.1 Это введение принципа реальности повлекло за собой большие последствия.
1. Прежде всего, новые требования сделали неизбежным ряд приспособлений психического аппарата, на которые мы, вследствие недостаточных или не вполне проверенных знаний, можем указать только мимоходом.
Возросшее значение внешней реальности повысило роль обращенных к внешнему миру органов чувств и связанного с ними сознания, которое, помимо интересовавших до сих пор психику качеств — удовольствия и неудовольствия, научилось воспринимать и
 
1 Я попробую дополнить это схематическое изложение несколько более подробным развитием темы. Мне с полным правом могут возразить, что подобная организация, покорная принципу удовольствия и пренебрегающая реальностью внешнего мира, не могла бы сохраниться в течение даже самого короткого срока и вообще не могла бы возникнуть. Применение подобной фикции оправдывается, однако, тем наблюдением, что грудной ребенок, пользующийся материнским уходом, приблизительно осуществляет именно такую психическую систему. Вероятно, он переживает галлюцинацию исполнения его внутренних потребностей; при возрастающем раздражении и отсутствии удовлетворения потребностей он выражает свое неудовольствие в моторном проявлении — в виде крика и барахтанья — и вслед за тем получает галлюцинаторное удовлетворение. Впоследствии, уже выйдя из грудного возраста, он научается намеренно употреблять эти же моторные проявления в качестве выразительных жестов. Так как уход за грудным ребенком служит образцом для последующего воспитания детей, то господство принципа удовольствия может окончиться, собственно говоря, только с полным отделением от родителей.
- 100 -
качества, определяемые органами чувств. Была выработана особая функция — внимание, в задачу которого входило периодически обследовать внешний мир для того, чтобы данные его наперед были известны, если появится неотвратимая внутренняя потребность. Эта деятельность идет навстречу впечатлениям чувств, вместо того чтобы ожидать их появления.
Весьма вероятно, что одновременно с этим была введена система отметок, которая должна была сохранять продукты этой периодически осуществляемой деятельности сознания, — часть того, что мы называем памятью.
Вместо вытеснения, исключавшего из нагрузки часть всплывающих представлений как вызывающих неудовольствие, возникло беспристрастное суждение, которое должно было решить, верно или неверно определенное представление, т. е. созвучно ли оно с реальностью, и решало это при помощи сравнения со следами воспоминаний о той же реальности.
Моторное проявление, служившее во время господства принципа удовольствия разгрузке душевного аппарата от добавочного раздражения и осуществлявшее эту задачу через направляемые внутрь тела иннервации
 
Прекрасный пример психической системы, отделенной от раздражений внешнего мира и удовлетворяющей даже потребностям питания аутически (термин Bleuler'a), дает нам птичье яйцо, заключенное в скорлупу вместе с запасом питания, так что материнский уход ограничивается притоком тепла.
Я сочту это не поправкой, а расширением приведенной схемы, если относительно системы, действующей по принципу удовольствия, спросят о приспособлениях, при помощи которых она может отдалить от себя раздражения реального мира. Эти приспособления — только коррелят “вытеснения”, которое само обращается с внутренними неприятными раздражениями так, как будто они были внешними, т. е. относит.
- 101 -
(мимика, выявления аффекта), приобрело теперь новую функцию — обращение к целесообразному изменению действительности. Оно превратилось в действие.
Ставшая необходимой задержка моторного проявления (действия) осуществлялась процессом мышления, постепенно возникшего из представления. Мышление было снабжено свойствами, благодаря которым душевный аппарат мог перенести повышенное возбуждение, усилившееся от задержки проявления. По существу это есть пробное действие, оперирующее с перемещением меньших количеств нагрузки при меньшей затрате (проявлении) последней.
Для этого стал необходимым перевод свободно перемещаемой нагрузки в связанную — и это последнее достигалось через поднятие общего уровня всего процесса нагрузки.
Первоначальное мышление было, вероятно, бессознательным, отличаясь от простого представления тем, что оно поднималось над ним и обращалось к отношениям между впечатлениями от объектов; оно получило дальнейшие для сознания ощутимые свойства только через связь с остатками слов.
2. По-видимому, существует общая тенденция нашего душевного аппарата, которую можно отнести к экономическому принципу сбережения: она выявляется в упрямом цеплянии за имеющиеся в ее распоряжении источники удовольствия и в трудности отказа от последних. С введением принципа реальности откололся вид мыслительной деятельности, свободной от критерия реальности и подчиненной исключительно принципу удовольствия,1 — это фантазирование, которое начинается еще с детских игр и, продолжаясь в
 
1 Подобно тому, как нация, богатство которой основано на эксплуатации земли, тем не менее отгораживает определенную область, которая оставляется в первобытном
- 102 -
виде сна наяву, совершенно отказывается от всякой опоры в реальных объектах.
3. Замена принципа удовольствия принципом реальности со всеми вытекающими отсюда психическими последствиями, схематически представленная нами в едином предложении, — в действительности осуществляется не сразу и не одновременно по всей линии. В то время как стремления, связанные с личным “Я”, проходят этот путь развития, сексуальные стремления в значительной степени уклоняются от них. В ранней стадии развития половые влечения аутоэротичны. Они находят удовлетворение в собственном теле и поэтому не встречают отказа, который потребовал бы введения принципа реальности. Возникающий же у них впоследствии процесс отыскания объекта испытывает вскоре длительный перерыв благодаря возникновению скрытого периода, задерживающего половое развитие до наступления половой зрелости. Эти оба момента — аутоэротизм и скрытый период — влекут за собой задержку в психическом развитии полового влечения и этим самым сохраняют последнее на более продолжительное время под господством принципа удовольствия, от которого половое влечение у многих лиц уже никогда не может избавиться.
В результате устанавливается более тесная связь, с одной стороны, между половым влечением и фантазией, с другой, между влечениями “Я” и деятельностью сознания. Эта связь оказывается, как у здоровых, так и у невротиков, очень тесной, несмотря на то, что вследствие высказанных соображений из генетической психологии она должна быть отнесена ко вторичным явлениям.
 
состоянии для того, чтобы сохранить ее от культурных изменений (Национальный парк Иеллоустоун в США).
- 103 -
Именно продолжающееся влияние аутоэротизма и создает условия для того, чтобы более легкое, мгновенное и фантастическое удовлетворение сексуальным объектом так долго предпочиталось реальному, требующему труда и отсрочки. Вытеснение остается всемогущим в царстве фантазии; оно в состоянии приостановить представления in statu nascendi, не доводя их до сознания, если включение их может дать повод к возникновению неудовольствия. Это и есть то слабое место нашей психической организации, при помощи которого мыслительные процессы, даже ставшие уже рациональными, могут вновь подводиться под господство принципа удовольствия. Значительная часть психических предрасположений к неврозу вызывается, таким образом, более поздним приспособлением полового влечения к соблюдению условия реальности и теми обстоятельствами, которые вызывают запоздание.
4. Как стремящееся к удовольствию “Я” может только желать, искать удовольствия и избегать неудовольствия, так стремящееся к реальности “Я” должно искать пользы и застраховать себя от вреда.1
В действительности замена принципа удовольствия принципом реальности не означает вовсе устранения принципа удовольствия, а только подкрепление этого последнего. Мгновенное, но сомнительное по своим последствиям удовольствие устраняется только для того, чтобы на новом пути обеспечить себе более надежное, хотя и отсроченное. Однако внутреннее психическое впечатление этой замены было до того велико, что оно отразилось в религиозном мире. Учение о награде
 
1 Преимущества второго “Я” перед первым Б. Шоу метко выразил словами: “Быть в состоянии выбрать линию наибольшей выгоды, вместо того чтобы отступать по линии наименьшего сопротивления” (Человек и сверхчеловек. Комедия и философия).
- 104 -
на том свете за добровольный или вынужденный отказ от земных наслаждений — не что иное, как мифическая проекция этого психического переворота. Религия смогла, последовательно руководствуясь этим примером, провести абсолютный отказ от земных радостей, суля возмещение в будущей жизни. Но этим путем не было достигнуто преодоления принципа удовольствия. Лучше всего удается это преодоление науке; впрочем, и она доставляет во время работы интеллектуальное удовольствие и обещает конечный практический выигрыш.
5. Воспитание может быть определено, без дальнейших оговорок, как побуждение к преодолению принципа удовольствия и к замещению его принципом реальности. Оно пытается помочь изложенному процессу развития “Я”, пользуясь при этом любовью воспитателей в виде награды, и поэтому не достигает цели, если избалованное дитя убеждено, что оно обладает этой любовью и без того и не может ни при каких обстоятельствах потерять ее.
6. Искусство своеобразным путем достигает примирения этих двух принципов. Художник — это человек, отвращающийся от действительности, потому что он не в состоянии примириться с требуемым ею отказом от удовлетворения влечений; он открывает простор своим эгоистическим и честолюбивым замыслам в области фантазии. Однако из этого мира фантазий он находит обратный путь в реальность, преображая, благодаря своим особым дарованиям, свои фантазии в новый вид действительности, который принимается человечеством как ценное отображение реальности. Таким образом, он становится действительно героем, королем, творцом, любимцем, каким он хотел стать, избавляясь от необходимости действительного изменения внешнего мира.
Это ему удается только потому, что другие люди, как и он сам, испытывают то же самое недовольство
- 105 -
 
от требуемого в реальности отказа, и потому еще, что это недовольство само есть часть реальности.1
7. В то время как “Я” проделывает превращение из “Я”, стремящегося к удовольствию, в “Я”, стремящееся к реальности, сексуальные влечения претерпевают ряд изменений — от первоначального аутоэротизма через различные промежуточные фазы к направленной на объект любви, служащей функции размножения.
Если верно предположение, что каждая ступень этих обоих путей развития может стать базой какого-нибудь предрасположения к невротическому заболеванию, то напрашивается мысль поставить выбор формы позднейшего заболевания (выбор невроза) в связь с тем, в какой фазе развития “Я” и либидо наступила предрасполагающая задержка. Таким образом приобретает неожиданное значение — еще не исследованное — течение обоих процессов развития во времени и возможное передвижение их по отношению друг к другу.
8. Самое поразительное свойство бессознательных (вытесненных) процессов, к которому каждый исследователь привыкает только путем большого преодоления себя самого, заключается в том, что для них критерий реальности не имеет никакого значения — мыслимая реальность приравнивается к внешней действительности, желание — к осуществлению, к событию, как это непосредственно вытекало из господства старого принципа удовольствия. Потому-то так трудно отличить бессознательную фантазию от ставших бессознательными воспоминаний.
Потому-то надо остерегаться ошибки, как бы не внести в вытесненные психические образования оценку из реального мира или недостаточно высоко оценить значение фантазий только потому, что они нереальны,
 
1 См. работу О. Ранка “Художник”. Вена, 1907.
- 106 -
или же пытаться вывести невротическое чувство вины из чего-нибудь другого на том основании, что нет налицо действительно совершенного преступления. Каждому вменяется в обязанность пользоваться той валютой, которая в исследуемой стране является господствующей. В нашем случае — это невротическая валюта. Попробуем для примера истолковать такой сон. Человек, когда-то ухаживавший за своим отцом во время его длительной смертельной болезни, сообщает, что в последующие после кончины отца месяцы он не раз видел сон: “отец снова жив и беседует с ним, как обычно; при этом он сам, однако, очень болезненно переживает ощущение, что отец все-таки умер, но сам он об этом не знает”. Нет другого пути к распознанию противоречивого на первый взгляд сна, как прибавление “по его желанию” “или вследствие его желания” после слов “что отец все-таки умер”, и приставка: “что он этого желал” к последним словам. Мысль сна тогда означает: ему неприятно вспоминать, что он должен был желать отцу смерти (как освобождения от страданий) еще при его жизни и “как было бы ужасно, если бы отец об этом мог догадаться”.
Здесь, таким образом, налицо известный случай самоупреков после потери любимого человека. Здесь этот упрек связан с инфантильным значением желания смерти отцу.
Недостатки этого маленького очерка, скорее подготовительного, чем исчерпывающего, извинительны только в малой степени, если я назову их неизбежными. В коротких положениях о психических последствиях приспособления к принципу реальности я вынужден был высказать суждения, от которых я предпочел бы воздержаться и обоснование которых еще потребует немало усилий. Но я буду надеяться, что благосклонно настроенный читатель заметит, где именно в настоящей работе начинается господство реальности.
- 107 -
 
ПРИМЕЧАНИЕ. Номера страниц в данном тексте указаны так, как даны в книге.
 
Текст печатается по изданию: Зигмунд ФРЕЙД. Основные психологические теории в психоанализе. Очерк истории психоанализа: Сборник. СПб., “Алетейя”, 1998. / Фрейд З. Положение о двух принципах психической деятельности. С 98 – 107.
 
 
Источник - ОСТРОВ ДОБРОТЫ ТАТЬЯНЫ БОННЕ (http://kindnessisle.narod.ru/)
З. Фрейд
 
« Назад
Яндекс.Метрика