Книги

Лоуэн А. “Психология тела (Телесноориентированный биоэнергетический психоанализ)”

Лоуэн А. “Психология тела (Телесноориентированный биоэнергетический психоанализ)”
 
Содержание
ПРЕДИСЛОВИЕ.. 2
ВВЕДЕНИЕ. 3
ГЛАВА 1. ДУХОВНОСТЬ И ГРАЦИЯ.. 5
ГЛАВА 2. ПОНЯТИЕ ЭНЕРГИИ.. 13
ГЛАВА 3. ДЫХАНИЕ.. 23
ГЛАВА 4. БЛАГОДАРНОЕ ТЕЛО: УТРАТА ГРАЦИИ.. 32
ГЛАВА 5. ОЩУЩЕНИЯМ ЧУВСТВА.. 38
ГЛАВА 6. СЕКСУАЛЬНОСТЬ И ДУХОВНОСТЬ. 48
ГЛАВА 7. ЗАЗЕМЛЕНИЕ: СВЯЗЬ С РЕАЛЬНОСТЬЮ... 57
ГЛАВА 8. СТРУКТУРНАЯ ДИНАМИКА ТЕЛА.. 67
ГЛАВА 9. ЛИЦОМ К МИРУ.. 80
ГЛАВА 10. СПОКОЙСТВИЕ РАЗУМА.. 90
ГЛАВА 11. ЛЮБОВЬ И ВЕРА.. 95
ГЛАВА 12. СОЗНАНИЕ СЕРДЦА.. 99


 


ПРЕДИСЛОВИЕ

Биоэнергетика – это современный метод психотерапии, уходящий корнями в техники работы Вильгельма Райха, ав­стрийского психоаналитика, который обогатил психоанализ так называемой работой с телом (body-work). Создатель биоэнерге­тики - американский психиатр и психотерапевт Александр Лоуэн (родился в 1910 г.) был его пациентом, затем студентом и сотрудником. Взяв у Райха основные понятия об энергетичес­кой основе психофизических процессов, он развил свою кон­цепцию психотерапии и основал в 50-х годах Институт Биоэ­нергетического Анализа в Нью-Йорке. На протяжении после­дующих тридцати лет возникло несколько десятков подобных учреждений во многих странах.
Биоэнепгстика рассматривает функционирование пси­хики человека в категориях тела и энергии, считая источником неврозов, депрессий и утраты самоидентичности подавление чувств, которое проявляется в виде хронических мышечных напряжений, блокирующих свободное течение энергии в орга­низме. В процессе развития личности, появившись в раннем детстве, закрепляются специфические навыки избегания боли, отчаяния и страха, и способы получения безопасности и любви окружающих. Они приводят к развитию структуры характера человека, который складывается из часто искаженного образа мира и собственной личности, ригидных схем поведения и чув­ствования, а также ограничивающих жизненность организма паттернов "самообладания", называемых "характерологическим панцирем". Таким образом, физический облик человека сим­волически отражает его психику. Терапия состоит из познава­ния структуры характера и "оживления" замороженных в теле эмоций. Это приводит к освобождению больших запасов энер­гии, затрачиваемых до этого на сдерживание телесных импуль­сов, которая может быть использована в менее стереотипных, более творческих формах приспособления и развития индиви­дуальности. Особое значение имеет восстановление свободно­го дыхания, нарушения которого тесно связаны со страхом. Целью терапии является разблокирование ограничений разви­тия личности. В центре внимания находится развитие эго и интеграция его с организмом так, чтобы энергетически эконо-мично связывать удовлетворение основных эмоциональных потребностей и личных стремлений с реалистической ориента­цией в окружающем мире. Зрелая личность имеет контакт с внутренней энергетической пульсацией организма и изменяю­щимися чувствами. Она в состоянии в равной степени как кон­тролировать их экспрессию, так и отключать самоконтроль, отдаваясь потоку спонтанности (например, во время оргазма, в творческом экстазе и т.д.) Она имеет доступ в равной степени как к неприятным чувствам страха, боли, злости или отчаяния, так и к приносящим удовольствие сексуальным переживани­ям, радости, любви и сочувствию. Телесным выражением эмо­ционального здоровья является грация движений, хороший мышечный тонус, хороший контакт с окружающими людьми и почвой под ногами (в терминологии биоэнергетики это "зазем-ленность"), ясный взгляд и мягкий приятный голос.
Сохраняя приближенную к современному психоанали­зу методику, психологическая работа в биоэнергетике исполь­зует прикосновение и давление на напряженные мышцы на фоне глубокого дыхания в специальных позициях. Пациент выпол­няет упражнения, расширяющие осознавание тела, развиваю­щие спонтанную экспрессию и психофизическую интеграцию. Полная индивидуальная программа биоэнергетической терапии длится около трех лет. Её прохождение, кроме всестороннего образования, обязательна для получения права использования биоэнергетики в терапевтической практике.
Коледа СВ.

ВВЕДЕНИЕ.

"Мудрые люди прочитают твою прошедшую жизнь по твоему внешнему виду, походке, поведению. Свойство природы - самовыражение. Даже самая маленькая деталь тела что - нибудь покалывает. Лицо человека как зеркало отражает то, что делается внутри. "
Ральф Вальдо Эмерсон
В этой книге я попробую показать, что здоровье имеет духовную сторону. Мы увидим, что субъективное ощущение здоровья - это чувство удовольствия, получаемое от тела, кото­рое иногда достигает степени радости. Именно в таких состоя­ниях мы ощущаем связь со всеми живыми существами и со всем миром. Боль, напротив, изолирует нас от других. Когда мы бо­леем - это проявляется не только симптомами болезни, но так­же изолирует нас от мира. Мы увидим также, что здоровье про­является в грациозных движениях тела, в "сиянии" тела, а так­же в его мягкости и тепле. Полное отсутствие этих качеств оз­начает смерть или смертельную болезнь. Чем мягче и пластич­нее наше тело, тем ближе мы находимся к здоровью. С возрас­том наше тело грубеет, мы приближаемся к смерти.
Олдос Хаксли описывает три вида грации: грация жи­вотных, человеческое обаяние и душевное обаяние, или благо­дать. (Aldous Huxley, The perennial Philosophy, New York, 1954.) Душевное обаяние связано с чувством удовлетворения высше­го порядка. Обаяние человека выражается в его отношении к другим и его можно точнее определить как доброту и личное обаяние. Обаяние животных известно нам из наблюдений за их жизнью на свободе. Я люблю наблюдать белок, играющих сре­ди деревьев. Немногим людям удается хотя бы приблизиться к грации белок и их уверенности в движениях. Ловкий полет ласточек вызывает у нас восхищение. Все дикие животные имеют прекрасную способность отлично двигаться. СогласноХаксли, истинная грация человека появляется когда он "откры­вается духу солнца и воздуха" вместо того, чтобы уродовать своё тело и мешать проявлению нашей врожденной духовности.
Однако люди не живут и наверняка не в состоянии жить в той плоскости, что и дикие животные, которым (по Хаксли) принадлежит вся полнота животной грации. Такова природа человека, он должен жить сознательной жизнью во времени. Это означает, как пишет Хаксли, что "животная грация уже недо­статочна для жизни и она должна быть дополнена сознатель­ным выбором между добром и злом". Возможно ли естествен­ное поведение, полное обаяния, если ему не хватает основы в виде обаяния тела? Когда человек сознательно принимает стиль поведения исполненный грации, но она не исходит из чувства телесного удовольствия, его обаяние - всего лишь фасад, пос­троенный для того, чтобы удивлять и привлекать окружающих.
Прежде чем съесть запретный плод с древа познания добра и зла, как мы читаем в Библии, человек жил в раю без самосознания как и другие животные. Он был невинен и знал радость жизни в образе добра. Вместе с познанием добра и зла к нему пришла ответственность за выбор, человек потерял свою невинность, он стал осознавать себя и утратил покой. Гармо­ния, которая существовала между человеком и Богом, между человеком и Природой была нарушена. Вместо благословенно­го незнания, homo sapiens получил теперь проблемы и болез-ни.Часть ответственности за утрату гармонии Джозеф Кэмпбел приписывает христианской традиции, которая отделила душу от тела: "Христианское деление материи и духа, динамики жизни и духовных ценностей, естественного обаяния и божес­твенной благодати, в сущности уничтожило природу ". (Joseph Campbell, The power of Myth, New York, 1988.)
За христианской традицией стоит греко-семитская вера в преобладание разума над телом. При отделении сознания от тела духовность становится чем-то интеллектуальным, а не витальной силой, в то время как тело превращается в мясо на скелете или, с точки зрения современной медицины, в биохи­мическую лабораторию. Тело без духа имеет низкий уровень жизненной силы и полное отсутствие обаяния. Его движения механические, так как в большей мере ими руководит сознание или воля. Когда дух вселяется в тело, оно дрожит от возбужде­ния, становится похожим на поток, стекающий со склона горы или движется медленно, как глубокая река разлитая по равни­не. Жизнь не всегда идет гладко, но когда кто-либо целыми днями вынужден заставлять свое тело двигаться силой воли, это означает, что его телесная динамика серьезно нарушена, и есть опасность развития болезней.
Настоящая грация тела не есть нечто искусственное, это часть естественного человека, одного из божественных существ. Однако, если она однажды утеряна, ее можно обрести вновь только вернув телу его духовность. Для того, чтобы это сделать, нужно понять почему и каким образом его обаяние было поте­рянно. Но поскольку нельзя найти потерянную вещь, если не знаешь, что конкретно потерял, мы должны начать с изучения естественного тела, в котором движения, чувства и мысль сплав­ляются в нечто единое и полное обаяния. Мы будем изучать тело как отдельную, саморегулирующуюся энергетическую систему, которая тесно связана с окружающей средой и от которой зави­сит ее существование. Взгляд на тело с энергетической перспек­тивы позволит нам понять сущность телесного обаяния и ду­ховности тела без мистицизма. Это приведет нас к познанию связи чувствительности с обаянием. При отсутствии чувстви­тельности движения становятся механическими, а мысль - аб­стракцией. Человека, душа которого полна ненависти, мы мо­жем конечно наставлять заповедями о любви, но трудно ожи­дать, что от этого будет какая-то польза. Однако если нам удас­тся вернуть ему духовность, любовь к ближнему расцветет в нем заново. Мы изучим также некоторые нарушения, которые раз­рушают дух человека, уменьшают обаяние его тела подрывают его здоровье. Сосредоточение внимания на обаянии как крите­рии здоровья, позволит-нам понять многие проблемы эмоцио­нальной жизни, нарушающие здоровье, а также развить обая­ние, его улучшающее.
Дух и материя соединяются в понятии обаяния и добро­ты. В теологии доброту определяют как "божественное влия­ние, исходящее из сердца для того, чтобы возродить его, при­близить к Богу и сохранить". Ее также можно определить как божественный дух тела. Этот дух проявляет себя в естествен­ном обаянии тела, а также в благодарности человека всем жи­вым существам. Обаяние и доброта - это состояние святости, целостности, связи с жизнью и с тем, что божественно. А эти понятия - синонимы здоровья.



ГЛАВА 1. ДУХОВНОСТЬ И ГРАЦИЯ

Наше стремление к здоровью может принести ре­зультат только в том случае если мы имеем перед собой пози­тивную модель здоровья. Определение здоровья как отсутствия болезней является негативным определением, поскольку такой взгляд на тело напоминает взгляд механика на автомобиль, в котором он может заменить отдельные части не нарушая рабо­ты всего механизма. Тоже самое нельзя сказать о каком-либо живом организме и уж наверняка не о человеке. Мы имеем воз­можность чувствовать, которой не имеют машины. Мы движем­ся спонтанно, чего не может ни один механизм. Мы также глу­боко связаны ., другими живыми организмами и природой. Наша духовность происходит именно из этого чувства едине­ния силой и порядком более великими, чем мы сами. Не имеет никакого значения, как мы назовем эту силу, или же как древ-. ние оставим ее без имени.
Если мы принимаем тот факт, что человеческие сущес­тва обладают духом, мы также должны принять то, что здоровье имеет связь с духовностью. Я уверен, что утрата чувства едине­ния с другими людьми, животными и природой, серьезно ме­шает психическому здоровью. На уровне отдельного человека мы определяем это как чувство изоляции, одиночества и пусто­ты, которое может привести к депрессии, а в более острых слу­чаях даже к шизоидному уходу от жизни. Вообще не замечает­ся тот факт, что когда связь с миром обрывается, наступает так­же потеря связи со своим телесным "я". Именно отсутствие чувства своего тела является основой депрессии и шизоидных состояний. Это происходит вследствие понижения жизненной энергии тела, упадка его духа или энергетической кондиции. В. сущности невозможно отделить психическое здоровье от физи­ческого, ибо настоящее здоровье объединяет в себе оба этих аспекта. Несмотря на это, медицина не имеет никаких досто­верных критериев для физической оценки психического здо­ровья. Его возможно определить лишь как отсутствие беспоко­ящих элементов в личности пациента и его жалоб.Объективно психическое здоровье можно определить по уровню жизненной энергии, который проявляется в быстроте взгляда, цвете и температуре кожи, спонтанности выражений лица, живости тела, а также элегантности движений. Особенно важны глаза - окна души. В них мы можем видеть жизнь духа человека. В тех случаях когда дух отсутствует, как например при шизофрении, глаза пусты. В состоянии депрессии глаза груст­ные и часто в них видна глубокая тоска. У человека, находяще­гося между этими состояниями, глаза бывают матовыми и не­подвижными, что свидетельствует о том, что функция понима­ния того, что видит человек нарушена. В большинстве случаев такие матовые глаза бывают в случаях тяжелых переживаний и травматических ситуаций в детстве. Поскольку глаза важны для наших отношений с другими людьми и с окружающим нас миром, мы проанализируем их функции подробнее в девятой главе, названной "Лицом к миру". Люди с живыми, блестящи­ми глазами обычно смотрят друг другу прямо в лицо, устанав­ливая зрительный контакт, который объединяет чувства людей. Живой цвет и теплота кожи - результат хорошего кровоснабже­ния внешних слоев тела сердцем, которое бьется под влиянием "божественного духа". Этот дух проявляется также жизненной энергией тела и грацией движений. Греки были правы утверж­дая, что здоровый дух может существовать только в здоровом теле.
В свете вышеизложенного можно задать вопрос: можно ли лечить психические заболевания не обращая внимания на состояние тела? И можно ли лечить болезни тела не обращая внимания на душевное состояние пациента? Если цель терапии состоит в излечении отдельного симптома болезни, концентра­ция на ограниченном фрагменте личности, у которой этот сим­птом присутствует, имеет смысл и может оказаться успешной. Почти вся практика медицины использует этот вид лечения. Однако это не возвращает полного здоровья и не воздействует на причину лежащую в основе заболевания, на так называемые личностные факторы, предрасполагающие человека к заболе­ванию. Конечно не всегда возникает необходимость вникать в эти подробности. Если мы имеем дело с переломом или инфи­цированной раной, можно воздействовать непосредственно на больное место, чтобы ускорить заживление.
Несмотря на локальный подход к болезням медицина Запада достигла удивительных результатов в их лечении. Хотя ее отношение к телу является механистическим, знание меха­ники как в структурной области так и в биохимической, позво­ляет врачам творить чудеса. Этот тип медицины имеет одна­ко явные ограничения, которые ее практики не хотят замечать. Многие из наиболее распространенных болезней не поддаются такому лечению. Заболевания поясничного отдела позвоночни­ка, которым часто сопутствует раздражение седалищного нерва очень распространены у жителей западных стран, но немногие хирурги-ортопеды понимают эту проблему и могут ее успешно лечить. Другим заболеванием, не поддающимся врачебному знанию является артрит. Известна непобедимость рака. Напом­ню, что это болезни всего организма и их можно понять только посредством целостного подхода к человеку.
Несколько лет тому назад я лечил женщину с острым кишечным заболеванием. У нее была аллергия на многие про­дукты, включая хлеб, мясо и сахар. Потребление любого из этих продуктов вызывало у нее спазмы желудка и приступы поноса, которые ослабляли ее. Она была вынуждена придерживаться определенной диеты. Несмотря на большую осторожность, при­ступов поноса избежать ей не удавалось. Она постоянно боро­лась со своим малым весом и недостатком энергии. Она, конеч­но, искала помощи у многих врачей, обследования у которых показывали, что ее кишечник заражен паразитами. Лекарства, которые ей прописывали, приносили только кратковременное облегчение. Казалось паразиты пропадали, чтобы вскоре поя­виться снова.
Как терапевт я хорошо изучил ее. Назовем ее Рут. Рут была филигранной женщиной, довольно симпатичной, с кра­сивым лицом. Однако две черты мешали ее красоте. Ее боль­шие глаза были полны страха, она была близорука. Ее нижняя челюсть была необыкновенно напряжена и выдвинута вперед. Это придавало ее лицу выражение неуступчивости, как будто она хотела сказать: "Вам не удастся меня уничтожить". На фоне страха в ее глазах, челюсть, казалось, говорила: "Я не буду вас бояться ". Рут, однако, не замечала этого страха.
Во время анализа всплыла следующая информация: Рут была единственным ребенком своих родителей, которые эмигрировали в США после второй мировой войны, еще до рожде­ния дочери. Как мы установили, каждый из родителей имел свои эмоциональные проблемы. Мать была пугливой и полной стра­хов женщиной. Отец был болезненным, но очень работящим. Рут охарактеризовала свое детство как несчастное. Она чувство­вала, что мать относилась к ней враждебно , возлагая на нее слишком много обязанностей по дому, которые не оставляли ей времени на игры. Она относилась к ней слишком критически. Рут не могла вспомнить теплого или близкого физического кон­такта со своей матерью. По отношению к отцу она напротив, чувствовала теплоту и ощущала его любовь. Однако он отстра­нился от нее, когда она была еще ребенком.
Дух Рут был сломлен. В ее теле существовала пустота, говорящая о том, что ее дух слаб. Она не была агрессивной. С большим трудом она сохраняла хорошее самочувствие. Ее ды­хание было плавным, а уровень энергии низким. Она не пони­мала, что ей было трудно протянуть руку к другим людям, что она приписывала своей неуверенности в отношениях с людь­ми. Ее проблемы с кишечником напомнили мне именно эту неуверенность, а также неспособность к приему пищи. Это выглядело так, как будто на молоко своей матери она реагиро­вала как на яд. Грудью ее кормили недолго и несмотря на то, что она не могла вспомнить когда это прекратилось, именно этот момент я считаю первым серьезным оскорблением в ее жизни. Наверняка враждебность матери была ядом. Второй серьезный удар - утрата близкого контакта с отцом, спровоцированная завистью матери к его любви к Рут. Отход отца обезоружил ее против враждебно настроенной матери и принес чувство , что она больше никому не нужна.
Несмотря на мои труды помочь Рут, она мне не доверя­ла. И хотя после каждого сеанса она чувствовала себя лучше, это улучшение было недолгим, пока не случилось нечто удиви­тельное. У Рут была подруга, которая рассказала ей об одной женщине занимающейся оздоровлением в рамках Христианс­кой науки. Рут нанесла несколько визитов этой женщине и та рассказала ей об оздоравливающей силе веры в Иисуса Хрис­та, объяснила Рут, что душа бессмертна, что тело может уме­реть, а человек живет дальше в своей душе. Она подчеркнула также , что Рут отождествляла себя со своими болезнями, хотя могла прервать эту идентификацию объяснив себе, что болез­ни - это части ее тела, а не души. Рут в то время сказала мне: "Представьте меня, еврейку, верующую в Иисуса Христа!"
Удивительным было то, что приступы у Рут полностью прекратились. Она стала лучше выглядеть и чувствовать себя хорошо. Даже потребление продуктов к которым у нее была аллергия не вызывало неприятных реакций. Это выглядело как чудо веры, ведь вера в состоянии производить эффекты похо­жие на чудеса. Вере я посвятил один из следующих разделов. Но чудесное выздоровление Рут можно объяснить и в другой плоскости.
Объяснение опирается на тезис о том что болезни и патологические состояния кишечника у Рут происходило из-за ее идентификации себя со своей матерью, которую она пред­ставляла болезненной и страдающей женщиной. Важным свой­ством человеческой природы, является то, что этого типа ото­ждествление всегда направлено на обидчика. Рут, как мы виде­ли, чувствовала себя преследуемой матерью, боялась ее и ненавидела. В то же время она очень ей сочувствовала и чувствова­ла себя виноватой перед ней. В подсознании, или в своем духе, она была связана с матерью. От этого она и страдала.
Для еврейки принятие Христа означает разрыв с семьей и собственным прошлым. Сделав это Рут освободила свой дух от патологических связей со своей матерью по крайней мере на какое-то время, победив тем самым болезнь. На языке психоте­рапии мы называем это переломом. Перелом - это важный шаг к возвращению к здоровью и освобождению духа пациента. Он нуждается в закреплении. После этого события Рут стала более расслабленной, хотя ее спина и лицо все еще оставались напря­женными, а глаза испуганными. Плотина, в плену у которой был ее дух, дала трещину, но Рут знала, что она должна решить еще несколько проблем работать со своим телом для того, чтобы вернуть ему грацию.
Другой пациенткой, которая достигла перелома а тера­пии посредством освобождения своего духа, была Барбара. Эта шестидесятилетняя женщина около десяти лет страдала от пос­тоянных приступов поноса. Употребление сахара или чего-ни­будь сладкого обычно вызывало такой приступ. Дополнитель­ным фактором был стресс. Однако самым большим источником напряжений было для нее второе замужество, полное кон­фликтов. Несмотря на свои проблемы Барбара неохотно иска­ла помощи, считая, что сама должна справляться со своими проблемами. Когда же она начала наконец свое лечение, про­гресс был очень медленным. Барбара считала, что должна сама контролировать ход терапии таким же образом как контроли­ровала свою жизнь. Контроль означал ограничение чувств и безэмоциональную реакцию на различные ситуации. Она боя­лась, что теряя полный контроль и освобождая свои чувства, может сойти с ума.
Перелом у Барбары наступил только тогда, когда она поняла, что проиграла. Ее брак находился на грани распада, ее охватила паника. Когда первый раз по прошествии многих лет Барбара начала признаваться себе в своих чувствах, она сорва­лась и расплакалась. Она чувствовала, что проиграла. В моло­дости она была "маленькой дочкой" своего отца и верила, что всегда сможет оправдать ожидания своего мужчины и удержать его у себя. Потеря первого мужа, который умер, оставив ее одну не помешала этой иллюзии. После сеанса , во время которого она расплакалась, она почувствовала сильный гнев на своего отца за то, что он не сдержал своего обещания любить ее "если она будет послушной". Быть послушной девочкой означало для нее сдерживать свои чувства, а также быть сильной и ловкой. Такая позиция была хороша, как ей казалось, в ее первом бра­ке, в котором она была стороной осуществлявшей контроль. Не принесло это однако успеха во втором браке, где она была вы­нуждена увеличить контроль. В результате у нее развился син­дром сверхчувствительности толстой кишки, который под вли­янием стресса привел к приступам поноса. После переломного этапа в терапии приступы у Барбары прекратились. Вначале она приписывала это старательному избеганию сладкого. И только после того как однажды наевшись сладкого с ней ничего не случилась, она поняла, что избавилась от этой проблемы. Это было также и оздоровление духа, ибо давая освобождение сво­им чувствам, она освободила также и его.
Случай Рут показывает потенциал духовной силы в лечении тела. Христианская Наука известна своей верой в эту силу и использования ее в своей программе оздоровления. Од­нако медицина западного мира из-за своей механической ориентации не хочет признать этой силы , которая является при­нципиальным элементом восточной мысли. На Востоке внима­ние концентрируется на сохранении здоровья, а не на лечении болезни. Это требует целостного, всестороннего подхода к здо­ровью, чуждого западной медицине. На всей территории Вос­тока здоровье считается состоянием равновесия или гармонии, между индивидуальным и космическим. Этот принцип лежит в основе практики тайцзи-цюань, программы упражнений ори­ентированных на выработку у человека чувства единения с кос­мосом посредством медленных движений. Тот же принцип при­сутствует в медитации , которая ведет успокоению сознания человека для того чтобы он мог почувствовать внутренний дух и свое единение с мировым духом. Понятия равновесия и гар­монии также относятся к двум великим силам, которые китай­цы называют инь и ян. Эти две силы, одна из которых симво­лизирует землю, а другая небо, должны уравновешиваться в человеке, также как они уравновешены во вселенной. Болезнь можно рассматривать как отсутствие равновесия между ними. Болезни Рут и Барбары можно понять как дисбаланс этих сил. Эти силы здесь можно обозначить как эго и тело, мысль и чувство, добро и зло. В обоих случаях отсутствие равновесия указало на доминирование головы над телом. Для Рут быть хорошей, означало быть чувствительной к страданиям матери и забыть о своих нуждах. Для Барбары быть хорошей означало быть ловкой и сильной, а быть плохой означало быть чувствен­ной. В этой книге я буду постоянно подчеркивать потребность гармонии между эго и телом как основе грации и настоящей духовности. Важно, чтобы мы понимали, что западные и вос­точные философии и религии рассматривают духовность или чувство единения с высшим порядком с разных точек зрения. В то время как в Восточной мысли духовность это нечто телес­ное, мысль Запада считает ее прежде всего функцией разума. Эту разницу можно иначе выразить утверждением, что на За­паде духовность в основном удел веры, а на Востоке - больше чувств. Верно, что вера может влиять на чувства, так как чув­ства могут определять убеждения. Так в истории Рут мы видим, в какой большой мере вера в Христа и бессмертие души может повлиять на физиологические процессы в теле. С другой сто­роны трансцендентное переживание, в котором мы чувствуемсилу духа может склонить нас к вере в божество или укрепить эту веру. Однако мы должны признать, что существует принци­пиальная разница между этими двумя взглядами на связь чело­века с миром. Восток всегда проявлял больше уважения к при­роде чем Запад, считая что счастье человека зависит от его гар­монии с природой. Дао - это путь природы. Запад, по крайней мере, в течении нескольких последних столетий идет к тому чтобы приобрести контроль и власть над природой, а разница эта заметна в западной позиции отношения к телу. Человек Запада думает о здоровье тела в категориях работоспособнос­ти, хорошего состояния позволяющего ему работать всю жизнь как хорошей машине. Эту позицию можно отметить в физичес­ких упражнениях которыми занимаются на Западе. Это подня­тие тяжестей или тренировка на специальных тренажерах. Вос­точные упражнения, такие как йога или тайцзи-цюань, отра­жают интерес к жизненности тела или его духовности. Исто­рия потери грации и обаяния повторяется при рождении каж­дого нового человека. Как любое другое млекопитающее, ребе­нок человека имеет врожденную животную грацию, несмотря на то, что несколько первых месяцев его движения неумелы, он должен выработать у себя координацию мышц, которая со вре­менем позволит ему двигаться так хорошо, как ему это будет нужно. Даже полная обаяния серна в момент после рождения неуклюже ковыляет перед тем как в первый раз крепко встать на ноги. Однако никакое животное не предпринимает сознатель­ных усилий для того чтобы развивать координацию, так как она генетически запрограммирована и развивается сама по мере роста тела. Уже с первых месяцев жизни грудной ребенок де­лает движения действительно полные грации. Наиболее явным примером является вытягивание губ, для того чтобы добраться до груди матери и сосать ее. В этом движении, напоминающем раскрытие лепестков цветка под действием лучей утреннего солнца есть какая-то мягкость и грациозная плавность. Губы -это та часть тела ребенка, которая развивается первой. Сосание необходимо для жизни ребенка. Наоборот, многие взрослые, которых я встречал в жизни и с которыми работал, не могут выдвигать губы естественным образом. У многих губы растя­нутые и твердые, а щеки напряжены, что придает лицу унылое выражение. У некоторых возникают сложности даже с широ­ким открыванием рта. Имея всего лишь несколько месяцев от роду, ребенок может протянуть руку, чтобы прикоснуться к матери мягким, деликатным движением. Тем не менее в про­цессе роста дети рано или поздно теряют свое обаяние по мере того, как им приходится поддаваться внешним ожиданиям, ценой пренебрежения своими внутренними импульсами. Ког­да их собственные импульсы перемешиваются с приказами родителей, дети быстро учатся вести себя так плохо, что если ребенок продолжает вести себя плохо, он также и квалифици­рует и самого себя. Почти во всех случаях импульсы и поведе­ние очень маленьких детей невинны, а ребенок просто верен своей природе. Типичным примером является поведение уста­лого ребенка, который хочет, чтобы его взяли на руки. Тем вре­менем мать сама может быть усталой, занятой или нести тяже­лые сумки, что не позволяет ей поднять ребенка. В этой ситуа­ции плачущий ребенок приводит мать в отчаяние своим отка­зом идти. Некоторые матери отчитывают ребенка и приказыва­ют ему пересх-хо плакать. Если его нервирующее поведение продолжается, мать может его ударить, что приводит к увели­чению потока слез. Пока еще (в данном примере) ребенок не потерял своей грации. Пока ребенок плачет, его тело остается мягким. Грудные дети часто могут ощущать фрустрацию и боль. Это приводит их маленькие тела к напряжению, но ненадолго. Вскоре подбородок ребенка начинает дрожать и он разряжает­ся плачем. Когда сквозь тело проходит волна плача, его напря­женность растворяется и напряжение уходит. Однако приходит время, когда ребенок наказывается за плач, он должен задушить в себе спазмы и проглотить слезы. Именно в этот момент он утрачивает состояние блаженства и уже "не идет к благодати", как говорил Джозеф Кембел. Другим естественным чувством, которое трудно принять многим родителям является гнев, осо­бенно когда он направлен против них самих. И все-таки дети спонтанно атакуют родителей, когда чувствуют что их ограни­чивают или навяз'*"-нот им свою волю. Немногие родители могут принять гнев своегаребенка, так как он угрожает их влас­ти и контролю. Так или иначе они будут учить своего ребенка, что гнев - плохое поведение, и что он будет наказан за это. Даже такие невинные проявления как беготня, крики или активное поведение могут разозлить некоторых родителей, которые тре­буют, чтобы ребенок успокоился, вел себя прилично, и сидел тихо.Для многих детей список запретных видов поведения за которые их ждет наказание очень велик. Определенная об­ласть контроля со стороны родителей конечно необходима в воспитании. Тем не менее ключевым вопросом слишком часто становится не то, что хорошо для ребенка, а то, что подходит родителям. Этот конфликт очень часто перерождается в борьбу за власть. Здесь не имеет значения, кто выиграет в таком кон­фликте, так как в итоге проигрывают обе стороны. Несмотря на то поддаётся ребенок, или же бунтует, прерывается нить любви, соединяющая ребенка с отцом или матерью. Вместе с потерей любви теряется духовность ребенка и он утрачивает свою грацию. Утрата грации - это физическое явление. Мы замечаем это, потому, как люди двигаются или стоят. На кон­сультациях я часто вижу пациентов страдающих депрессией. Как я писал в своей ранней работе (A.Lowen, "Depression and the Body" New York, 1973), депрессия влияет не только на со­знание человека, но также на движения, аппетит, дыхание и производство энергии. Чтобы полностью понять это заболева­ние я наблюдаю за телом. Я очень часто вижу кого-то в позе "послушного ребёнка" ожидающего родительских распоряже­ний. Эта неосознаваемая позиция стала частью их личности, укоренившись в структуру тела. Когда мы даем осознать паци­ентам это поведение неизменно подтверждается, что родители считали их послушными детьми. Из таких "хороших детей" вырастают хорошие работники, но если не наступит радикаль­ная перемена в их личности, они никогда не достигнут полно­ты жизненной силы и обаяния.
Часто говорят, что мы созданы нашими переживания­ми, но сейчас я хочу это сказать совершенно дословно. Наши тела отражают наши переживания. Для иллюстрации этого утверждения я опишу три случая из собственной практики. Первый касается психолога из Голландии, который был учас­тником семинара, который я вел много лет назад в институте Эссален. Поступая согласно с рутинной практикой в биоэнер­гетической терапии, у меня есть привычка искать в теле чело­века указания на прошлые переживания. Тело этого человека имело необычную странность, а именно: глубокое (на шесть дюймов) углубление с левой стороны тела. Никогда раннее та­кого углубления я не видел и не был в состоянии объяснить его себе. Когда я спросил голландца, в какой ситуации оно появи­лось, он сказал, что появилось оно как небольшая впадина в левом боку, когда ему было 11 лет. В течение последующих трех лет впадина углубилась, достигая состояния в котором я ее уви­дел. Голландец никогда не обращался к врачам, так как углуб­ление не затрудняло ему нормального функционирования тела. Я спросил случилось ли нечто важное в его жизни когда ему было 11 лет. Он ответил, что его мать вышла в это время вто­рой раз замуж и что он был выслан в интернат. Это не произве­ло впечатления на остальных членов группы, но для меня было важным. Я сейчас же понял значение этого углубления: это было так как если бы чья-то рука сильно оттолкнула его.
Вторым случаем был молодой человек с такими ши­рокими плечами, которых я раньше никогда не встречал. Когда во время консультации я обратил на это внимание, он расска­зал мне о своем отце, которого он очень уважал. Он сказал, что когда-то, когда ему было 16 лет, он вернулся домой из военной школы. Отец попросил, чтобы он стал около него перед зерка­лом. Молодой человек заметил, что ростом он равен отцу, И ему пришла в голову мысль, что если бы он еще немного вырос, то смотрел бы на отца сверху вниз. С того дня он не вырос больше ни на сантиметр, в то время как плечи становились все шире. Для меня стало ясно, что вся энергия роста пошла в стороны, чтобы спасти сына от возможности перерасти отца. Третьим случаем может служить молодой человек высокого роста (око­ло 190 см). Он жаловался, что чувствует себя отделенным от жизни. Он говорил, что во время ходьбы не чувствует нижних частей своих ног и своих стоп. Когда он делал шаг, то не мог почувствовать, когда его стопа соприкасалась с землей. Своего роста он достиг когда ему было около 14 лет. Когда я расспра­шивал его о жизни, он отметил, что в это время его отец пере­шел из общей спальни родителей и занял комнату мальчика. Последнему пришлось спать на чердаке. По его собственным словам, он воспринял это как "пинок вверх " .
Для большинства людей такого рода эмоциональные оскорбления не кажутся достаточно сильными для того, чтобы произвести такие заметные деформации тела. Однако, как я указал, глубина и сила чувств человека часто выражаются в реакциях тела. Каждое переживание, которое человек пережил,касается его тела и остается в психике. Если переживание при­ятное, то его влияние позитивно на здоровье, жизненность и грацию тела. В случае болезненных негативных переживаний, все наоборот. Если личность может адекватно реагировать на нанесенное ей оскорбление, то его последствия не будут дли­тельными так как раны заживают. Но если реакция будет за­блокирована, то оскорбление оставит в теле след в виде хрони­ческого напряжения мышц. Подумаем, что происходит с ре­бенком, которого учат, что плач -поведение которого нельзя принять. Реакция плача находится в теле и каким-то образом должна быть заблокирована, если она не может быть выраже­на. Чтобы справится с этой реакцией, мышцы, принимающие участие в плаче, должны быть напряжены и остаться в этом напряженном состоянии пока реакция плача полностью не про­йдет. Реакция эта однако не умирает, а только отступает внутрь тела, и продолжает существовать в подсознании. Ее можно снова активировать после многих лет в процессе терапии или после какого-нибудь сильного переживания. Пока это не произойдёт, задействованная группа мышц (в данном случае мышцы губ, щек, горла) останется в хроническом напряжении. О том, что это является частой проблемой, свидетельствует распространен­ное напряжение щек, которое в тяжелых случаях известно как синдром височно-челюстного сустава.
Когда в теле возникает хроническое напряжение мышц, естественная реакция подсознательно блокируется. Хорошим примером является случай мужчины, плечевые мышцы кото­рого были до такой степени напряжены, что он не мог поднять руки над головой. Такая блокировка являлась случаем тормо­жения импульса поднять руку на отца. Когда я спросил его, был ли он когда - либо в состоянии злости на своего отца, он отве­тил, что никогда. Мысль, что он мог бы его ударить, была для него также невозможна, как и для его отца. Тем не менее пос­ледствием этого запрета было подавление естественных движе­ний плеч. Несколько лет тому назад, в Японии, я был свидете­лем того, как трёхлетний ребенок колотил кулаками свою маму. На меня произвело впечатление то, что мать ничего не сделала, чтобы удержать его или каким либо образом ответить. Я узнал позднее, что только когда ребенку исполняется шесть лет, его учат контролю, необходимому для умения вести себя в обществе. Пока ребенок не достигнет 6 лет, его считают невинным существом, неспособным отличить то что нужно делать от того, что нельзя. У шестилетнего ребенка эго уже настолько развито, что обучение происходит сознательно, опираясь на знания, а не на страх. На этом этапе ребенок считается-достаточно зре­лым, чтобы он мог сознательно брать за образец поведение сво­их родителей. Наказанием за недостаточное усердие в обучении является физическое насилие, ограничение в проявлении люб­ви к нему или вызвать у ребенка чувство вины. В этом возрасте ребенок начинает ходить в школу. В нашей культуре господству­ет сильная тенденция начинать этот процесс раньше. (Об этом этапе жизни читайте в работе A.Lowen "Fear of Life" New York, 1981). Дети помладше также обучаются, но их обучение пол­ностью спонтанно. Заставляя детей исполнять множество пред­писаний и правил, пока они не достигнут этого возраста, мы ограничиваем их жизненность, спонтанность и обаяние. Ви­димо у японцев и других народов Востока способность оцени­вать ребенка как невинное существо происходит от глубокого уважения к природе. Если мы живем в гармонии с природой и самим собой, мы можем также жить в гармонии и со своими детьми. Люди Запада стараются подчинить себе природу. Если мы эксплуатируем ее , то будем также эксплуатировать своих детей.
Однако по мере индустриализации стран Востока, люди живущие там становятся похожими на людей Запада. Промышленное общество опирается на силу, которая вначале является силой действия, но в итоге становится силой власти. Сила изменяет отношение человека к природе. Понятие гармо­нии уступает место контролю, а уважение эксплуатации. Од­новременное стремление к власти и стремление к гармонии мешают друг другу. Вероятно не избежать того, что люди Вос­тока будут страдать теми же эмоциональными расстройствами, что и человек Запада, а именно: беспокойства, депрессии и ут­раты обаяния.
Возвращение к старому образу жизни, к сожалению, невозможно. Однажды потерянную невинность невозможно вернуть. Именно из-за этого старые практики восточных фило­софов не в состоянии решить эмоциональные проблемы, с ко­торыми мы имеем дело сегодня. Даже самая длиннейшая меди-тация не вернет способности к плачу человеку, у которого реак­ция плача была подавлена. Никакие упражнения йоги не осво­бодят напряжения плеч у человека, который не смеет поднять руки в гневе на того, кто был для него авторитетом. Это не зна­чит, что медитация или йога не имеют никакого положитель­ного действия. Существует множество практик и упражнений имеющих большую ценность для здоровья. Например массаж одинаково приятен и ценен для здоровья. Танец, плавание и прогулки - это тот вид движения, который я настоятельно реко­мендую. Чтобы заново обрести телесное обаяние, нужно знать как оно потеряно. Осознание этого человеком является главной задачей для анализа.
В контексте внимания, с которым мы относимся к телу, должно быть подчеркнуто, что когда я говорю об анализе то я не имею в виду, психоанализ. Нельзя получить грацию движе­ний лежа на кушетке или сидя в кресле и разговаривая о своих переживаниях. Такой разговор необходим и полезен, но с хро­ническим напряжением мышц, которому сопутствует потеря грации, необходимо бороться на уровне тела. Этим занимает­ся биоэнергетика, подход, который я стараюсь развивать и со­вершенствовать уже около 35 лет. Этот подход объединяет в себе идеи Востока и Запада и использует силу разума для понима­ния напряжений, которые связывают тело. Он мобилизует энер­гию тела для того, чтобы избавиться от этих напряжений.
Связующей нитью здесь является понятие энергии, ко­торое мы находим в Восточной и Западной медицине. Энергия - это сила стоящая позади духа. Это фундамент духовности тела. Если её использовать сознательно, она становится очень мощ­ной. В следующей главе мы рассмотрим восточное и западное понятие энергии и покажем, как биоэнергетика интегрирует их.
 
 

ГЛАВА 2. ПОНЯТИЕ ЭНЕРГИИ

Восточная религиозная мысль характеризуется тем, что объединяет дух, или духовность с энергетическим взглядом натедегйапример, хатха-йога предполагает существование двух противоположных энергий: "ха" - или энергии Солнца, и "тха" - или энергии Луны. Цель хатха - йоги - достижение равнове­сия между этими двумя силами. Согласно Эсудиан и Хайх -авторам книги "Йога и здоровье", наше тело пронизано пози­тивными и негативными потоками энергии и когда эти потоки полностью уравновешиваются, мы наслаждаемся идеальным здоровьем. (Selva Yesudian, Elisabeth Haich "Yoga and Health", New York, 1953). Легко понять, почему примитивные народы считают Солнце и Луну энергетическими телами: оба они не­посредственно влияют на Землю и жизнь на ней. Согласно ки­тайской идее, здоровье зависит от равновесия противополож­ных энергий, инь и ян, представляющих энергии Земли и Неба. В китайской практике лечения акупунктурой различают кана­лы по которым движутся эти энергии. Посредством укалыва­ния иглами или надавливания пальцами на акупунктурные точки можно управлять течением энергии в теле в целях изле­чения болезней и укрепления здоровья.
Другоим способом, который используют китайцы для мобилизации энергии тела и сохранения здоровья, является программа специальных упражнений, известных как тайцзи­цюань. Движения тайцзи обычно делаются медленно и ритмич­но, при использовании минимальной силы. Согласно Герману Канцу "удар делается на расслаблении", которое "помогает те­чению внутренней энергии, называемой по китайски "чи", а по японски "ки". Резервуар этой энергии находится, как считает­ся, в нижней области живота". (Herman Kanz, "The Martial Spi­rit", New York, 1977). К другим аспектам восточной мысли, которые касаются движения энергии в теле, я обращусь в сле­дующих главах этой книги.
Мысль Запада объясняет энергию в механистических категориях, как нечто поддающееся измерению. Но, посколькуникакими доступными инструментами эти энергии измерить не удалось, стремящийся к точности западный разум отрицает их существование. Однако живые организмы реагируют на некоторые аспекты энергии тела так, как машины реагировать не могут. Например, возбуждение, которое чувствует любящий человек, когда встречает свою любимую - явление энергетичес­кое, которое не измерил еще ни один прибор. Жизненность, излучаемая влюбленными - следующий пример энергетическо­го явления, которое также не зарегистрировал ни один инстру­мент. Несмотря на то, что кирлиановская 'Ьотография показала существование ауры или энергетического излучения окружаю­щего тело, ещё никому не удалось объяснить это явление в ко­личественных категориях. Еще до того, как мысль Востока на­чала проникать в западную культуру, что имело место совсем недавно, некоторые учёные оспаривали точку зрения, что тело было лишь сложной биомеханической машиной, оживленной неким неясным духом и облагороженной метафизической ду­шой. В прошлом столетии французский писатель и философ Генри Бергсон постулировал существование силы или виталь­ной энергии, так называемой elan vital, которая оживляет тело. Приверженцы витализма, как было названо это направление, не могли принять мысль, что функционирование живого орга­низма можно полностью объяснить в химических или физичес­ких категориях. Однако по мере развития техник и методов научного исследования, которые дали возможность выяснить биохимическую основу телесных процессов, на витализм ста­ли смотреть как на нечто не поддающееся научному исследова­нию, не имеющее отражения в объективной реальности.
Современная медицина также придерживается этого взгляда. Когда я начал изучать медицину а 36 летнем возрасте, я много размышлял о том, какое значение для здоровья могут иметь чувства и как мы можем объяснить такие явления как любовь, храбрость, гордость и красоту. Знания, которые я по­лучил в медицинской академии, были очень ценными, но ни одно из ниже названных понятий там даже не упоминалось. Не рассматривались даже такие важные эмоции, как страх, гнев и грусть, так как считалось, что это явления психологические, а не физиологические. Боль изучалась лишь исходя из невроло­гической и биохимической точек зрения, ну а чувством удовольствия вообще никто не занимался, несмотря на то, что оно пред­ставляет такую мощную силу нашей жизни.
Самым серьезным белым пятном в медицинском обра­зовании в то время была (остаётся в меньшей степени и сейчас) сексуальность человека. Каждому врачу известно, что эта фун­кция необычайно важна для жизни и здоровья. И насколько к функции репродуцирования подошли исчерпывающе, настоль­ко сексуальность обделена вниманием из-за того, что она не относится к какому-либо одному органу, а связана с чувствами охватывающими всё тело. Благодаря изучению именно этой функции Вильгельм Райх понял, в чем состоит роль энергии в процессе жизни.
Современные медицинские науки занимаются прежде всего функциями органов. Врачам приходится специализиро­ваться в лечении отдельных систем, таких как дыхание, кро­воснабжение или пищеварение. Наука о целостном человеке неизвестна западной медицине. Можно подумать, что это об­ласть психиатрии или психологии, однако эти дисциплины ограничились изучением мыслительных процессов и их влия­нием на тело.
Точка зрения о том, что мыслительные процессы при­надлежат к одной области, так называемой психологии, а фи­зические процессы к другой, так называемой медицине орга­нов, не согласуется с моделью принципиальной целостности человеческой личности. Такой взгляд - результат отделения духа от тела и ограничение его сферой сознания. Этот разрыв иска­лечил психиатрию и истощил медицину. Единственным спо­собом справится с этим нарушением целостности человека, является возвращение психики в тело человека. Здесь было ее первоначальное место. Единенство тела и духа выражено в гре­ческом корие psychein, что означает дыхание. Целостный взгляд на человеческий организм привел бы к признанию того, что тело пронизано духом, который оживляет психику и контролирует его работу.
Поскольку такое определение психики происходит от витализма, наука не может его принять. Таким образом, оно было вытеснено в королевство метафизики. Однако именно с помощью психологии в форме психоанализа был открыт путь к пониманию духа как энергетического явления. Эта дорогапривела психологов на территорию сексуальности, которая иг­норировалась традиционной медициной. Фрейд предстал перед проблемой сексуальности стараясь понять истерические сим­птомы, психосоматические заболевания, которые ни медицина, ни психология не могли объяснить, пока Фрейд не опублико­вал своего классического учения. Он показал, что истерия - это результат перенесения в физическую плоскость психического конфликта, связанного с сексуальностью и происходящего из раннего травматического сексуального переживания. Однако ни Фрейд,ни другие психоаналитики не были в состоянии объяс­нить, каким образом происходит это перенесение. В результате психосоматическая медицина страдала от разрыва между пси­хикой и соматикой и не могла их объединить.
Это объединение смог сделать Вильгельм Райх исполь­зуя понятие энергии. Он понял, что конфликт возникает однов­ременно на двух уровнях: психическом и соматическом. Он подошёл к психике и соматике, как к двум аспектам, мыслитель­ному и физическому, одного неделимого процесса. Подходящей метафорой может быть реверс и аверс монеты, ведь, чтобы мы ни делали с монетой, это касается обеих её сторон. Так же и сознание и тело составляют две разные функции взаимно влия­ющие друг на друга. Райх сформулировал свою концепцию, как принцип психосоматического единства и противоположности. Общность существует на глубинном энергетическом уровне организма, 6 то время как на уровне наблюдаемых явлений существует противоположность. Эти на первый взгляд слож­ные взаимоотношения можно ясно представить при помощи иллюстрации модели этих связей (рис. 2.1).
Возникает вопрос, касающийся природы этого энерге­тического процесса, а также участвующей в нем энергии. Райх представлял этот процесс как пульсацию, как возбуждение и расслабление, которые можно почувствовать в виде энергети­ческих потоков в теле. Идея энергии, действующей в теле (кон­кретно в его сексуальной функции), принадлежит Фрейду. Он открыл, что другие физические недомогания, такие как неврас­тения, ипохондрия или беспокойство, связаны с нарушением сексуальной функции. Поскольку половой акт сопровождается эмоциональной разрядкой, Фрейд считал, что эта разрядка имеет энергетический характер и постулировал, что сексуальное влечение возникает в результате накопления сексуальной энергии, которую он назвал либидо. Сначала Фрейд считал, что либидо - это физическая энергия, но не будучи в состоянии доказать её существование, определил её позднее как психическую энергию сексуального влечения. Сделав это он увеличил Пропасть меж­ду сознанием и телом.
Рис.2.1. Райх рассматривает психику и тело как единые на глубоком уровне, но противоположные на поверхностном уровне.
В отличие от Фрейда Юнг рассматривал либидо как энергию, которая включает все функции и движения тела. Од­нако он не назвал ее физической силой. В результате этого дух, психика и либидо остались физическими понятиями, а духов­ность - понятием сознания.
Райх вернулся к начальной фрейдовской концепции либидо как физической энергии и провел некоторые экспери­менты, чтобы определить можно ли ее измерить. Он открыл, что электрический заряд на поверхности эрогенной зоны (грудь, губы и ладони) увеличивался, когда эта зона раздражалась. Болезненное воздействие на эту зону понижало заряд. Кроме того, Райх показал, что при приятной стимуляции усиливался кровоток в зоне возбуждения, в то время как болезненной сти­муляции соответствовало некоторое уменьшение кровотока.

(Wilhelm Reich "The Function of the Orgasm " New York, 1934).
Эти эксперименты позволили Райху разрешить кон­фликт между виталистами и механицистами. В мёртвой мате­рии нет зависимости между приятной стимуляцией, набухани­ем и увеличением электрического потенциала. Однако он под­черкнул, что "живая материя функционирует опираясь на те же законы физики, что и неживая материя". Просто эти законы действуют по-другому, так как живое тело является особой энер­гетической системой.
Но позднее Райх пришел к убеждению, что в процессе жизни участвует особый вид энергии. Он назвал ее "оргоном" и утверждал, что это прото - энергия Вселенной. В период со­трудничества с Райхом я также поверил в существование этой энергии. Я считаю что существуют доводы доказывающие что. энергия процесса жизни является энергией отличной от элек­тромагнетизма. Мы можем согласиться, что для питания жиз_? ни нужна энергия. Чтобы избежать споров, которые могут воз­никнуть при использовании термина orgon или другого подо-' бног'о названия, говоря об энергии жизни, я использую термин биоэнергия. Поскольку моя форма психотерапии опирается на концепцию энергетических процессов тела, я называю ее био­энергетическим анализом.
Чтобы облегчить читателям понимание дальнейших рассуждений, я начну, сейчас отступление, объясняя, в чем со­стоит биоэнергетический анализ. Личность в биоэнергетичес­ком анализе рассматривается как пирамидальная структура. На верхушке - голова, где находятся сознание и эго. У основания, на самом глубоком уровне тела находятся энергетические процессы которые заставляют человека действовать. Эти процессы проявляются в движениях, которые вызывают эмоции, а за­вершаются мыслями. Зависимость между этими процессами представлена на рис 2.2.
Пунктирная линия между разными уровнями личности указывает на взаимозависимость этих пластов. В биоэнергети­ческом анализе, для того чтобы понять личность, изучается каждый уровень. Из-за их исключительной значимости в цент­ре внимания находятся энергетические процессы, лежащие в . основе пирамиды. Объектом пристального внимания являются энергетический потенциал данного человека и способ, которым он используется.

Рис. 2.2. Иерархия личности.
Мы знаем, что энергия производится в теле в результа­те биохимических реакций. Несмотря на всю свою сложность химия метаболизма похожа на процесс, где горючее становит­ся энергией, по общей формуле:
Р(топливо или продукты питания) + 02 = Е (энергия)
Отличительной чертой живых организмов от неживой природы является тот факт что в организмах этот процесс про­исходит внутри мембраны, благодаря чему произведенная энер­гия не теряется в окружающую среду, а используется организ­мом для выполнения своих жизненных функций. Одна из глав­ных функций - это получение из окружающей среды необходи­мых элементов для производства энергии. Необходимо, чтобы мембрана была проницаемой для продуктов питания и кисло­рода, а также для удаления продуктов распада. В случае более сложных организмов чем бактерии или простые одноклеточ­ные, этот процесс объединен с активным поиском необходимых продуктов. Поэтому движения организма не могут быть случай­ными. Они должны быть управляемы некой формой чувстви­тельности к окружающей среде. Как заметил один из ведущих исследователей функционирования протоплазмы, "протоплаз­ма может не иметь разума, но то, что она делает - разумно". Разве не является разумным поведение открытости для пищи, любви и приятных контактов, и отступление перед опасностью или болью? Этот процесс не механический, так как каждый организм постоянно изучает свое окружение. Это приближение и отступление - часть пульсационной активности. Внутри орга­низма она включает сердцебиение, дыхание, перистальтику кишечника и т.д. Всё это результат состояния возбуждения в каждой клетке и в каждом органе тела. Таким образом, мы мо­жем определить жизнь как состояние контролируемого внут- . реннего возбуждения, в котором производится энергия, движу­щая внутренние процессы, поддерживающие жизненные фун­кции, а также внешние действия для поддержания или увели­чения возбуждения организма.
Начиная жизнь, мы имеем огромный потенциал чувстви­тельности к побуждающим факторам, она уменьшается с на­шим возрастом. Я думаю, что эту утрату чувствительности, можно объяснить тем, что с возрастом тело становится более структурированным и жёстким. Наконец приходит время, ког­да пожилой человек настолько укоренится в своих стереотип­ных навыках, что практически не способен спонтанно двигать­ся. Я не помню, чтобы я когда-либо видел пожилого человека, прыгающего от радости так, как это делают дети. Грудные дети имеют наиболее живые и одухотворенные тела, ибо они более чем кто-либо другой чувствительны к окружающей среде и дру­гим людям. В то же время пожилые люди одухотворены более сознательным образом, ибо в большинстве своем понимают, насколько сильно они связаны с окружающим миром. В поня­тии духовности тела содерщится мощный дух или сильное со­знание духовного удовлетворения.
Процесс построения связи с внешним миром является энергетическим процессом. Чтобы представить как это проис­ходит между двумя людьми, представим себе два камертона, настроенных на одну частоту. Когда они находятся рядом, то удар по одному из них вызывает вибрацию второго. Подобным образом можно объяснить связь между двумя глубоко влюблен­ными людьми. Образ двух сердец, бьющихся как одно, может быть чемто большим, чем простой метафорой. Как мы показа­ли, наши сердца и тела - это пульсирующие системы, излучаю­щие волны, которые могут действовать на другие сердца и тела. Довольно часто у матерей наблюдается способность чувство­вать, что переживают их дети, что зависит от этого типа связи между ними.

Чувства единения с Вселенной можно достичь утратив или преодолев своё эго. Эго - это граница создающая индиви­дуальное сознание. Внутри этой границы содержится самопод­держивающаяся энергетическая система, основной чертой ко­торой является состояние возбуждения. На рисунках 2.ЗА - С организм представлен как окружность вокруг пульсирующего корня энергии. Без существования границы не могли бы сущес­твовать сознание и эго.
Рис. 2.ЗА представляет нормальную энергетическую интеракцию организма со своим окружением, когда он пережи­вает удовольствие или боль. Эго выступает посредником в этой интеракции в интересах самосохранения (когда организм испы­тывает болевое раздражение) или самореализации (когда орга­низм получает приятную стимуляцию).
Рис. 2.3Б показывает как волны возбуждения переходят от корня к миру в случае ослабления эго. В этом случае созна­ние уже не является индивидуальным. Результатом такого опы­та, который можно пережить в глубокой медитации является состояние тишины и покоя.
На рис. 2.3В внутреннее возбуждение становится на­столько сильным, что что волны, которые оно излучает - как во время оргазма или другого радостного возбуждения - перепол­няют эго излучаясь за его границы. В этом случае человек пе­реживает чувство единения с космосом, но это не чувство по­коя, а экстаз.
Перейдем теперь к практическим аспектам этих рассуж­дений на тему энергии. Одной из самых частых проблем здо­ровья людей в нашей культуре является депрессия. Трудно оп­ределить частоту с которой она встречается, так как у нас нет объективных критериев, по которым мы распознаем депрессию, за исключением ее самых явных форм. Человек в состоянии клинической депрессии может лежать без движения в кровати или сидеть в кресле, не показывая ни малейшего желания при­нять какую - то активную роль в жизни. Во множестве случаев сопутствующим симптомом является чувство отчаяния. У дру­гих депрессия может объединяться с беспокойством или может чередоваться с периодами усиленной активности. Когда доми­нируют колебания настроения мы говорим, что состояние ма­ниакально-депрессивное. В случаях такого типа очевидно, что пациент перескакивает из состояния сверхактивности в состо­яние недостаточной активности.
В то время как случай острой депрессии легок для рас­познавания, стертые случаи часто вообще не распознаются. Человек может жаловаться на усталость и приписывать этому уменьшение своей активности - это одна из черт такой депрес­сии. Но если после продолжительного отдыха все-таки чувству­ется усталость, то верным диагнозом будет депрессия. Когда пациент входит в контакт с собой во время терапии, часто мож­но услышать такие замечания: "Теперь я понимаю, что состоя­ние депрессии было у меня большую часть жизни. Как случи­лось, что я ее не замечал?" Ответ прост: мы старались быть за­нятыми. Большинство моих пациентов признает, что их актив­ность - это защита от депрессии; когда они начинают чувство­вать усталость, то начинают новое дело. Интересно, что такие занятия могут способствовать физическому и психическому пробуждению данной особы, возрастет уровень энергии, одна­ко рано или поздно депрессия вернется.
Конкретной травмой, предрасполагающей человека к депрессии является потеря любви. (Полный анализ причин и способов лечения депрессии вы можете найти в работе A.Lo-ven "Depression and the Body" New York, 1977). Грудной ребе­нок, которого лишили тесного контакта с матерью или с лич­ностью, которая заменяла ему мать, может впасть в состояние депрессии и умереть. Независимо от возраста нам всем нужна связь с кем - то кто нас любит, чтобы поддержать чувствитель­ность наших тел к пробуждению. Пожилые люди, которые по­теряли любимого товарища, часто теряют желание жить. Боль­шинство взрослых людей могут протянуть руку многим людям, чтобы установить контакт, в то время как дети и пожилые люди ограничены в своей способности создавать узы любви. Тем не менее, чувство такого единства им абсолютно необходимо для их здоровья.
Еще до рождения ребенок тесно связан со своей ма­терью. В лоне эта связь самая интимная и самая тесная из воз­можных. Когда ребенок родится, он пытается заново почувство­вать тепло этого контакта у груди или в объятиях матери. Такие контакты для грудных детей очень важны. Они побуждают его тело, стимулируют его функции, дыхание и пищеварение. При-ятная физическая близость дает позитивные эффекты всю жизнь, обновляя энтузиазм и жизненную силу человека.
Потеря близкого человека часто вызывает боль в серд­це или спазм в груди. Все, за исключением очень молодых, могут пройти это переживание и разблокировать спазм внутри себя, оплакивая эту потерю. Плач освобождает напряжение и возвращает телу свободное состояние. Когда пульсация сердца снова становится сильной, волны возбуждения доходят до по­верхности тела и проникают дальше. Возбуждая другие тела, эти волны создают энергетические связи между ними.
Маленькие дети, потерявшие любовь, к сожалению, не могут придти в себя, пока не будет создана новая связь. Осво­бождение напряжения и расслабление, которое приносит плач, необходимо маленькому ребенку для поддержания силы пуль­сации в своем теле. Часто бывает так, что потеря любви не вызвана смертью или потерей матери, а лишь невозможностью для ребенка удовлетворения основного желания любви. Мать могла сама быть обиженным ребенком, который страдал из-за утраты любви своей собственной матери. Здоровый и энергич­ный отец может быть способным реагировать на нужды ребен­ка, но он не в состоянии полностью заменить мать, даже если он может приглушить боль разбитого сердца. В большинстве случаев сердечная боль из-за утраты любви матери не прохо­дит у человека и во взрослом состоянии, проявляясь в виде хро­нических болей в груди и затрудняя дыхание. Уменьшая доступ кислорода в организм такие хронические напряжения задержи­вают производство энергии у этого человека.
Такой человек не сможет поднять уровень своей энер­гии просто посредством увеличения количества пищи и кисло­рода. Если тело не нуждается в дополнительной энергии, то избыток питания откладывается в виде жира, а избыток кисло­рода ведет к состоянию гипервентиляции. Организм должен иметь равновесие между использованием энергии и ее накоп­лением. Равновесие между накоплением и выделением энергии контролируется потребностью. Увеличения базового уровня энергии у человека можно добиться только благодаря оживле­нию тела посредством выражения чувств. Отсутствие жизнен­ной энергии всегда является результатом сдерживания чувств.
Одним из удивительных последствий пониженного уровня энергии является возрастание активности, которая в свою очередь имеет источником попытку поиска любви. Боль­шинство детей, переживших потерю любви считают, что эта потеря произошла из-за того, что они не смогли заслужить эту любовь. Большинство матерей закрепляет такое чувство вины в ребенке, ругая их за то, что они слишком много требуют, че­ресчур энергичны, строптивы. Ребенок скоро поймет, что если он хочет получить хоть немного любви он должен приспосо­биться к требованиям матери. Это предубеждение, что любовь необходимо заслужить обычно сохраняется до взрослого воз­раста, когда оно часто проявляется стремлением к достижени­ям, к успехам. Такое поведение типично для людей со склон­ностью к поведению "типа А", которое характеризуется преуве­личенным стремлением к подтверждению своей ценности вмес­те с подавлением гнева, что проявляется в частом раздражении. Поведение "типа А" является главным фактором ведущим че­ловека к депрессиям и болезням сердца. (M.Friedman and R.H.Rosenman "Type A, Behavior and Your Hearth" New York, 1981, A.Lowen "Love, Sex And Your Heart", New York, 1989). Такого рода поведение также ответственно за хроническую усталость людей в нашей культуре.
К сожалению, большинство людей не умеет снизить темп своей жизни настолько, чтобы почувствовать, что они устали находясь под давлением жизни, веры, в необходимость жить дальше так, как они жили до этого, поскольку это дело выживания. Чувство усталости будит в них тревогу, что они не смогут продолжить борьбу. Большинство людей не могут ска­зать самому себе: "Не могу". Когда они были детьми, их учили, что сказать "Не могу" равносильно признанию поражения, а это довод к тому, что они недостойны любви.
Существует физическая причина из-за которой возрас­тает активность при понижении уровня энергии г Невозможно расслабиться, если уровень энергии слишком низок, так как для снятия напряжения мышц необходима именно энергия. Этот факт, несмотря на то, что он не очень сильно известен можно легко проиллюстрировать и объяснить.
Когда мышцы напрягаются, они выполняют работу, которая использует энергию. Будучи в состоянии напряжения они не могут выполнить больше никакой работы. Чтобы мыш-цы расслабились и были способны выполнять работу, необхо­димо, чтобы мышечные клетки произвели необходимую для этого энергию. Это в свою очередь требует притока кислорода и удаления молочной кислоты. Принцип работы мышцы пока­зан на рисунке 2.4.

Рассмотрим растянутую мышцу, как натянутую пружи­ну: Она сейчас наполнен энергией. Когда мышца сжимается, чтобы выполнить некую работу, она становится короче и твер­же. По мере использования пружин?, теряет энергию. Мышца pei енерируется и расслабляется, увеличивая свой энергетичес­кий потенциал, что подобно-растяжению пружины для того, чтобы она могла выполнить дальнейшую работу.
Когда человек переутомлен, а уровень его энергии ни­зок, он может легко попасть в состояние сжатия, также как че­ловек, страдающий маниакальным психозом, у которого гипер­возбудимость и гиперактивность предваряют состояние депрес­сии. Классическим примером этого состояния является беспо­койный и возбужденный ребенок, который, несмотря на уста­лость не может успокоиться и уснуть. Родители, в конце кон­цов, могут накричать на него или наказать, чтобы успокоить. Ребенок реагирует взрывом плача, родители обнимают его и прижимают к себе. Он засыпает. Плач заставляет ребенка ды­шать глубже, что дает ему энергию необходимую для расслаб­ления.
Человек с высоким уровнем энергии редко впадает в состояние высокого возбуждения, так как ее тело, благодаря расслабленным мышцам, может удержать высокий уровень напряжения. В результате движения ее свободные, спонтанные, и полны грации. Как автомобиль с двигателем большой мощ­ности, который с легкостью поднимается на гору, люди с боль­шим количеством энергии движутся по жизни с минимальны­ми усилиями. И только в ситуации кризиса у них можно отме­тить определенные усилия, но даже тогда у них достаточно энер­гии, чтобы создать впечатление, что они всё делают с легкостью.
Возможно что никакая другая часть тела не показывает так выразительно жизненную силу тела как глаза. Их считают зеркалом души. Но это также и зеркало тела. Они показывают состояние внутренней энергии тела человека. Когда эта внут­ренняя энергия горячая, её яркое пламя блестит в глазах. На­пример, глаза влюбленного человека блестят, отражая состоя­ние подъёма энергии. В глазах также проявляются чувства. Они искрятся, когда человек весел, сияют, когда человек счастлив и теряют блеск, когда он утомлен. Так как глаза выполняют та­кую важную роль в жизни человека, мы вернемся к ним в од­ной из следующих глав этой книги.
Состояние и вид кожи - еще один способ для оценки состояния жизненной энергии. Люди с высоким уровнем энер­гии, независимо от цвета кожи обычно имеют кожу с розовым оттенком, так как она хорошо насыщена кровью. Это возмож­но, когда волна возбуждения из глубины организма доходит до поверхности тела, давая коже сильный заряд энергии. Серый, беловатый, желтоватый или бронзовый оттенок показывает, что кожа недостаточно обеспечена энергией и приток крови к ней уменьшился. Сухая, твердая или холодная кожа говорит о том, что имеются проблемы как на уровне кровоснабжения, так и на энергетическом уровне. Состояние кожи указывает на эмоцио­нальное состояние человека. Например, в состоянии страха кровь оттекает от поверхности, оставляя кожу бледной, холод­ной и даже липкой. Гусиная кожа также указывает на страх. Она появляется возникает в результате того, что эластичные волок­на кожи сжимаются волосяные луковицы поднимаются.
Тело формируется тем, что оно почувствовало на со­бственном опыте. Реагируя на чувственное прикосновение тело расслабляется под действием приятного возбуждения. Тело ре­бенка не имеющего тесного контакта с матерью напрягается и становится холодным. Его чувствительность уменьшается, а внутренняя пульсация снижается. У здорового человека этапульсация сильная и продолжительная, что позволяет челове­ку контактировать с миром. Такие открытые миру, любящие люди - редкость в нашей культуре. Приведенный далее набор вопросов поможет Вам оценить Ваше энергетическое состоя­ние.
ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ АУТОДИАГНОЗ НИЗКИЙ УРОВЕНЬ ЭНЕРГИИ.
1. А. Чувствуете ли вы себя усталым?
2. Трудно ли Вам вставать утром? Чувствуете ли Вы себя усталым?
3. Чувствуете ли Вы себя загнанным, усталым, подавленным?
4. Находитесь ли Вы постоянно в движении?
5. Трудно ли Вам расслабиться, спокойно посидеть?
6. Свободно ли Вы двигаетесь или Ваши движения резкие и поспешные?
7. Трудно ли Вам уснуть?
8. Чувствуете ли Вы себя иногда удрученными?
Если на большинство вопросов Вы ответили положи­тельно - у Вас низкий уровень энергии.
ВЫСОКИЙ УРОВЕНЬ ЭНЕРГИИ
1. Хорошо ли Вы спите и просыпаетесь ли Вы отдохнувшими?
2. Ясные и блестяще ли у Вас глаза?
3. Находите ли Вы удовольствие, выполняя нормальные свои обязанности?
4. С оптимизмом ли Вы ждете следующий день?
5. Нравится ли Вам состояние спокойствия?
6. Грациозно ли Вы двигаетесь?
Если на большинство вопросов Вы ответили положительно - у Вас высокий уровень энергии.
Эта книга имеет целью помочь Вам в понимании свое­го тела как внешнего проявления, духа. Понимание означает не только понять, но и прочувствовать. В следующих главах мы изучим факторы, которые влияют на Ваше энергетическое со­стояние. Вы изучите упражнения, которые позволят Вам ожи­вить тело и придать грацию Вашим движениям.
 

ГЛАВА 3. ДЫХАНИЕ

Право быть собой реализуется с нашим первым вдо­хом. "Насколько сильно мы ощущаем это право можно увидеть по нашему дыханию. Если бы мы все дышали таким же естес­твенным образом как животные, уровень нашей энергии был бы высок и мы бы редко страдали от хронической усталости или депрессии. Однако большинство людей нашей культуры дышат неглубоко и имеют склонность задерживать выдох. И что хуже всего, они даже не подозревают о том, что у них есть проблемы с дыханием. Зато они стремительно несутся по жизни, задер­живаясь иногда, чтобы сказать друг другу, что "едва успевают глотнуть воздуха".
Большинство существующих сегодня программ трени­ровок подчеркивают необходимость глубокого дыхания. Дыха­тельные упражнения с давних времен являются интегральной "частью йоги. Однако рекомендованные разными школами ды­хательные упражнения, несмотря на свою огромную ценность, не содержат объяснения,"почему у людей существуют такие проблемы с правильным, естественным дыханием. Этой про­блемой мы и займёмся в данной главе. Мы должны вначале понять динамику дыхания.
Как все мы знаем, дыхание доставляет тканям кисло­род для поддержания метаболизма. К сожалению, организм не сохраняет кислород в каких-либо значительных количествах, поэтому когда дыхание прекращается больше чем на несколько минут, наступает смерть. (В отличие от дыхания без воды мож­но прожить несколько дней, а без пищи несколько месяцев). Таким образом, дыхание не является просто механичееким процессом. Это один из аспектов глубокого телесного ритма расширения и сжатия, который находит свое выражение также-в пульсации сердца. Более того, оно является выражением ду­ховности те/ia. Библия говорит, что сотаоряя человека, Бог взял кусок глины и вдохнул в него жизнь. Идея, что воздух содер­жит некую силу необходимую для жизни, является важнымэлементом философии индуизма, в которой её называют "пра­ной". Такой жизненной силой является кислород, который спо­собен заставить мертвую субстанцию, такую как дерево, гореть. Подобную способность кислород проявляет и в живых организ­мах.
Дыхание имеет непосредственную связь с состоянием возбуждения тела. Когда мы расслаблены и спокойны, наше дыхание свободное и спокойное. В состоянии сильного эмоци­онального возбуждения дыхание становится быстрым и интен­сивным. В состоянии страха мы дышим резко и задерживаем дыхание. В состоянии напряжения наше дыхание становится поверхностным. Справедливо также и обратное утверждение: глубокое дыхание успокаивает тело.
Впервые я отметил связь между напряжением и дыха­нием когда будучи кандидатом в корпус обучения резерва стре­лял из карабина в тире. Несмотря на мои старания, пули не попадали в центр мишени. Наблюдая за мной инструктор по­советовал мне сделать три глубоких вдоха и выдоха и нажать на спуск на третьем выдохе. Он также сказал, что если я буду задерживать дыхание во время стрельбы, то мое тело будет на­пряжено и рука будет дрожать. Он был прав, что я и подтвер­дил своим следующим выстрелом. Этот случай я хорошо запом­нил, но я не применял в жизни это открытие вплоть до времени своего лечения у Вильгельма Райха. Терапия у него наглядно дала мне понять, как часто я задерживаю дыхание. Я мог бо­роться с этой тенденцией концентрируя внимание на дыхании. Полезность этой концентрации я мог отметить не один раз во время лечения у стоматолога. Когда я лежу на зубоврачебном кресле, я концентрируюсь на свободном и глубоком дыхании, стараясь одновременно максимально расслабиться. Если дан­тист не сверлит в неком сверхчувствительном месте, боль лег­ко переносится и нет нужды в новокаине. В течение нескольких последующих лет после терапии у Райха я работал над своим дыханием, все более сознавая его, а также выполнял биоэнер­гетические дыхательные упражнения, которые я описываю в этой главе. Эти упражнения отличаются от обычных дыхатель­ных упражнений тем, что они вырабатывают навык естествен­ного дыхания независимо от нашей воли. Я не нахожу слов, чтобы полностью выразить, какие благие последствия принесла мне эта работа. Она положительно повлияла на мое здоровье, укрепила меня, а также дала возможность более свободного и здорового функционирования во всех стрессовых ситуациях. Она бесценна во время публичных выступлений, так как поз­воляет мне избегать напряжения связанного с выступлениями перед большим количеством людей.
Важно чтобы мы осознавали свое дыхание и обращали внимание на то дышим мы носом, ртом, или задерживаем ды­хание. Важным указанием на это является вздох, так как это реакция организма на задержку дыхания. Нормальное дыхание слышимо и лучше всего оно слышно во время сна. Люди, кото­рые дышат почти бесшумно, серьезно вредят своему дыханию.
В отличие от вздохов, функция которых - выпускание воздуха, при позевывании воздух втягивается в легкие. Зевание - это признак усталости или сонливости, оно возникает когда запасы энергии требуют пополнения. Иногда это признак ску­ки. В стимулирующих и возбуждающих ситуациях дыхание . усиливается, а энергия возрастает. Естественное дыхание, как дышит ребенок или животное, вовлекает в эту работу все тело, хотя не все его части работают активно, но на каждую из них влияют дыхательные волны, проходящие по телу. Когда мы втягиваем воздух, энергия берет начало в глубине брюшной полости и поднимается вверх, к голове. Во время выдоха волна перемещается от головы в направлении стоп. Эти волны легко можно увидеть, также как и помехи процессу дыхания. Частой помехой является задержка волны на уровне пупка или таза. Это не позволяет вовлечь таз и брюшную полость в процесс дыха­ния и приводит к поверхностному дыханию. Глубокое дыхание вовлекает нижнюю часть брюшной полости, которая выпячи­вается при вдохе и втягивается при выдохе. Это может казаться несколько ошибочным, так как воздух никогда фактически не попадает в брюшную полость. Тем не менее, во время глубоко­го брюшного дыхания расширение нижней части брюшной полости позволяет нижним отделам легких легче и полнее рас­ширяться, что углубляет дыхание. Все маленькие дети дышат именно таким образом.
При поверхностном дыхании дыхательные движения не выходят за пределы грудной клетки и диафрагмы. Движения диафрагмы вниз ограничены, что вынуждает легкие расширять-ся наружу. Это вызывает излишнее напряжение организма, так как расширение грудной клетки заключённой в жёсткий кар­кас рёбер, требует больше энергии, чем расширение брюшной полости. Почему этот способ дыхания требующий больших энергетических затрат при более низком насыщении организ­ма кислородом встречается чаще? Ответ на этот вопрос лежит в понимании зависимости между дыханием и чувствами.
Глубоко дышать - означает глубоко чувствовать. Если мы глубоко дышим животом, эта область оживает. Сдерживая глубокое дыхание, мы тормозим некоторые чувства связанные с животом. Одним из этих чувств является грусть, так как жи­вот принимает участие в глубоком плаче. Этот вид плача мож­но назвать "плач животом". Этот плач имеет в своей основе глубокую печаль, которая во многих случаях граничит с отчая­нием. Дети рано понимают, что посредством втягивания и на­пряжения живота можно избежать проявления болезненных чувств грусти и печали.
Иметь плоский живот может казаться эстетичным и модным. Чтобы подчеркнуть свою молодость, манекенщицы в журналах обычно позируют с втянутыми, плоскими животами. Но плоский живот указывает также на недостаточную полноту жизни. Когда мы определяем нечто как плоское, мы имеем в виду что эта вещь не имеет вкуса, цвета и оригинальности. У меня часто была возможность слышать из уст особ с плоскими жи­вотами жалобы на внутреннюю пустоту. Отсутствие чувстви­тельности в этой части тела означает также недостаток велико­лепного сексуального чувства тепла и растворения в районе таза. У таких людей сексуальное возбуждение ограничено главным образом гениталиями. Эта проблема является последствием^ сдерживания сексуальных чувств в детстве. Сделав определен-g ное усилие на живот при помощи кулака, мы не почувствуем! сопротивления, как если бы в нижней части живота была дыра| однако' если живот большой и круглый, такой дыры мы не no-f чувствуем. В этих случаях необходимо склонить этого человек ка к глубокому дыханию животом, чтобы вернуть ему жизнь и чувствительность в эту область его тела. Даже если человек осознает, что он дышит неглубоко, ему необходимы специаль­ные упражнения, активизирующие такое дыхание. Можно, на­пример, посоветовать ему дышать сопротивляясь давлению ладони на живот. В лечении эмфиземы легких используется метод, когда пациенту предлагают дышать пересиливая вес грузика, помещенного у него на животе, поднимая его силой вдоха и позволяя ему медленно опускаться во время выдоха. Другой метод открыть дыхание состоит в том, чтобы лечь на пол, подложить под шею свернутое одеяло, согнуть колени, ягодицы сильно прижать к полу. (Полное описание этих упраж­нений и иллюстрации к ним вы можете найти в книге A. Lowen "The Way to Vibrant Health" New York, 1977). Независимо от метода, который мы используем для углубления дыхания, для того, чтобы почувствовать его в глубине таза, в результате это­го активизируется чувство печали и сексуальность. Если мы сможем принять эти чувства - а особенно если сможем глубоко расплакаться - всё тело радостно оживёт. Я был свидетелем того, как этого достигли многие мои пациенты.
О том, как велико значение пустоты или полноты жи­вота, я убедился из следующего наблюдения. Наша сука поро­ды колли несколько лет тому назад родила 14 щенков. Четверо последних родились мертвыми, так как роды длились слишком долго. Но десять щенков - это всё равно больше, чем сука мо­жет выкормить одновременно. Вскоре мы поняли, что все мо­локо попадает к самым сильным щенкам и что слабейшие ско­ро погибнут. Призванный на помощь ветеринар посоветовал чтобы мы допускали к груди сначала слабых щенков, тогда они насытятся/Сильные и так смогут высосать достаточно молока чтрбы утолить голод. Но как мы могли различить, какие из них были сильнейшими или слабейшими? Мы решили ощупывать их животики. Те, чьи животики были полные на ощупь, попа­дали в одну корзинку, а тех, животы которых при ощупывании казались пустыми, мы клали в другую корзинку. Этих послед­них мы пускали кормить первыми. Таким образом все десять щенков выжили и выросли здоровыми псами.
При других заболеваниях дыхания грудная клетка дви­жется мало, дыхание главным образом диафрагмальное, с не­которым расширением брюшной полости. В этом случае груд­ная клетка слишком раздута, временами настолько, что напо­минает на вид бочку. Такой внешний вид может показаться мужественным, но приводит к эмфиземе. Постоянное слишком сильное наполнение воздухом грудной клетки растягивает инадрывает нежную ткань легких, в результате чего кислорода в кровь поступает недостаточно, несмотря на болезненные уси­лия, вдохнуть побольше воздуха. Даже если такое состояние имеет менее выраженную форму, это создает опасность для здоровья, так как неподвижность грудной клетки является боль­шой нагрузкой для сердца.
Самый значительный опыт, связанный с дыханием' я получил во время моего первого сеанса у Вильгельма Райха. Во время своей психоаналитической практики Райх заметил, что когда пациент воздерживается от выражения какой-либо мыс­ли или чувства, он задерживает дыхание. Это была форма са-. противления, но Райх, вместо того, чтобы направлять внима­ние пациента на это сопротивление, советовал ему лишь сво­бодно дышать. Как только пациент освобождал свое дыхание он становился разговорчивым и освобождал свои мысли и чув­ства. Отметив эту закономерность, Райх сконцентрировался на дыхании, лежащем в основе сознательного и бессознательного сопротивления, которое строит пациент.
.Во время моего первого сеанса у Райха я лежал на ку­шетке в одних шортах, так чтобы он мог наблюдать за моим дыханием. Райх ограничился тем, что проинструктировал меня, чтобы я дышал. Мне казалось, что я исполняю это, но через 10 минут Райх заметил: "Лоуэн, вы не дышите!" Я ответил, что дышу и что в противном случае я был бы мертв. Он ответил: "Но ваша грудная клетка не движется!" Он попросил меня, что­бы я положил руку на его грудь и посмотрел, как она поднима­ется и опускается с.каждым вдохом и выдохом. Я заметил, что моя грудная клетка движется намного слабее чем у него и ре­шил мобилизовать её, так, чтобы она двигалась в ритме моих вдохов и выдохов. Я делал это в течение нескольких минут, дыша ртом. В это время Райх попросил, чтобы я открыл глаза. Когда я открыл их, крик вырвался у меня из уст. Я услышал этот крик, но он показался мне не моим. Я не чувствовал стра­ха, я был просто удивлен. Райх приказал мне замолчать; чтобы я не мешал соседям, и я замолчал. Я снова начал дышать ртом и через минут десять Райх снова попросил меня открыть глаза. Еще раз у меня вырвался крик, и снова я услышал его как бы снаружи, как бы не имея с ним шгчего общего. Когда я покинул кабинет Райха то понял, что у меня есть какая-то важная проблема, о которой я не знаю. Я понял также, что свободное, глу­бокое дыхание помогает достичь подавленных чувств и осво­бодить их.
Райх посвятил следующие терапевтические сеансы глу­бокому дыханию, попросив меня заранее сказать ему о своих негативных мыслях и чувствах по отношению к нему. Это име­ло целью раскрыть отрицательное перенесение, для того чтобы отметить, проанализировать и исключить его. После вступитель­ной беседы я ложился на кушетку и дышал. Когда какая-либо мысль казалась мне важной, я делился ею с Райхом. Однако самым важным было то, чтобы я отдался естественному дыха­нию. Когда я делал что-то, чтобы углубить дыхание, Райх гово­рил: "Не делай этого, позволь, чтобы это происходило само по себе". Вначале это заставляло меня ошибаться, поскольку я ста­рался исполнить его инструкции как можно лучше. Конечно, ничего драматического не произошло. Посредством сознатель­ного дыхания, я неосознанно контролировал освобождение сво­их чувств. Первый сеанс убедил меня однако, что подход Райха был верным. Таким образом я продолжал терапию, стараясь чтобы мое дыхание стало естественным.
В течение первого месяца терапии я регулярно ощущал парестезии (чувство ползания мурашек по ногам и рукам), что было следствием гипервентиляции. Несколько раз случались болезненные пощипывания и мышечные спазмы. Руки в это время казались мне когтями птицы и я не мог двигать пальца­ми. Райх заверил меня, что это пройдет, когда мое дыхание выровняется. Действительно, так и случилось.
У большинства из нас симптомы гипервентиляции воз­никают если мы начнем глубоко дышать лежа без движения. Физиологически это можно объяснить тем, что такого рода дыхание слишком понижает уровень углекислого газа в крови, что приводит к такой реакции. С этим можно справиться дыша в бумажный пакет, ибо в этом случае часть окиси углерода бу­дет снова абсорбирована. По мере хода терапии я перестал чув­ствовать симптомы гипервентиляции после глубокого и свобод­ного дыхания. Я понял, что понятие "гипер-" является сравни­тельным по отношению к прежней глубине дыхания. Другими словами симптомы гипервентиляции появляются, если мы на­чнем дышать глубже, чем мы привыкли. В ту минуту, когдаорганизм привыкает к глубокому дыханию, такая "гипервенти­ляция" перестает быть "гипер-".
Эти симптомы можно также объяснить тем, что дыха­ние заряжает тело энергией. Если тело данного человека при­выкло к некоторому уровню энергии или возбуждения, то оно будет заряжено более чем нужно, что проявляется болезненным состоянием. Если этот повышенный заряд не будет разряжен, то тело сожмется, давая описанные выше симптомы. Когда че­ловек может переносить высокий заряд энергии, тело будет чувствовать себя живее, именно это случилось со мной, когда я расслабился во время терапии у Райха. С симптомами гипер­вентиляции можно также справиться, или уменьшить их нано­ся удары по кушетке или делая другую достаточно исчерпыва­ющую работу для того, чтобы израсходовать лишнюю энергию.
Во время моей собственной терапии, когда я продолжал работу над дыханием и отпускал свое тело, случились два сле­дующих драматических происшествия. Однажды, когда я от­дыхая лежал на тренировочном мате, что-то двинулось во мне, колебая мое тело, пока я не встал. Минуту я стоял лицом к мату, а затем начал колотить его кулаками. Когда я это делал, я уви­дел лицо своего отца. Я знал, что бью его за то, что он шлепнул меня - событие, которое я совсем не помнил. Когда через какое-то время после этого я встретился с отцом, я спросил его, уда­рил ли он меня когда-либо. Он признался, что сделал это один раз, когда я заставил нервничать мать возвращаясь слишком поздно домой со двора.
То, как я спонтанно поднялся с мата, удивило меня. В отличие от моего первого сеанса у Райха, когда я кричал не чувствуя никакого страха, на этот раз я ощущал полную силу своего гнева. Надо понимать, что ни один из моих поступков не был выполнен сознательно. Нечто на более высоком уровне - на уровне бессознательного, как назвал его Фрейд - приказало мне так сделать.
Идея действия без участия сознания является централь­ным понятием в практике и философии дзен. Евгений Харри-гел, описывая свои упражнения дзен в мастерстве стрельбы из лука, пишет: "Нужно дойти до точки, когда сам не выпускаешь стрелу, но нечто делает это за нас". (Eugene Harrigel "Zen, and the Art of Archery" New York, 1971) Нечто подобное действует в нас либо посредством нас, но не принимается как сознание? Это определенного рода сила, но такая, которая по-видимому име­ет свое собственное сознание, более глубокое и широкое, чем наше обычное сознание. Если нам необходимо определение для нее, то необходимо .назвать ее духом живущим в нас, который мобилизует нас к действию.
Другими словами, опыт духовности тела не зависит от действия, но от чувства силы внутри себя, которая больше чем сознательное Я.
Второй поворотный пункт в моей терапии наступил через некоторое время спустя. Во время одного из сеансов, ког­да я лежал на топчане и отдыхал, у меня было ясное впечатле-, ние, что я близок к тому, чтобы увидеть картину на потолке. Во время нескольких следующих сеансов это чувство усилилось. Потом эта картина появилась. Я увидел лицо моей матери, смот­рящее на меня свысока, в гневе. Я ощутил себя в семимесячном возрасте, лежащим в коляске перед домом. Перед этим я плакал о маме, но мой плач вероятно помешал ей в каком-то ее заня­тии. Когда она вышла ко мне, у нее было такое холодное и суро­вое выражение лица, что я замер. Я понял, что крик, который я в то время не выдавил из себя, был тем криком, который я из­дал во время своего первого сеанса у Райха. Он все еще пребы­вал в моем горле, которое было так зажато, что я не мог ни крик­нуть, ни глотнуть. Много лет позднее, во время рабочего семи­нара, который я проводил, случилось нечто, что помогло мне это понять. Один из участников предложил, чтобы мы порабо­тали над моим телом для того, чтобы расслабить некоторые мои напряжения. Я согласился. Я лежал на полу, а две женщины работали одновременно над моим телом. Одна занялась моим зажатым горлом, а другая стопами, то есть двумя областями, где напряжение было наибольшим. Я помню, что чувствовал себя беспомощным и в этот момент почувствовал в горле ост­рую боль, как будто кто-то мне его перерезал. Я понял, что моя мать психически подрезала мне горло, так что мне трудно было говорить или плакать.
Этот крик вырвался когда я возбудил свою грудь дыха­нием. Крик застрял в моем горле, но в моей груди осталась боль из-за злости на мать. Именно эта боль разбитого сердца, поте­ри любви мамы была тем, что я должен был подавить в себе,чтобы выжить, так как когда я боролся криком и плачем, требуя груди, это обернулось против меня. Мне удалось приглушить эту боль, напрягая грудную клетку, но следствием этого был огромный стресс, отрицательно влияющий на сердце. Я жил в бессознательном страхе, что меня покинут, от которого мог ос­вободиться только глядя в глаза страху и оплакивая свою поте­рю.
Этот взгляд не всеми разделяется, но торможение чувств заставляет человека бояться. Он становится, как говорится, скелетом в шкафу, на который мы боимся взглянуть. Чем доль­ше это чувство скрывается, тем больше мы его боимся. Во вре­мя терапии мы понимаем, что когда двери шкафа будут откры­ты, то есть когда приглушенные чувства будут освобождены, они всегда оказываются менее ужасными, чем мы ожидали. Одним из преимуществ является то, что мы уже не беспомощ­ные дети. Большинство из нас имеет достаточно развитое силь­ное эго, чтобы справляться с чувствами, в то время как ребенок такого эго не имел. Однако силу эго нельзя использовать, в слу­чае когда мы имеем дело с подавленными чувствами, потому что они неосознанны. Подавленные чувства подобны теням в ночи, которые увеличивает наше воображение, пока они не ста­новятся привидениями.
Если вы человек, склонный к подавлению в себе чувств, если вы не можете выплакаться, вероятнее всего вы будете иметь нарушения дыхания. И если вы задерживаете в себе чувства, то будет задерживать в себе воздух и грудная клетка. И она, веро­ятно, будет раздута. Женщины более свободны в выражении чувств чем мужчины: плач приходит к ним легче и в результате их дыхание более свободно, у них реже появляются сердечные недомогания и они живут дольше. Это не значит, что у них нет эмоциональных проблем или, что их дыхание полностью естес­твенно. Женщины, которые берут за образец для подражания такие мужские ценности, как твердость и спортивность, а так­же сдерживание своих чувств, находятся в такой же опасности как и мужчины и также могут иметь раздутую грудную клетку. Особенно податливы к этому курильщики обоего пола. Куре­ние создает впечатление дыхания, не доставляя однако организ­му достаточно кислорода, который мог бы пробудить болезнен­ные чувства.
В интересах собственного здоровья, важно, чтобы мы осознали свой стиль дыхания. В этом может помочь упражне­ние приведенное ниже. Оно должно также помочь углублению дыхания. Сначала обратите внимание на размеры своей груд­ной клетки и посмотрите, глубоко ли вы втягиваете воздух и надолго ли вы его. задерживаете. Если это так, то вы можете иметь такие же проблемы с освобождением своих чувств, ка­кие имеются у вас с полным вдыханием воздуха.
УПРАЖНЕНИЕ 3.1
В позиции сидя, лучше всего на твердом стуле,
произнесите своим обычным голосом " а-а-а " глядя на
секундную стрелку своих часов. Если Вы не в состоянии
удержать звук по крайней мере в течение 20 секунд,
это значит, что у Вас есть проблемы с дыханием.
Чтобы поправить свое дыхание повторяйте это упражнение регулярно, стараясь продлить время звучания этого звука. Упражнение нельзя назвать опасным, ноу Вас может быть одышка. Ваш организм будет реагировать интенсивным дыханием, чтобы пополнить уровень кислорода в крови. Такое интенсивное дыхание освобождает напряженные мышцы грудной клетки, позволяя им расслабится. Этот процесс может закончиться плачем.
Можете выполнить это упражнение, считая вслух в постоянном ритме. Использование голоса непрерывным образом требует поддерживать непрерывный выдох. Это упражнение будет давать такой же эффект как предыдущее. При более полных выдохах Вы будете вдыхать глубже.
В этом, а также в других упражнениях важно не старать­ся любой ценой добиться результата. Как все естественные функции организма, дыхание просто происходит. Когда Вы перестаете напрягаться и отдаётесь таинственной силе своего тела, то получаете грацию и здоровье,
А что с людьми, грудные клетки которых свободны и слабо наполнены? Это нормальное состояние, если дыхание достигает глубины брюшной полости. В этом случае дыхатель­ная волна проходит через все тело. Часто слабо наполненная грудная клетка плоская и узкая, а дыхательные движения вы­ходят за ее пределы. Люди с таким строением имеют трудности с вдохом больше, чем с выдохом. Они не подавляют в себе чув­ства, но отделяют себя от них. Это особенно касается чувств исходящих из глубины брюшной полости, таких как грусть, отчаяние и желание. Травмы, которые эти люди получили в раннем периоде жизни, были очень болезненными. Их жела­ние контакта не было просто подавляемо время от времени, но оно было полностью поглощено, что привело их к чувству, что у них нет права на радость и самореализацию. Отсюда их глу­бокое отчаяние.
У детей желание близкого контакта чаще всего прини­мает форму желания сосать грудь матери. Если у нас есть же­лание использовать опыт моих пациентов как действительный пример, то исполнение этого желания часто сводится на нет. Только небольшой процент взрослых людей может правильно сосать. Взрослый человек, вкладывая большой палец в рот, будет вероятнее всего легко сосать его губами. Новорожденный ребе­нок или животное будет сосать всем ртом, прижимая сосок язы­ком к небу, в то время как горло открывается/создавая давле­ние, новорожденный в состоянии вытянуть из груди максималь­ное количество пищи. В то же врем дети, которых кормят из бутылки, сосут в основном губами. .Большую часть работы за них выполняет сила гравитации. Таким образом, сосание пищи из груди является более активной и агрессивной формой дей­ствия.
Врач - педиатр Маргарет Риббли в своей книге "Права новорожденного" (Margaritha Ribble "The Rights of Infants ", New York, 1965), ясно показала явную связь между сосанием и ды­ханием. Доктор Риббли утверждает, что если новорожденный оторван от груди рано, в течение первого года жизни, его дыха­ние становится поверхностным и нерегулярным. Новорожден­ный переживает потерю груди как потерю своего мира. Он пе­реживает огромную беду и плач тут редко помогает. Так как ребенок не в состоянии получить назад близкую связь с грудью, ему приходится подавлять свое дыхание в попытках избежать
боли и тоски. Грудные дети делают это обычно посредством напряжения мышц горла и этот навык часто остается во взрос­лом состоянии, негативно воздействуя на дыхание. Чтобы ды­шать агрессивно, нужно чувствовать как работает наше горло во время дыхания, подобно тому как грудные дети должны чувствовать действия своего горла так, чтобы агрессивно сосать. Одним из способов активизации мышцы горла является изда-вание стона во время вдоха. Можно также использовать это во время выдоха, объединяя со звуком на вдохе, как показано в следующем упражнении.
УПРАЖНЕНИЕ 3. 2
Примите ту же позицию сидя, что и в предыдущем упражнении. В течение одной минуты дышите нормально для тог.о, чтобы расслабиться. Далее, на выдохе, издайте звук, продолжающийся в - течение полного выдоха. Старайтесь издать такой же звук во время вдоха. Вначале это может быть трудным, но этого можно добиться немного поупражнявшись. Чувствуете ли Вы как воздух всасывается внутрь тела? Перед чиханием тело всасывает воздух с расслабляющей силой. Ощущали ли вы это когда-либо?
Я использую это упражнение также для того, чтобы помочь людям расплакаться, когда у них существуют с этим большие проблемы. После того' как они издадут этот звук в те­чение трёх полных циклов дыхания, я прошу их, чтобы они превратили этот звук на выдохе, в звук "ух, ух", или в звуки глотания, продолжая вокализацию на вдохе. Если выдох доста­точно глубок, чтобы достичь живота, это часто заканчивается неожиданным плачем. Иногда, когда человек начинает плакать, он говорит удивляясь: "Но мне не грустно". Эта диссоциация во время доступа к глубочайшим чувствам подобна тому пере­живанию, во время которого я кричал не ощущая страха.
Обычно в этом случае я говорю пациенту: "Тебе груст­но, потому что ты напряжен". Я имею в виду то, что он потерял чувство грации. А так как это можно сказать о нас всех, значит все мы имеем некий повод плакать.
Ничто так не улучшает дыхания как хороший плач. Плач - наш главный механизм освобождающий напряжение, и един­ственный который доступен грудному ребенку. Мы плачем не только тогда, когда мы в отчаянии, но также в момент когда отчаяние проходит. Мать, у которой погиб ребенок, не плачет в то время, когда она его лихорадочно ищет, но только лишь тог­да, когда его находит. Иногда люди плачут во время оргазма, потому что в некотором смысле они находят в себе потерянно­го ребенка, который когда-то знал чувство радости.
Несмотря на то, что плач необходим в случае раздутой грудной клетки, а также очень полезен в случае с грудной клет­кой, недостаточно заполненной воздухом, одного его недоста­точно для того, чтобы полностью решить эти проблемы. Для мобилизации агрессии, необходимой для того, чтобы полностью расширить грудную клетку, нам необходимы намного более сильные эмоции. Такой эмоцией является гнев. Человек, огром­ное желание которого не было реализовано, имеет достаточный повод, чтобы почувствовать гнев, но ему не хватает энергии для того, чтобы возбудить и удержать в себе эмоции на таком уров­не интенсивности, на котором могла бы образоваться достаточ­ная сила. С этой целью я использую упражнения основанные на ударах по кушетке в позиции стоя. В этом упражнении коле­ни должны быть согнуты так, чтобы опора тела была пружиня­щей. Выполняющий упражнения поднимает кулаки над голо­вой держа руки на уровне ушей и пытаясь завести их как мож­но дальше за голову. Локти должны быть слегка согнуты. Сущ­ность этого упражнения в дыхании. Из этой исходной позиции руки медленно вытягиваются назад три раза, в то время как выполняющий упражнение дышит как можно глубже, напол­няя грудную клетку. После третьего сильного вдоха наносится удар, с одновременным резким выдохом. В большинстве слу­чаев, если упражнение повторяется от 10 до 20 раз, возникает взрыв гнева и удары уже не контролируются волей. Это упраж­нение может закончиться спонтанным всхлипыванием, когда гнев будет отреагирован. Эффект во многих случаях поразите­лен. Заряженное энергией тело становится более живым. Один из пациентов у которого было состояние отчаяния и бессилия, после выполнения этого упражнения, в котором он почувство­вал сильный гнев, заметил: "Я никогда не думал, что жизнь может быть так прекрасна".
Сегодня люди больше понимают то, как важно дыха­ние, чем это было раньше. Это происходит главным образом от большей заботы о своем здоровье и знания позитивных эффек­тов физических упражнений и дыхания. Однако из-за своеоб­разного запудривания мозгов нашей культурой, мы поверили, что существуют некие техники дыхания. Таким образом мы хотим научиться как это делать правильно. Возникло много ошибочных рекомендаций, касающихся пользы дыхания носом в отличие от дыхания ртом.
Многие люди считают, что необходимо дышать носом и что рот должен быть закрыт. Эту точку зрения они аргумен­тируют тем, что проходя через нос воздух согревается и филь­труется, что будто бы полезнее для легких. Матери часто требу­ют от детей, чтобы они держали рот закрытым, за исключени­ем ситуаций, когда они говорят или едят. При этом они крити­чески добавляют: "Что ты делаешь, хочешь проглотить муху? Ты выглядишь по дурацки с открытым ртом." Суть в том, что опущенная челюсть придает лицу задумчивое выражение. Но почему нам нужно все время быть внимательными и сконцен­трированными? Нужно ли нам все время быть хозяевами ситу­ации и своего поведения? Как мы убедимся в одном из следую­щих разделов, напряженная челюсть имеет ключевое значение для контроля.
Дыхание носом активизирует верхние дыхательные пути, поднимая уровень ощущений, а особенно обоняния. Уве­личивается концентрация внимания. В результате, когда мы дышим носом, лицо приобретает более оживленный вид. Во время сна, в состоянии пониженной чувствительности, челюсть отвисает и дыхание происходит в основном ртом. В общем, дыхание носом ограничено периодом спокойствия и понижен­ной активности. Когда человек занят некой физической рабо­той, требующей усилия, он дышит обычно ртом, так как орга­низм требует больше кислорода. То же самое относится к силь­ным эмоциональным состояниям, таким как гнев, страх, грусть, или желание. В подобных ситуациях закрыть рот и дышать носом - способ поддержания контроля. Есть место и время ког-да контроль неооходим, также есть время и место где нужно отпустить все тормоза. Способ дыхания должен зависеть от ситуации, а не от того как данный человек считает, он должен себя вести. Тело знает подходящую реакцию и ему нужно дове­рять, что оно поступит правильно, если только мы позволим ему.
Когда я читаю лекцию, я замечаю, как важно говорить медленно и оставлять себе время для дыхания. Это позволяет мне расслабиться и удержать концентрацию. Однако я часто замечаю, что мои слушатели дышат не глубоко. Несмотря на то, что они заинтересованы лекцией, слушают все с меньшим вни­манием. Когда я вижу, что они начинают разваливаться на крес­лах, я делаю перерыв и прошу их потянуться и сделать несколько глубоких вдохов. Им становится легче слушать доклад, а мне говорить. В подобной ситуации может оказаться читатель, на­столько захваченный тем, что он читает, что подсознательно ограничивает свое дыхание. Поэтому я хотел бы сейчас пред­ставить важнейшее упражнение в, дыхании, которым распола­гает биоэнергетика.
УПРАЖНЕНИЕ 3.3
Если Вы, читая эту книгу, сидите в кресле, сделайте перерыв чтобы вздохнуть. Отогнитесь назад, поднимите руки вверх и вдохните несколько раз глубоко.
Позволило ли это потягивание вам глубже вздохнуть? Когда мы сидим согнувшись, живот сдавливается и глубокое дыхание невозможно. С целью расправления живота я исполь­зую биоэнергетический столик. Пациент лежит на столике,. опираясь стопами и протягивая руки назад к стоящему за сто-ликбм стулу. В этой позиции растягиваются мышцы спины, которые должны быть расслаблены, если необходимо достичь полного и свободного дыхания. Когда мы стараемся избежать закрепощения тела, когда ожидаем боли или неудобства, дыха­ние само по себе становится глубже и полнее. Первым столи­ком, который я использовал для этой цели был старый, дере­вянный кухонный столик, на который я положил свернутый плед. Если у вас, дома есть подобный столик, то можно его использовать в этом упражнении. Его можно также использовать для описанных выше упражнений с голосом. Пожалуйста, пом­ните о прерывании упражнения, если оно вызовет боль. Я не знаю случаев, чтобы кто-то получил травму, используя столик или свернутый плед для дыхательных упражнений, но насиль­но заставлять себя не стоит.

Свободное дыхание - это дар Бога, который вдохнул жизнь в наши тела. Это подходящий момент, чтобы заметить, что дыхание является синонимом инспирации (лат. spiro, spi-rare - дышать) и вдохновения. Словари говорят, что "инспири­ровать" - значит наполнять кого-либо оживляющим, ускоряю­щим или возбуждающим влиянием, а именно такой эффект дает дыхание. Иногда нам удается вдохнуть жизнь в человека с по­мощью искусственного дыхания методом рот в рот, так же как в соответствии с Писанием это сделал Бог с первым человеком. Я могу себе представить, как Бог, уже создавший мир, задержи­вается, чтобы глубоко вздохнуть, как каждый честный работ-ник после выполнения работы. Когда мы дышим глубоко, нам легко почувствовать, насколько правильно устроен мир, насколь­ко он справедлив и красив. Мы вдохновлены. Как трагично, что так мало людей дышат свободно.
 

ГЛАВА 4. БЛАГОДАРНОЕ ТЕЛО: УТРАТА ГРАЦИИ

Грация - естественный атрибут всех живых существ, живущих в состоянии невинности. Утрата грации человеком произошла в ту минуту, когда он познал добро и зло. С тех пор он уже не мог просто следовать инстинктам и доверять своим чувствам. Убежденный своим сходством с Богом, он однако понял, что приговорён к труду для того чтобы добывать хлеб насущный. Испробовав плод с древа знания, человек получил самосознание.
Самосознание - это одновременно благо й проклятие человечества. Оно позволяет человеку творить, но также куль­тивирует в нем жестокость и жадность. В великолепии своих достижений человек может проявлять божественные черты, но в своем желании достичь как можно большего, он кажется боль­ше сумасшедшим, чем Богом. Благодаря самосознанию чело­век стал аутсайдером в мире природы. Может быть лучшим определением явилось бы английское слово misfit, неприспособ­ленный. Это отражает растущее понимание современным че­ловеком его недостаточной физической приспособленности. Некоторые люди понимают свою физическую неприспособлен­ность дословно и делают попытку преодоления марафонской дистанции или поднятия тяжестей. Однако это не приспосаб­ливает их к жизни в естественных условиях и не позволяет им почувствовать своё единение с миром, и даже не помогает им черпать радость из того факта, что они живы и здоровы. Чтобы это почувствовать, они должны закрепить свое самосознание в сознании себя.
Это два разных понятия, несмотря на похожее звуча­ние. Чтобы быть самосознающим, человек должен посмотреть на себя со стороны, так как это случилось со мной во время терапевтического сеанса, когда я услышал свой крик не ощу­щая страха. Самосознание означает некое раздвоение личнос­ти, которая может колебаться от красоты до полной диссоциации, как при шизофрении. Для того, чтобы осознавать себя, человек должен чувствовать свое тело.
Есть история о сороконожке, которая в раздумьях над тем, какой из своих многочисленных ног двинуть первой, была не в состоянии сдвинуться с места. На счастье сороконожки и для нас всех, все важнейшие функции организма базируются на саморегуляции. В отличие от сороконожки, люди могут об­думать некоторые функции и движения и сознательно запро­граммировать их. Однако делая это, мы рискуем уподобить наше тело машине и подавить его грацию. В своём отношении к телу эго уподобляется всаднику на лошади. Если подчинить живот­ное своей воле, то оно сделает всё, что желает всадник. Однако это приведёт к утрате природной грации лошадью. Если же всадник позволит ей некоторую свободу, лошадь и всадник в движении сливаются с друг другом, и это выглядит благородно и красиво. Это важная аналогия, так как люди поступают дву­мя способами: один зависит, а другой не зависит от нашей воли. Намеренные действия - такие как ходьба, работа над книгой или приготовлении пищи, находятся под контролем эго и сознатель­ной воли. Некоторые движения непроизвольны - мигание век, судороги, тики, дыхание - они происходят независимо от того, хотим мы этого или нет. Некоторыми движениями мы можем управлять, но считается, что они непроизвольны, поскольку происходят спонтанно. В процессе беседы мы производим мно­жество жестов, которые не являются запланированными дей­ствиями. Такие спонтанные движения мы производим без пе­рерыва: прикладываем руку к губам или к лицу, сплетаем ла­дони, двигаем ногами. Часто мы не осознаем данного движе­ния, если не концентрируем на нём внимание. В отличие от этого, намеренные движения имеют некую сознательную цель. Когда мы чистим зубы, одеваемся или принимаем пищу, мы делаем это с сознательной целью.
Целенаправленных действий немного в отличие от не­произвольных движений, которые постоянно производятся те­лом. Даже если мы опустим движения внутренних органов, тело постоянно производит какие-то минимальные движения, оно находится в постоянном движении, даже во время сна.
Непроизвольные движения являются непосредствен­ным проявлением жизненности тела. Вот, что сказал мой друг художник о человеке, позирующем для портрета: "У него лицо такое живое, что я не в состоянии ухватить это выражение". Целенаправленные или контролируемые движения не создают такого впечатления, так как имеют в своей основе нечто меха­ническое. Однако большинство движений не принадлежат ни к первой, ни ко второй категории, они являются комбинацией их обоих. Чем менее движение контролируется волей, тем более оно спонтанно и грациозно. Если мы хотим иметь грациозные, не­напряжённые движения, эго должно довериться подсознанию.
Отсутствие элегантности движений, есть признак dis­ease, или состояния противоположного состоянию свободного расслабления. Так как такого отсутствия свободы невозможно избежать в нашей культуре, грациозное тело - редкость среди взрослых людей. Наблюдая за людьми на улицах, мы можем заметить, как неловко многие из них двигаются. Ещё печаль­нее тот факт, что многие из них не осознают этого. Большинст­во из них не замечают также своих серьёзных эмоциональных проблем. Несмотря на то, что исследования указывают на вы­сокую частоту психических заболеваний в нашей культуре, большинство людей не считают, что депрессия, беспокойство или неуверенность, которые они у себя отмечают, являются серь­ёзной эмоциональной проблемой, хотя на самом деле так оно и есть. Лишь немногие замечают какую-либо связь между пси­хическими заболеваниями и отсутствием грации. Это непони­мание возникает из-за того, что теория медицины опирается не на понимании здоровья, а на некоторой области знания о бо­лезнях. Большинство терапевтических программ, базируются ли они на анализе или нет, заражены таким консервативным взглядом и концентрируются на симптомах, вместо того, что­бы концентрироваться на общем состоянии здоровья и состоя­нии дискомфорта или беспокойства (dis-ease) личности. Так как каждая болезнь личности касается в равной степени как тела, как и разума, мы должны уметь смотреть на психические про­блемы как на отражение физиологических проблем и наоборот. Успешная терапия будет основана на понимании того, как и почему данная личность утратила грацию.
Несколько лет тому назад, я лечил одного адвоката, ко­торый обратился ко мне, так как имел проблемы в отношениях со своей подругой. Он жаловался, что она не хочет вступить с ним в длительный союз, несмотря на то, что они сблизились сексуально. Мой пациент, которого я назову здесь Поль, утвер­ждал, что очень любит свою подругу и не понимает, почему она не хочет вступать с ним в брак, несмотря на то, что она многок­ратно признавалась ему в любви.
Поль был привлекательным мужчиной около 50 лет, который в своей жизни уже имел одну семью, воспитал трех сыновей, а сейчас был в разводе. Как он сказал, поводом к раз­воду, послужило то, что жена слишком его опекала, что лиши­ло их связь элемента возбуждения и сделало её нудной. Поль вёл активную жизнь, занимался двумя видами спорта и, каза­лось, имеет что пожертвовать женщине. Он был расслаблен­ным и весёлым и никогда не вёл себя плохо по отношению ни к кому, кроме этой женщины.
Несомненно то, что если в отношениях двух людей по­являются проблемы, за это ответственны оба. Однако зная толь­ко Поля, я должен был стараться понять его проблемы исходя из его личности. Он не скрывал своих чувств и говорил о себе без стеснения. В этой ситуации единственным путём отыскать подсказки, касающиеся его проблем, было изучение строения и движения его тела. Он имел хорошо сложенное, сильное и гра­циозное тело. Но когда я попросил его лечь на биоэнергетичес­кий стоя, чтобы посмотреть свободно ли он дышит, то с удив­лением отметил, что его спина была жёсткой как доска, а дыха­ние сильно ограничено. Я подумал, что вероятно, его расслаб­ленный, свободный способ бытия является позицией, которую он принял для того, чтобы производить впечатление на людей и компенсировать состояние внутреннего напряжения. Или же за этим стилем скрывалось сильное эго, стремящееся к доми­нированию над другими? Поль признал, что достигает в жиз­ни того, чего хочет, и его очень нервировало то, что ему не уда­ётся "оседлать" эту женщину. Я мог только догадываться, что существующая у Поля потребность доминирования над собой и над другими людьми, имела существенное влияние на то, что его подруга не желала более длительной связи с ним, Кроме того, несмотря на производимое поверхностное впечатление, он не был сердечным человеком.
Мои интерпретации проблем Поля, оказались для него слишком трудными для их принятия. Однако он не мог отрицать жёсткости в своей спине и принял предложение порабо­тать над своим телом. Он регулярно использовал биоэнергети­ческий столик для расслабления мышц спины. Когда он отпус­тил себя на физическом уровне, он был уже в состоянии позво­лить своей подруге уйти. Если бы она ему уступила, их связь могла бы закончиться также, как его прошлая семейная жизнь утратой его заинтересованности.
Отношения Поля с женщинами строились подобно его отношениям с матерью. Она была женщиной требующей опо­ры и привязала к себе сына под видом любви. С виду Поль был независимым человеком, но его дух не был свободным. Он пос­тоянно ощущал потребность в подтверждении собственной ценности, должен был достигать успехов, целей, принимать вызов и выигрывать. Он всегда был активен. Ему было незна­комо удовольствие обычного существования.
Поль сыл человеком, живущим согласно ценностям эго, а не ценностям тела. Ценности эго связаны с удовлетворением, которое приносит достижение цели. Ценности тела - это физи­ческое удовольствие, получаемое от непроизвольных грациоз­ных движений. Концентрируясь на достижении цели, мы до­стигаем удовольствия, происходящего от стремления к ней. Лыжный спорт, например, является таким занятием, которым люди могли бы заниматься для собственного удовольствия. В то же время слишком многие лыжники оттачивают технику катания. Они неустанно контролируют себя, оценивая хорошо ли у них получается. Несмотря на то, что в катании на лыжах ничего не достигается, они создают себе цель: "Ездить сегодня лучше, чем вчера". Ясно, что для того, чтобы достичь легкости в движениях, следует обращать внимание на то, как катаешься, так как лыжный спорт не является естественной функцией. Однако многие лыжники постоянно ищут всё более трудней­шего спуска, дост л hoi о мастера. Таким лыжником был Поль.
Развивая свои способности в произвольной деятельнос­ти, мы приобретаем еще большую грацию, и именно так это выглядит со стороны. Продвинутый лыжник, спускающийся с горы, выглядит грациозно. Танцовщица, выполняющая шаги, созданные хореографом, также смотрится элегантно. Однако слишком часто нет никакой связи между грацией заученного искусства и естественной грацией тела. Я много раз наблюдалтанцоров и танцовщиц в балете, но встретив их на улице я по­ражался неуклюжести их походки. Балетная стойка, в которой стопы развернуты кнаружи, позволяет им грациозно исполнять танцевальные движения, однако жёсткость мышц бёдер и яго­диц затрудняет совершать грациозные движения за пределами сцены.
Если мы не хотим, чтобы упражнение уничтожило ес­тественную грацию тела, оно не может противоречить естес­твенным движением возбуждения в теле. Если волна возбужде­ния слишком сильна, её можно естественным образом напра­вить или использовать для выполнения грациозной и эффек­тивной деятельности, но если она будет прервана, то вместе с этим сломится дух организма. Оно всегда будет выглядеть ме­ханическим, несмотря на то, насколько успешным будет заучен­ное движение, и также будет ощущаться его исполнителем. Люди занимающиеся тренировкой лошадей, знают, что живот­ное, у которого сломлен дух, никогда не станет фаворитом на скачках. Родителям, к сожалению, часто недостает этих знаний. Одна женщина, с которой я работал, рассказывала о своих труд­ностях в воспитании сына. Она сказала: "Всё равно я его сло­маю!" с такой жесткостью, что я понял, какую огромную враж­дебность она питала по отношению к нему. Я сказал ей, что не могу с ней работать, так как не мог бы принять такую позицию у кого-то, кто обращается ко мне за помощью. Без сомнения она сама была сломлена родителями в детстве, но это ни в коей мере не оправдывает её отношения к собственному ребенку.
Грация и здоровье основываются на равновесии между эго и телом, между волей и желанием. Китайская философия назвала эти две первичные силы организма инь и ян - энергия Земли и энергия Неба. Так, например, ян представляет силу действующую сверху, а инь, силу действующую снизу. Избы­ток или недостаток нарушает равновесие, от которого зависит здоровье. Отношения между телом и эго, волей и желанием, можно также сравнить с отношениями между наездником и лошадью. Как галопирующая лошадь, желание придает силу действию. В то же время воля направляет и контролирует это действие так, как это делает наездник. Однако функцией воли не является укрощение духа.
К сожалению, в нашей культуре воля детерминирует большую часть наших действий, наперекор стремлениям тела. Мы вынуждены утром встать и пойти на работу, несмотря на то, утомлено ли наше тело, и интересует ли нас эта работа. Конечно., на жизнь нужно зарабатывать, и усилие воли для того, чтобы мы встали с кровати и сделали это, здесь необходимо. Потребности в пище, одежде и безопасности являются стрем­лениями тела. Но что можно сказать об императивном стрем­лении некоторых людей стать богатыми, влиятельными или известными? Тело не имеет таких стремлений.
Ключевым словом тут является движение. Если мы принуждаемы, мы теряем свою грацию и наше тело становится механическим. Здесь уместно процитировать Библию: "Что человеку от того, что он весь мир приобретёт, а душе своей навредит?" Человек является единственным существом которое движет само себя, даже вплоть до утраты связи с Богом, жизнью и природой.
Как я это вижу, важным фактором в стремлении к ус­пеху и власти, является существующее в каждом из нас стрем­ление быть любимым. Хотя успех может привести к широкой известности, он не приносит настоящей любви. Для того, что­бы быть любимым, надо стать личностью, которая даст себя полюбить и самому уметь любить. Следует быть смиренным, уметь протягивать руку, открывать сердце, а также иметь чув­ствительные места. Однако человек, направляемый своей со­бственной волей горд. После того, как он был травмирован в детстве, когда ещё был открытым и впечатлительным, он решил никогда больше не страдать от такой боли и унижения. Он бу­дет получать любовь пользуясь своим положением и силой. Он докажет свое превосходство, а не будет плакать и просить о любви. Интенсивность стремления к успеху, прямо пропорци­ональна его голоду по любви, но этот успех в конце концов пригоден только для облегчения реализации этого стремления.
В противоположность сознательным движениям, на­правляемым волей, движения возникающие из желания спон­танны. У здорового человека движения спонтанны, никогда не хаотичны или нецелесообразны, разве что они раньше были заторможены и именно сейчас преодолели блокаду, чтобы про­явить себя. Такое преодоление является обязательным для того, чтобы спонтанность смогла стать основным элементом поведе-ния данной личности. Подходящим местом для этого являются терапевтические сеансы.
Дух человека тоскует по своей естественной грации, хочет освободиться из оков эго, для того чтобы принять свое участие в потоке универсального духа. Несмотря на то, что воля не в состоянии вернуть нас к грации, иногда кажется, что лич­ность вырывается из программ, навязанных эго и становится спонтанной естественным образом. Я припоминаю обычный случай из жизни, который демонстрирует это явление. Я играл в бейсбол и когда становился на базе как батсмэн, я знал, что получу home run. Мое сознание не контролировало мои движе­ния и я не сделал никакого усилия для того, чтобы ударить по мячу точно и сильно. Однако, при первом броске я выполнил замах кием и послал мяч очень далеко, чтобы без препятствий обежать поле и вернуться на базу. Это было мистическим пере­живанием. Я не имел никакого контроля над замахом и получе­ние ценного очка мог себе объяснить только тем, что был так настроен на ситуацию, что не мог ошибиться. Это "что-то", что попало в мяч, идеально соответствовало тому "чему-то", что освобождало стрелы из лука лучника, практикующего дзен. Все люди, которым я рассказывал об этом событии, когда-то пере­живали нечто подобное. Я думаю, что такого типа знание о чём-то, что должно случиться, опирается на сознательном ощуще­нии сил, действующих в данной ситуации. Такая приспособ­ленность является проявлением духовности тела, которая па­рализуется, если логический ум навязывает нашему поведению жесткую причинно-следственную зависимость.
Я убежден, что волна возбуждения в теле посылает виб­рации в окружающее пространство. Некоторые из этих вибра­ций имеют форму звуковых волн, переносящих голос, в то вре­мя как другие являются более тонкими. Кроме того, многие люди могут почувствовать "флюиды" других людей. Когда такая эмпатия возникает на расстоянии, как например в случае, ког­да кто-то неожиданно чувствует, что умер близкий ему чело­век, это выглядит невероятным. Однако у меня собрано боль­шое число сообщений на эту тему, полученных от очень мно­гих людей, которые имели подобные переживания.
Толстокожие люди, те, кто замыкается в защитном ко­коне, редко имеют "стечение обстоятельств" такого типа, так как жёсткость их тел делает невозможной вибрацию в резонансе с другими людьми. Однако высокая степень впечатлительности тоже не гарантирует здоровья. Шизофреники известны своей сверхвпечатлительностью к тому, что происходит вокруг них. Многие из них имеют паранормальные переживания. В их слу­чае граница сознания является зыбкой, слишком проницаемой, что в психологических категориях означает, что эго не имеет прочных барьеров от внешних стимулов. Такие люди могут сломаться под их напором. (Подробнее в книгах: S.Keleman "Emotional Anatomy: The Structure of Experiense", Calif., 1985, A.Lowen "The Language of the Body", New York, 1971).
В здоровом организме существует равновесие между возбуждением и сдерживанием; человек ощущает себя свобод­ным в выражении своих чувств и импульсов, но он настолько владеет собой, что может выражать их уместным и достойным образом. У таких людей разум и тело соединены между собой так же прочно как инь и ян в монаде целостности. Они осозна­ют свою ценность, но не считают себя центром Вселенной. Каждое их движение равномерным образом включает всю их личность.
Из этих рассуждений ясно видно, что ключом к возвра­щению грации является освобождение тела для того, чтобы оно двигалось спонтанно. Однако эта свобода подвергается репрес­сии в детстве, когда родители не доверяют способности тела ребёнка к саморегуляции. Даже в таком обычном деле как вы-~t)op пищи лишь немногие родители позволяют детям пользо­ваться собственными стремлениями и импульсами. Они вынуж­дают их есть те продукты, которые согласно их убеждениям полезны. Правда, если мы оставим решение за детьми, то они могут питаться исключительно сладостями. Но это пристрас­тие со временем проходит. Более вредным, чем позволить де­тям время от времени есть сладости будет принуждение их к тому, чтобы они питались продуктами, которых они не любят. Временами родители впадают в крайность, укладывая в пос­тель детей без ужина потому, что они не ели того, что им под­ано. Я знаю случай, когда ребенка вынудили съесть собствен­ные рвотные массы, что должно было быть для него наукой послушания родителям. Даже в наше время, когда сплошь и рядом встречается множество фактов плохого обращения деть-ми, такая жестокость родителей по отношению к своему ребен­ку просто шокирует. Это противоречит нашему убеждению, что отношения между детьми и родителями должны быть основа­ны на доверии.
Современные родители находятся под давлением раз­личных занятий и бывают нетерпимыми по отношению к де­тям. В противоположность отцу или матери, ребенок имеет много времени: время на игру, время на беззаботность, время на удовольствия. Ребёнок не является еще частью взрослого мира целей и стремлений, а это выводит родителей из равнове­сия. Родители то и дело повторяют детям: "Поторопись! Делай что-нибудь!" Это оказывает на ребенка давление подавляя в нём большую часть удовольствия, которое он мог бы получать от своих занятий и движений. С этой минуты начинает утрачи­ваться грация. Если человек хочет вернуть хотя бы часть утра­ченной грации, он должен понять, какую роль в её потере игра­ет время. В современном мире время - это деньги. Только в дет­стве и только для тех, немногочисленных детей, которых излишне не принуждали родители, время становится удовольствием. Следующее упражнение поможет в иллюстрации того, как ти­рания времени подавляет нашу грацию.
УПРАЖНЕНИЕ 4. 1
Выберите произвольные движения среди тех, которые вы обычно выполняете, например ходьбу, подметание помещения, приготовление пищи, или написание письма.
Начнём с ходьбы. Отдаёте ли вы себе отчёт, что часто так хотите куда-то успеть, что едва осознаёте свою походку. Чувствуете ли вы, как мало грациозны ваши движения? Попробуйте освободить себя, так чтобы вы чувствовали каждый шаг, однако не думайте о том как ходите. Вместо этого позвольте своему телу двигаться в своем собственном темпе. Ваше сознательное "я" только лишь отправилось на прогулку. Если это упражнение вызывает чувство, что вы не в своей тарелке, это означает, что вы уделяете слишком много внимания ходьбе. Иными словами сохраняете свой стиль и думаете о том, как вы выглядите со стороны. Вместо этого попробуйте сконцентрировать внимание на самом ощущении ходьбы'. Убедитесь, что с Аюжете двигаясь свободно, без забот, почувствовать удовольствие от того факта, что вы просто живёте.
В лихорадочном и полном стрессов мире, в котором мы живём, нелегко сохранить ритм, отличающийся от общего тем­па. В прошлом бывало так, что когда я возвращался с зимних каникул на Карибах, я замечал по дороге к своему офису, что все меня обгоняют. К сожалению через неделю, я ловил себя на том, что хожу также быстро как все. Это одна из вредных при­вычек, с который мне удалось порвать. Сейчас я всегда хожу медленно и благодаря этому получаю гораздо больше удоволь­ствия. Временами я даже пытаюсь идти так медленно, как только можно. Чувство жизненности в стопах и ногах при этом рас­пространяется на все тело.
То же самое упражнение можно использовать в других видах деятельности, даже во время мытья посуды, которым за­нимается время от времени каждый современный мужчина. Моя жена жалуется, что хотя я делаю это быстро, посуда никогда не бывает до конца чисто вымытой и она вынуждена после меня поправлять. Я отдаю себе отчет, что я мою её быстро, потому что хочу покончить с этим занятием как можно быстрее. Из этого ясно, что эта работа не приносит мне удовольствия, но невоз­можно получать удовольствие от деятельности, выполняемой поспешно. Когда мне удается снизить темп, я отмечаю, что по­лучаю определённое удовольствие от мытья посуды. Чистоту считают чем-то божественным потому, что это знак порядка, след божественного труда в творении Вселенной из хаоса.
Как мы проиллюстрировали выше, концентрация вни­мания помогает человеку лучше использовать свою естествен­ную грацию. Кроме того надо позволить движению включать всё тело, а не ограничиваться какой-либо его частью. Как пока­зывают следующее упражнение, даже протягивание руки для рукопожатия может активизировать тело от стоп до головы, если мы ему это позволим.
УПРАЖНЕНИЕ 4. 2
Это упражнение основывается на простом движении протягивания руки так, как если бы вы хотели с кем-то поздороваться или что-то кому-то дать. Встаньте в такую позицию, чтобы ваши стопы были расположены параллельно на расстоянии 20 см, слегка согните колени. Это будет ваша основная позиция стоя, которую мы рассмотрим более подробно в одном из следующих разделов. Протяните руку так,-как если бы Вы хотели с кем-то поздороваться или кому-то что-то вручить. Затем опустите её вниз и попробуйте еще раз. Сейчас, прежде чем Вы протянете руку, одноименную стопу прижмите крепче к полу и слегка наклонитесь вперед, протягивая руку. Волна, которая создает это движение должна начаться от земли и пройти через всё тело.
Почувствовали ли Вы это движение более точно, чем раньше? Почувствовали ли вы как включилось в это движение все тело? Почувствовали ли Вы разницу между движением которое включает тело и изолированным движением?
В этом разделе мы рассмотрели утрату грации с перспек­тивы конфликта между эго и телом. Этот конфликт порождает расщепление между телом и чувствованием, волей и желани­ем, сдерживанием себя и спонтанностью, между верхней и ни­жней частями тела. Когда у человека доминирует верхняя пол­овиной тела, он утрачивает свою естественную грацию. Чтобы вернуть телу духовность мы должны изменить эту позицию, должны начинать движение от самого низа. Как мы увидели минуту назад, движения полные грации начинаются в нижней части тела и распространяются вверх й наружу волной возбуж­дения. В следующем разделе мы исследуем природу чувств, которые возникают в результате того, что волна возбуждения достигает поверхности тела.
 

ГЛАВА 5. ОЩУЩЕНИЯМ ЧУВСТВА

Духовность тела, как я уже сказал, проявляется чув­ством единства с универсумом. Чувство - не мысль и не убеж­дение, это нечто большее, чем функция разума, так как оно вклю­чает всё тело. Чувство складывается из двух элементов: деятель­ности тела и восприятия сознанием этой деятельности. Чувст­ва можно считать силой, соединящей разум и тело. Тело не может само по себе вызвать возникновение чувств. Например, во время сна тело может сильно двигаться, но здесь нет ощуще­ния, так как сознание спит. Можно иметь развитый и чувстви­тельный разум, но несмотря на это ничего не чувствовать, если в теле не возникает никаких спонтанных движений. Если мы оставим руки полностью пассивными, свисающими по бокам тела в течение нескольких минут, то можем утратить чувстви­тельность в них. Иногда наоборот, тело активно, но никакие чувства не возникают. Так бывает, когда прерывается связь между органом восприятия (эго) и объектом восприятия (телом). Пока человек живет, он имеет некоторую чувствитель­ность, даже в нарциссическом состоянии; Он может чувство­вать тепло, холод, боль, давление и т.п. В некоторой степени или очень сильно у этого типа личностей ограничены чувства, которые мы называем эмоциями, а именно: страх, гнев, печаль, любовь и т.п. Эти чувства возникают в результате спонтанных движений тела, представляющих движения к окружению или уход от него. Движение стремления отражает стремление к удо­вольствию и удовлетворению. Если человек осознаёт этот им­пульс, он ведёт к любви. Движение ухода - реакция на ощуще­ние боли или ожидание её, порождает чувство страха. Человек может также отреагировать ударом или отдалить опасность, что порождает чувство гнева. Для возникновения чувства не обяза­тельно чтобы движение или реакция были исполнены до кон­ца. Когда импульс достигает поверхности тела, возникает чув­ство, несмотря на то, будет выполнено действие или нет. Чело­век может быть разгневанным и не атаковать, испуганным и не убегать, печальным и не плакать, так как импульс был подавлен. Некоторые люди говорят о любви не ощущая импульса к теплому и чувственному контакту. В таком случае любовь является мыслью, а не чувством.
В продолжение нашей дискуссии я займусь чувствами и эмоциями. Чтобы избежать смешения этих понятий, надо отметить, что каждая эмоция является чувством, но не каждое чувство является эмоцией. Любовь, гнев и страх являются ти­пичными эмоциями, называемыми также чувствами. Ощуще­ние тепла, холода, боли и прикосновения, вкусовые и обоня­тельные ощущения являются чувствами, но не эмоциями. Сло­во emotion предполагает деятельность (motion - движение и предлог е- наружу, вовне) которое отличает этот вид чувства. Эмоции переживаются как реакции всего тела. Боль, например, может ощущаться в нижней части спины, но когда я разгневан, это чувство не локализовано и не ограничено, потому что я весь в гневе. Однако импульсы, связанные с различными эмоция­ми, различаются между собой и имеют разные пути к экспрес­сии.
Функциональное понимание чувства должно опирать­ся на энергетических процессах живого организма. Это процессы двоякого рода: (1) общая пульсирующая активность в орга­нах и во всем теле (2) конкретные импульсы и реакции, кото­рые мы только что описали. Движение расширения и сжатия являются видимыми проявлениями жизненной силы организ­ма. Такую ритмичную пульсацию наиболее просто заметить у такого примитивного существа, как медуза. Каждый, кто наблю­дал за ней, наверняка находится под впечатлением её способ­ности двигаться в воде только при помощи расширения и сжа­тия. У человека наиболее очевидным признаком этой пульса­ции является вдох и выдох. Подобный ритм мы видим в перис­тальтических движениях кишечника и пульсации сердца. В реальности дышат все живые клетки. Они поглощают кисло­род и выделяют углекислый газ в процессе внутреннего дыха­ния, которое является основной пульсирующей активностью жизни.
Так как движения расширения и сжатия автономны, следует спросить: существуют ли у людей связанные с ними состояния чувств. Согласно моему опыту - существуют. Когда в процессе биоэнергетической терапии дыхание пациента становится свободным, легким и глубоким, я обычно замечаю, что он погружается в покой. Когда я спрашиваю как он себя чув­ствует, то получаю неизменный ответ: "Я чувствую себя хоро­шо". Хотя с этим состоянием не связана ни одна эмоция, оно имеет черты чувства. Еще ни один пациент не сказал : "Я не чувствую ничего". Такое утверждение указало бы на уменьше­ние нормальной пульсирующей активности тела и с большим правдоподобием можно было бы предположить, что это сказа­но человеком в состоянии клинической депрессии.
Наша способность чувствовать внутреннее состояние другого человека, которую я называю эмпатией, опирается на том факте, что наше тело резонирует с другими живыми орга­низмами. Если мы не резонируем с другими - то только пото­му, что не резонируем внутри себя. Когда кто-то говорит: "Я не чувствую ничего", это значит, что он выключил в себе не толь­ко чувства собственной жизненности, но и любые чувства, ко­торые он мог бы иметь.
Для того, чтобы выжить, организм должен быть чувстви­тельным к своему окружению. Эта способность чувствовать располагается в мембране, окружающей организм, способной селективно пропускать внутрь продукты необходимые для жиз­ни и выделять продукты распада. Селективность, или способ­ность различения стимулов является основой сознания. Спра­ведливо также утверждение, что сознание - явление поверхнос­тное.
Наше осознание мира зависит в большой степени от функционирования основных органов познания, которые явля­ются высокоспециализированными структурами кожи или не­рвной системы. Информация, которую получают рецепторы, передаётся посредством нервов мозгу, где она "проецируется на экран сознания", чтобы мы могли реагировать на окружающие стимулы. Этой инфег' :лщи однако не сопутствует никакое кон­кретное чувство. Чувство зависит от наших реакций. Если наша реакция позитивна - стимул вызывает в теле расширяющее дви­жение - мы почувствуем удовольствие и возбуждение. Если реакция негативна - стимул провоцирует сжатие тела - мы по­чувствуем страх или боль. Мы приписываем эти чувства самим стимулам, но в реальности они являются перцепциями наших реакций. Под наркозом, когда невозможна какая - либо реак-ция. мы не чувствуем абсолютно ничего.
Наша активность не детерминирована исключительно стимулами внешней среды. Мы реагируем также на импульсы, которые возникают спонтанно изнутри. Эти импульсы относят­ся к нашим потребностям. Потребность возбуждения порожда­ет импульс поиска контакта с другим телом, в то время когда потребность питания порождает импульс к поиску пищи. Эти внутренние движения также вызывают чувства, как только до­стигают поверхности тела и затем в мозгу возникает перцеп­ция.

Рис. 5.1. Реакции организма на стимуляцию.
Рисунки 5.14 и 5.2 редуцируют эти процессы до наибо­лее простых понятий. На рис. 5.1 организм представлен как окружность, что немного напоминает строение единичной клет­ки. Её середина соответствует ядру клетки, она является источ­ником энергии для любых движений. Импульс или волна воз­буждения, движется от центра к границам, где возникает эк­спрессия. Одновременно снаружи поверхность клетки атакуют стимулы, провоцирующие внутренние реакции.
У высших организмов скелетные мышцы контролиру­ются нервами, начинающимися от сознательных участков моз­га, любые сознательные движения контролируются эго. Мышеч­ная система поддающаяся волевому контролю представлена на рис. 5.2 как волнистая линия, расположена вблизи к поверхности тела и создаёт естественную защиту. Каждый импульс, стре­мящийся к экснрессии, должен включать систему скелетных мышц. Эго может управлять экспрессией данного импульса или даже заблокировать его посредством напряжения соответству­ющих мышц, делая невозможным его проявление. Заблокиро­ванный -таким образом импульс не может породить чувство, так как он не в состоянии достичь поверхности, где наступает пер­цепция.

Рис. 5.2. Влияние импульса на мышечную систему. Импульс активизирует мышцы, но может быть забло­кирован хроническим напряжением, которое не позво­лит ему достичь поверхности.
В определенных ситуациях человек может сознатель­но блокировать экспрессию импульса. Он, например, может очень хотеть ударить того, кто причиняет ему боль, но отдав себе отчет в том, что агрессор сильнее, он может поступить разумно и сдержать этот импульс. В такой ситуации он пол­ностью осознает свой гнев и напряжение, спровоцированное сдерживанием своего агрессивного импульса. Если ситуация изменится или же человек от неё"отдалится, он сможет освобо­дить напряжение или выразив свой гнев словами или ударив какой-либо предмет. Дело выглядит иначе если ситуация не изменяется или человек не может из неё выйти по своей воле. В такой безвыходной ситуации может оказаться ребёнок. Он мо­жет чувствовать гнев из-за недружеского поведения родителей. Но существует большая вероятность, что опасаясь ответной реакции он. не будет выражать свой гнев. В нашей культуре воспитание детей часто напоминает борьбу, в процессе кото­рой свобода ребенка ограничивается, а его дух ломается. Роди­тель может ударить ребёнка, но беда ребенку который ответит на этот удар! Мне часто приходилось видеть как после спора с родителем разгневанный ребёнок что-то бормочет себе под нос, но не смеет ничего сказать вслух. В таких ситуациях ребёнок не имеет другого выхода, как только поддаться, а это означает, что его гнев должен быть подавлен.
Когда импульс сознательно сдерживается, напряжение мышц, которое из-за этого возникает, необычайно сильно. Во­лна возбуждения достигает Мышц, которые дрожат подобно лошадям перед стартом к забегу, сдерживаемые жокеями. Од­нако когда это состояние становится хроническим, мышцы за­стывают в напряжении и сдерживание импульса становится неосознанным. Застывшие напряженные мышцы делают невоз­можными спонтанные движения, так что человек уже не осоз­наёт гнев или какое-либо другое чувство, также как не осознает тот факт, что подавляет чувства. Чувствительность в данном месте исчезает и человек перестаёт чувствовать напряжение. Через годы, когда мышца ослабеет, возникает боль, но человек не может ассоциировать эту боль с подавлением чувств. Сте­пень подавления таких чувств, как гнев колеблется у разных людей в зависимости от того, как велика была угроза, которая привела к подавлению. Некоторым людям ощущение и подав­ление гнева даётся с большим трудом, в то время как другие в состоянии почувствовать гнев только когда провокация доста­точно сильная. Есть люди, которые взрываются при минималь­ной провокации. Оказывается, что уровень напряжения у таких людей настолько высок, что они находятся в состоянии посто­янной провокации. Так как такие взрывы гнева возникают без участия эго, то есть прежде чем человек осознает насколько сильно он разгневан и почему, это не служит расслаблению хронического напряжения.
Хроническое напряжение мышц придаёт телу жёсткость и подавляют его грацию, блокируя протекание возбуждения. Зажатые мышцы в каких-либо частях тела ограничивают ды­хание, так как для одного дыхания требуется чтобы дыхатель­ные волны проходили через все тело. Ограничивая полное и глубокое дыхание, хронически напряженные мышцы снижают также уровень энергии этого человека, что уменьшает общую жизненность тела. В результате подавления одного чувства уменьшает чувствительность в целом. Когда подавляется гнев, обычно ослабевают также чувства любви, печали и страха, хотя они необходимы в той же самой степени. У многих людей тело разобщено таким образом, что одни чувства блокируются лег­че других. Это проясняет тот факт, что некоторым мужчинам легче выразить гнев, чем плакать, а у большинства женщин всё наоборот.
Эмоции - это непосредственное выражение духа чело­века. Силу духа человека можно измерить интенсивностью его чувств, величину духа - глубиной чувств, а свободу духа - спо­койствием. Когда мы движемся с чувством, движение полно грации, так как является результатом протекания энергии в теле. Чувства - ключ к грации и духовности тела.
После этих общих рассуждений на тему чувств, мы можем ближе исследовать отдельные эмоции: любовь, гнев, -страх, печаль и радость. Любовь - чувство экспансивное, про­воцирующее. Поверхность тела сильно заряжается энергией в результате чего оно приобретает мягкость, становится теплее и немножко розовеет, на него приятно смотреть. Любовь - тёп­лое чувство, а количество любви которое мы испытываем и выражаем, прямо пропорционально мягкости и теплу тела. Импульсом к любви является стремление к контакту и близос­ти с любимым человеком в ожидании удовольствия которое может из этого происходить. (Подробнее смотрите в: A.Lowen "Love, Sex, and Your Hearth", New York, 1988).
Людей, которые стремятся бывать в ситуациях в кото­рых их с большой долей вероятности встретит разочарование, иногда называют мазохистами. Мазохизм, казалось бы, явля­ется противоположностью любви, но его можно понять если мы примем тот факт, что большинство людей в нашей культуре страдают от амбивалентности чувств, одновременно испыты­вая любовь и ненависть к одному и тому же человеку. Такая амбивалентность часто возникает на почве конфликтных отно­шений в детстве, когда чувства ребёнка травмируются родите­лями. В результате его любовь к ним смешивается с чувством ненависти. Хотя всю свою жизнь такой человек сохраняет лю­бовь к ним, ей будут сопутствовать ненависть и гнев, несмотря на то, что они могут быть подавлены. Подавление, вытесняя в тень воспоминания конфликтов из детства, обрекает человека на повторную травму, когда он стремится к любви. Такая ам­бивалентность проявляется таким же образом, каким личность проявляет любовь.
Исчерпывая себя, любовь превращается в ненависть. Можно сказать, что ненависть - это остывшая любовь. Это оз­начает, что импульс стремления к любви был подавлен. Чувст­во ненависти часто указывает на первичное чувство любви к тому же объекту, обычно скрытое под слоем льда. Любовь ни­когда не умирает полностью, так как если бы это произошло остыло бы и сердце, что привело бы человека к смерти. Лич­ность может провозглашать любовь, даже если её поведение противоречит этому. Так как любовь и ненависть противопо­ложны друг другу, чувство ненависти нередко превращается в любовь, как только импульс стремления вырывается из своих оков. Ненависть - вторичная реакция, на травму или только на угрозу травмирования со стороны любимого объекта. Первой и непосредственной реакцией будет печаль и гнев. Если эти чув­ства прожиты и отреагированы, они не застывают и не замора­живаются в теле. Подавляя эти чувства посредством хроничес­кого напряжения мышц, человек строит стену из льда, которая пленяет сердце и способность к любви. Пленяется также и дух человека, разрывая его связь с универсальным духом. Печаль -естественная реакция на утрату любви. Гнев также связан с чувством любви. Мы не гневаемся на людей, которые нам без­различны, мы просто от них уходим. Мы гневаемся на тех, кого любим, когда они травмируют нас; разрушая наше стремление получать удовольствие и радость от близости и любви.
Насколько в любви мы протягиваем руку деликатно, настолько в гневе наносим ею резкий удар. И в тоже время когда в состоянии гнева мы стараемся преодолеть преграды на пути к любви, то охваченные бешенством, относимся к объекту сво­его гнева как к врагу, стремящемуся к нашему уничтожению. Мы говорим, что чувствуем "убийственное бешенство", что "готовы убить". Часто такой гнев направляется против невин­ных людей, в частности детей. Ничто не может так разъярить родителя как взбунтовавшийся и непослушный ему ребенок. Родители реагируют на это так, как будто ребёнок не поддава­ясь их воле или противясь их власти, наносит им смертельную рану. Часто источником этой ярости является травмы, которые были нанесены этим родителям их собственными родителями в детстве, когда их собственный дух был сломлен и они были сурово наказаны за то, что смели противостоять авторитарно­му отцу или матери. Гнев, вызванный таким отношением к ним, дремлет в глубине их психики годами, пока однажды не взор­вется против кого то невинного или беззащитного. Содержание этого гнева понятно: "почему ты (ребёнок) должен быть свобо­ден духом, если мой собственный дух был в детстве сломлен?" Эта зависть родителя к независимости ребенка провоцирует взрыв гнева.
Понятие "сломленный дух" - это не просто метафора. Оно отражает физическую реальность, проявляющуюся в теле. Я убеждён, что каждый человек, Дух которого был сломлен, носит в себе подавленную ярость, замкнутую в напряжённых мышцах верхней части спины и плеч. Это напряжение прояв­ляется в виде нарушения естественных линий спины как пре­увеличенная выпуклость ниже плеч или в нижней части спи­ны. Это лордоз или уплощение естественного поясничного из­гиба. (Подробнее смотри в работах: A.Lowen "The Way to Vib­rant Health", New York 1977, A.Lowen "Love, Sex, and Your He­arth", New York, 1988). Уплощение этого отдела позвоночника выдвигает таз вперед подавляя у человека чувство увереннос­ти в себе. Такая позиция является эквивалентом подогнутого хвоста у собаки. Обращая внимание пациентов на это состоя­ние я говорю: "Это выглядит так, как если бы кто-то получил сильный удар по заднице". Одной из причин провоцирующих развитие такого состояния являются сильные и частые шлепки по заднице полученные в детстве. Избыточный изгиб в верх­ней или нижней части спины нарушает естественную выпрямленную осанку, являющуюся проявлением свободного духа. Хроническое напряжение мышц спины затрудняет протекание энергетических импульсов вдоль позвоночника, который даёт чувство свободы духа. Результатом этого будет сломленный дух. И пока дух находится в этом состоянии, человек будет носить в себе подавленный гнев, независимо от того осознает он это или нет. До тех пор, пока гнев не получит выход, дух будет слом­лен. Освобождение гнева может оздоровить дух, если человек поймёт, что это имеет корни в утрате грации.
Однако проявление гнева по отношению к людям, кото­рые не имели отношения к травмированию духа данного чело­века, более молодым, слабым или зависимым, не приносит желанного освобождения, так как человек не может чувствовать себя хорошо проявляя такое поведение. Оно вызывает чувство вины и увеличивает напряжение. Наиболее подходящим кон­текстом для проявления злости является терапевтическая ситу­ация, в которой можно безопасно для себя и окружающих поте- Г рять контроль над собой, так как ситацию контролирует тера- I певт. Если пациент мужчина, мы предлагаем ему выразить свой , гнев ударами кулаками по мату. Если это женщина, мы исполь- . L зуем теннисную ракетку, что даёт ей большее чувство силы. Поднимая руки вверх и назад, она выпрямляет спину и растя­гивает зажатые мышцы. Ударам сопутствуют обычно такие фразы как "Убью!" или "Я тебе покажу!" Техники освобожде-. ния подавленных чувств и редукции гнева, как и другие техни­ки снижения напряжения, будут рассмотрены подробнее в вос­ьмой главе.
Отреагирование ярости - важное дело, но это не само­цель терапии, целью которой является, как мы упоминали ра­нее, возвращение телу его естественной грации. Выражение злости приносит только минутное снижение напряжения и оз­доровляет душу человека. Когда мы ударяем какой-то предмет, то напрягаем мышцы плеч, чтобы обрести большую силу, но одновременно утрачиваем грацию. Мы должны ударять иначе - не для того, чтобы разрушить и уничтожить, а так, чтобы од­новременно сохранить свою интеграцию и дух. Мы должны научиться выражать свой гнев, что в противоположность ярос­ти является функцией грациозной, так .как делает движение плавным. Ударяя с гневом по мату, человек растягивает своё тело от стоп вверх, вытягивая свои руки как можно дальше назад так, чтобы руки сделали угол и он мог ударить расслаб­ленно и свободно. Если мы выполняем эти движения правиль­но, то по телу от стоп до ладеней проходит волна возбуждения, придавая этому движению грацию. Подходящий способ выра­жения гнева освобождает дух.
Стремление к любовному контакту является агрессив­ным движением. Единственная разница между протягиванием рук в жесте любвии и ударом той же рукой в злости в том, что первое движение деликатное и мягкое, а второе - сильное и твёр­дое. Несмотря на то, что эмоции связанные с этими движения­ми разные, сила чувства является прямо пропорциональна длине растягивающего движения. Полное вытягивание рук выражает полные чувства. Если плечи связаны подавленым гневом, рас­тягивание рук укорачивается, а чувства ослабляются.
Каждая эмоция имеет свою противоположность. Напри­мер, любовь и ненависть, радость и горе, гнев и страх. В опас­ной ситуации человек может разгневаться и ударить или убе­жать от страха. Обе эти эмоции имеют одинаковыё пути в теле." В гневе движение волны возбуждения направлено наружу и движется вверх по мышцам спины, подготавливая тело к атаке, как мы это видим у кошек или собак, достигая затем рук или зубов. Волна направленная к зубам, нашему первичному орга­ну атаки, проходит через макушку головы. В случае страха на­правление движения волны возбуждения противоположное. Его можно почувствовать следуя выражению гнева. Глаза подни­маются вверх, голова направляется назад, вызывая спазм мышц затылка и лба, плечи поднимаются, а все тело напрягается. Если страх является минутной эмоцией, то напряжение быстро ре­дуцируется и мышцы расслабляются как только опасность ми­нует. Временами страх вызывает гнев как повторную волну возбуждения. Достаточно испугать ребенка чтобы увидеть как в нём зарождается гнев.
Страх оказывает парализующее влияние на дух. Напря­жённые мышцы держат тело как бы в застывшем состоянии. Когда это состояние сохраняется долго, тело как бы деревенеет и человек перестаёт ощущать страх. В таком состоянии боль- . шинство людей обращаются за психотерапевтической по­мощью. Они подавлены, но не испуганы и даже не печальны. .Целью терапевта в это время является конфронтация пациента с его страхом: он должен помочь пациенту почувствовать на­пряжение в его теле. Когда клиент будет расслаблять зажатые мышцы, то весьма вероятно, что он испытает страх. Войдя в контакт со своим страхом пациент может опасаться, что тера­певт причинит ему боль. Это проекция страха, который он ис­пытывал по отношению к отцу или матери. Он может также бояться импульсов, скрывающихся за этим страхом, а именно импульсов гнева или злости.
Когда хроническое физическое напряжение провоциру­ется страхом, его можно разрядить только в результате его пре­вращения в гнев, то есть изменив направление течения энер­гии. Гнев можно выразить ударами, кусанием, стучанием но­гами, скручиванием полотенца или другими средствами. Все эти действия используются в терапии, для снижения напряже­ния и возвращения телу свободной грации движений. Эти тех­ника достигают успеха только в том случае если личность осознает свой страх. Без этого осознания описанные способы оста­нутся только упражнениями, даже если они вызывают сильное чувство гнева.
Большинство из нас также боится печали, которую мы носим в себе. Как только мы разрешим себе поплакать, мы впа­даем в ужас, так как печаль кажется нам глубоким бездонным колодцем, в котором мы утонем если ослабим наш самоконтроль. Наша печаль, конечно, имеет дно, но прежде чем мы его достиг­нем, мы испытываем отчаяние которое может быть для нас очень устрашающим. Можно провести пациента через его отчаяние, помогая ему осознать, что его источник скрыт в детских пере­живаниях и тесно связано с ними. Пациенты часто спрашива­ют: "Как долго я должен плакать прежде чем освобожусь от моей печали? Мне кажется что я плачу уже очень долго." Я отвечаю им на это, что дело не в том как долго они плачут, но в том, чтобы заплакать достаточно глубоко, чтобы достичь дна колод­ца, самого источника. Когда конвульсивная волна рыдания до­стигает дна таза, открывается клапан, позволяющий человеку "увидеть солнце". Этим клапаном является генитальный аппа­рат, при помощи которого возможно возрождение и оргазм.
Кроме указанных эмоций любви, гнева и страха сущес­твуют также обобщенные состояния .чувств, которые нельзя считать эмоциями. Одним из таких состояний является чувст­во унижения, которое подобно этим эмоциям также подавляет­ся и человек не всегда это осознает. Часто это состояние прояв­ляется в теле наклоном головы. Противоположным состоянием будет чувство гордости. Оно выражается высоко поднятой го­ловой.
Единичные случаи унижения не изменяют структуру тела. Многих женщин в детстве постоянно унижали за любые проявления сексуальности. Сексуальная грубость в любой фор­ме является для ребенка очень унижающим переживанием, а наказание ребёнка ударами по ягодицам я считаю одной из форм сексуального злоупотребления, так как использует эротическую сферу. Говоря шире, любое грубое отношение действует уни­жающе на дух человека, так как даёт ему почувствовать, что он подчинён власти другой личности. Униженный человек не мо­жет держать голову высоко, что как мы отметили является при­знаком свободного и независимого духа. Склонённая голова является также признаком стыда связанного с сексуальной при­родой тела. Так как пренебречь сексуальностью мы не можем, чувство унижения связанное с ней было бы постоянным, что кого угодно могло бы привести к сумасшествию. Женщины, отягощенные таким образом, подавляют свою сексуальность посредством хронического напряжения мышц, из-за чего скло­няют голову. Эти зажатые мышцы превращаются со временем в узел в месте перехода торса в шею, широко известный как "вдовийторб". Подобное состояние у мужчин встречается ред­ко, так как у них реакцией на постоянные унижения будет уко­рочение шеи. В противоположность женщинам мужчин реже унижают из-за их сексуального поведения, а те кого унижали их матери, делают это впоследствии со своими жёнами.
Следующимим эмоциональным состоянием, относя­щимся к нынешней дискуссии, является чувство вины. Это странное чувство в том смысле, что оно не выражается в теле каким-либо определённым образом. Я назвал бы это осуждаю­щей эмоцией. Она связана с чувством, что мы сделали что-то плохое. Мы постоянно оцениваем чьё-то поведение как правиль­ное или неправильное, хорошее и плохое, моральное и амораль­ное. Можно быть виновным в нарушении большой части при­нятых форм поведения, но многие люди совершающие преступления не чувствуют себя виноватыми в то время как чувство вины угнетает многих не нарушающих моральных запретов. Очевидно чувство вины имеет более глубокое основание; когда есть чувство, что с нами что-то не в порядке. До определённой степени в этих чувствах можно разобраться решая следующий вопрос: чувствуют ли пациенты вину, когда речь заходит о их сексуальности, а именно о их опыте мастурбации в прошлом. Многие пациенты признают, что онанировали когда были деть­ми. Это обычно сопровождалось чувством вины. Однако неко­торые не чувствовали никакой вины связанной с этим поведе­нием, несмотря на то, что родители говорили им, что этого де­лать не следует. Как сказала одна женщина: "Как же это могло быть плохим или неправильным, если приносило столько ра­дости и удовольствия?" Однако если бы по какой-то причине, например, из-за страха или стыда, это не доставляло бы такого удовольствия это могло бы провоцировать чувство вины.
Я считаю, что вина связана с общим уровнем чувстви­тельности в теле. Когда кто-то доволен собой, он не может чув­ствовать себя виноватым в чём-либо. Если кто-то не имеет в теле никаких чувств, он также не может чувствовать себя винова­тым. Человек чувствует себя хорошо когда жизнь или дух дви­жется в теле свободно. Когда возникают препятствия в виде сильного напряжения в теле, которые ограничивают свободу духа, человек будет чувствовать себя плохо или не позволит себе чувствовать что-либо. В первом случае он будет осознавать определённую вину. Это чувство вины будет связано с подав­лением сексуальности или гнева. Я утверждаю, что пациенты которые чувствуют себя виноватыми по отношению к родите­лям, утрачивают это чувство вины, как только их гнев напра­вится против родителей и будет выражен полностью в процес­се терапии.
Ощущения - жизнь тела, точно также как мышление -жизнь разума. Если пациент сможет почувствовать своё напря­жение как не просто боль, а осознает, что это сопротивление подавлеленным импульсам или чувствам, он мобилизует свою энергию с целью ослабления этого напряжения определенного выражения чувств. Это однако не просто. Понять и почувство­вать, насколько сильно мы были травмированы, может быть очень больно. Но единственный способ стать свободным – это почувствовать свои напряжения и найти их связь с подавлен­ными чувствами страха, гнева и печали. В большинстве случа­ев осознание этого ведёт к спонтанному выражению чувств и возникающему вследствие этого ослаблению напряжения. Мно­гие пациенты говорили мне, что в болезненных ситуациях они высказывались абсолютно спонтанно, и. это приносило пользу их отношениям с близким человеком, а также приносило ува­жение к себе.
Мы подавляем свои чувства из-за опасения, что если однажды позволим им проявиться, можем позже с ними не со­владать. Это опасение имеет источник в детских Цереживаниях. Взрослея мы становимся более сильными и зрелыми. Од­нако некоторым из нас требуется терапия для прояснения сво­их наиболее глубоких чувств. Подавленный гнев, например, может быть очень сильным, даже убийственным. Человек дер­жит его под замком, не отдавая себе отчет в том, что подавлен­ный гнев, как динамит, в каждую минуту готов взорваться, травмируя невинных людей вокруг. Осознание собственного гнева позволяет в определенной мере контролировать его. Мно­гие пациенты боятся своей печали так как она может привести к отчаянию. Подавленный плач - уничтожающая сила, которая травмирует наши внутренние органы, особенно кишечник. Люди страдающие той или иной формой воспаления кишечни­ка, по моим наблюдениям "плачут внутри", как бы боясь пла­кать снаружи. (Подробнее смотрите в: A. Lowen "Bioenergetic Analysis", New York, 1986).
Если мы хотим вернуть свою грацию и здоровье, мы должны чувствовать каждую часть своего тела. Как мы видели многие люди имеют области тела, которые недостаточно хоро­шо и полно ощущают. Например, все мы знаем, что у нас есть спина, но немногие из нас чувствуют имеющееся в ней напря­жение или знают жёсткая она у них или мягкая. Мне часто приходится демонстрировать пациентам, что можно лежать на биоэнергетическом столике не чувствуя при этом боли. Спина при этом должна быть эластичной. Спина, в которой нет чув­ствительности, не может выполнять всех функций живой гиб­кой спины. Например, принятие какой-то позы зависит именно от гибкости. Человек с жёсткой спиной не способной свободно сгибаться, имеет также мало гибкости в своих убеждениях.
Любая область тела в состоянии хронического напря­жения и лишенная ощущений - потенциально слабый пункт, который может пострадать. Напряжение в шейном или пояснич­ном отделе позвоночника может привести к возникновению грыжи межпозвонкового диска. Напряжение проявляется в не­которых случаях настолько сильно, что возникают анатомичес­кие деформации, требующие хирургического вмешательства. Эти нарушения можно было бы предотвратить, если бы только человек осознавал свои мышечные напряжения и жизненные отношения, которые за этим стоят.
Важнейшим шагом в направлении восстановления здо­ровья будет восстановление чувственного осознавания всего тела. Следует помнить, что способность ощущать тело умень­шается в направлений от головы к стопам. В этом нам поможет следующее упражнение.
УПРАЖНЕНИЕ 5. 1.
Чувствуете ли Вы свое лицо? Осознаете ли Вы его выражение? Сможете ли Вы почувствовать напряжены ли Ваши губы? Можете ли Вы почувствовать напряжение в своей челюсти? Можете ли Вы двигать ею свободно вперед, назад и в стороны, не чувствуя боли? Чувствуете ли Вы какое-либо напряжение в шее или в затылке? Можете ли Вы двигать головой свободно влево - вправо, вверх - вниз? Держители Вы свои плечи жесткими ? Сможете ли Вы двигать ими легко вперед - назад, вверх- вниз?
Чувствуете ли Вы свою спину? Жёсткая она или гибкая? Естественно ли Вы держите свою грудную клетку в позиции вдоха и выдоха? Движется ли Ваша грудная клетка во время дыхания ? Расслаблена ли Ваша диафрагма? Дышите ли Вы животом? Расслаблены ли Ваши бедра? Двигаетесь ли Вы во время ходьбы? В Вашей обычной позе они выдвинуты вперед или назад? В то время когда Вы сидите, чувствуете ли Вы, как ягодицы прикасаются к креслу?
Чувствуете ли Вы как Ваши стопы прикасаются к земле, когда Вы стоите или ходите? Хорошо ли Вы чувствуете Ваши стопы?

Другой способ оценки уровня чувствительности в теле - попросить пациента чтобы он нарисовал женщину и мужчи­ну на двух отдельных листах бумаги. Степени сложности их позиций и сходства с живыми людьми указывают на степень осознавания своего тела пациентами и укажет те области, кото­рые они чувствуют лучше. Например, некоторые пациенты ри­суют человека без ладоней и стоп или без глаз, без какого - либо выражения лица. Это выразительно свидетельствует о недостат­ке чувствительности в этих местах. Некоторые рисуют схематично, прямыми линиями из черточек, что указывает на боль­шую степень недостаточности чувствительности в теле, они не в состоянии ассоциировать с телом такие чувства как печаль, радость или страх (рис. 5.3).
Мы здесь не поговорили ещё об одном виде чувств, а именно о сексуальных чувствах. Мы займёмся этим в следую­щей главе для того , чтобы показать их роль в телесной грации и духовности тела.



ГЛАВА 6. СЕКСУАЛЬНОСТЬ И ДУХОВНОСТЬ

Как мы уже упоминали в предыдущих разделах, мно­гие люди считают, что сексуальность и духовность - это про­тивоположности. Они имеют такую точку зрения, что духов­ность находится в голове, в то время как сексуальность лока­лизована в нижних частях тела. Этот взгляд противоречит дей­ствительности, так как человеческое существо в каждой своей клеточке имеет половые полярности. У мужчин каждая клетка имеет две хромосомы Y, в противоположность клеткам тела женщины, которые имеют по одной хромосоме X и Y. Подо­бным образом духовность - это функция всего тела. В отрыве от сексуальности духовность становится абстракцией, а сексу­альность, оторванная от духовности является только физиоло­гическим актом. Такой разрыв проявляется в случае изоляции сердца, когда нарушается связь между двумя полюсами тела. Когда чувство любви проникает из сердца в голову, человек ощущает единство с Абсолютом - тем, что присутствует везде. Когда оно наполняет бедра и ноги, человек ощущает свою связь с Землёй. Перемещаясь вверх, наш дух приобретает черты ян, а перемещаясь вниз - черты инь. Основной постулат биоэнер­гетики состоит в том, что протекание возбуждения по телу вниз и вверх имеет пульсирующий характер, что означает, что оно не в состоянии переместиться в одном направлении дальше чем в другом. В категориях чувств мы не можем быть более духов­ны, чем сексуальны.
Когда наш дух вовлекается полностью в какой-то акт, то этот акт приобретает характер духовного благодаря трансценденции нашего Я. Эта трансценденция наиболее ощутима в половом акте, если он приводит к объединению двух людей в танце жизни. Когда наступает это объединение, любовники преодолевают границы своего сознания, чтобы соединиться с силами Вселенной.
Ключом к такому единению является любовь. Близость между мужчиной и женщиной возникает из того же чувства любви, которое соединяет мать и ребёнка, человека и его лю­бимое животное, человека и его ближнего. Любовь - это состо­яние приятного возбуждения, которое различается по интенсив­ности в зависимости от ситуации. Тот же вид возбуждения име­ет место в мистической связи человека с Богом. Возбуждение, которое ощущают двое любовников, когда они находятся близко друг к другу имеет, конечно, дополнительные последствия. Энергия движется вниз, сильно возбуждая половые органы. Когда это происходит, возбуждение и напряжение возрастают до такой степени, что человек ощущает неодолимое стремле­ние к более интимному контакту и разрядке этого возбужде­ния. Радость секса имеет два фактора: (1) удовольствие, кото­рое человек чувствует от прикосновения и (2) удовлетворение, которое дает половая разрядка напряжения. Вначале удоволь­ствие появляется в сознании и связано с ожиданием, в то вре­мя как удовольствие оргастического расслабления является чис­то сексуальным и очень удовлетворяющим. Во время пика оно достигает уровня экстаза.
Для небольшой части людей секс является необычай­но возбуждающим переживанием, в котором участвует всё тело, а половое возбуждение очень сильно. Поверхность тела заря­жается, глаза блестят, кожа увлажняется, теплеет и розовеет. Эрогенные зоны сильно наполняются кровью по мере того, как сердце, которое также возбуждается, посылает кровь к повер­хности тела. Когда глаза любящих встречаются, дрожь возбуж­дения пробегает как электрический разряд через всё их тело. Стремление к контакту очень сильное. Если это происходит во время поцелуя, тело размягчается и растекается, человек чув­ствует приятное тепло в нижней части живота. В этот момент половые органы наполняются кровью, но кровенаполнение еще не максимально. Стремление к более глубокому интимному контакту приводит к половому акту. В момент пенетрации на­ступает минутное успокоение; прежде чем начнётся ритмич­ный танец, который закончится оргазмом.
Всё это происходит спонтанно, когда двое людей глу­боко влюблены. Они стремятся к сближению так, как если бы находились в трансе, хотя осознают свои действия, но на вер­шине оргазма осознавание может утрачиваться. Энергетичес­кое напряжение настолько сильно, что эго побеждается чувством освобождения. Чувство объединения двух тел может быть так реально, что любовники ощущают себя как бы одним те­лом. Одновременно у них может быть впечатление, что они не присутствуют в своем теле.
После сильной оргастической разрядки человека охва­тывает глубокий покой. Прежде чем вернётся осознание себя, может наступить сон. Такую потерю сознания французы назва­ли "малой смертью". После этого переживания человек чувству­ет себя как бы возрожденным.
Так же как и в мистическом переживании, в момент оргазма может возникать ощущение объединения с могущес­твенными силами Вселенной. Однако в то время как мистичес­кое переживание тихое, оргастцческое переживание похоже на взрыв вулкана или землетрясение. В повести Хемингуэя "По ком звонит колокол" герой отмечает, что во время такого ор­гастического переживания он почувствовал что "задрожала зем­ля". В мистическом переживании личность редуцирует свое Я, в оргазме это Я тонет в потоке энергии и чувств. Однако чтобы получить такое мощное чувство нужно остаться свидетелем нарастания возбуждения вплоть до момента его взрыва. Это требует сильного Я, так как слабое Я может испугаться перед лицом такого риска. Это напоминает поездку на американский горках. Чтобы получить полное удовлетворение надо держать глаза постоянно открытыми и наслаждаться вызывающими головокружение взлетами и падениями вагончиков.
Половой акт дал толчок примитивной методике добы­вания огня заключающейся в быстром вращении палочкой в углублении куска дерева до тех пор, пока не станет так горячо, что вспыхнут сухие щепки и листья. Трение - тепло - пламя, такую последовательность мы видим в этих двух действиях, цель которых - получить пламя. К сожалению для большинст­ва людей половой акт заканчивается высечением только не­скольких искр, а не пламенем, которое растворяет тело, пре­вращая его в чистый дух. А ведь именно в этом и заключается трансценденция.
Достичь трансценденции можно также деятельностью не включающей половой акт. Каждый раз, когда мы пережива­ем сильные чувства или тронуты большим переживанием, мы ощущаем трансценденцию. В обоих случаях дух выходит за границы нашего Я. Когда это происходит, мы ощущаем, что мы охвачены, или даже одержимы духом. Примером такой одер­жимости духом взятым из религии может быть церемония Вуду, свидетелем которой я был на Гаити. Во время этой церемонии участник, танцуя длительное время под ритмы бубнов, впал в транс, после чего приступил к проглатыванию огня, что види­мо ему никоим образом не вредило. В суфизме транс достига­ется посредством длительного вращения в танце. В состоянии транса Я растворяется и человек переживает трансценденцию. Когда лучник, практикующий дзен, о котором я упоминал в четвёртой главе, говорил что "стрелы направляло "оно", этим "оно" был дух, который охватил его естество и управлял его движениями. Это был настоящее трансцендентное пережива­ние.
Каждый творческий акт содержит определенный тран­сцендентный элемент. Чтобы иметь эту трансценденцию обя­зательны два фактора: вдохновение и страсть. Вдохновение в творческой работе всегда имеет немного божественного духа, позволяющего творцу приглушить свое эго и слиться со своим действием. Посредством этого приглушения эго и объединения с действием, рождается что-то новое, всегда являющееся чем-то большим, чем сам творец. Будет ли это живописным полот­ном или музыкальным произведением, они содержат в себе дух, который может глубоко трогать как исполнителей так и публи­ку. Такие произведения живут своей собственной жизнью.
Может ли быть более важный творческий акт чем со­здание нового живого существа? Говорят, что любовь начина­ется с блеска в глазах, а заканчивается рождением ребенка. Половой акт, рассматриваемый в этом свете, является эссен­цией творчества. В то время когда на глубоком биологическом уровне это утверждение всегда справедливо, мы не способны пережить таинственность и радость секса, если не отдаёмся бо­жественной страсти любви.
Наша неспособность переживания оргастической ре­акции, ведущей к трансценденции, вызвана недостатком страс­тности в любовной игре. Часто эта страсть подавляется в ран­нем возрасте болезненным опытом как в оральной, так и в эдиповой стадии развития. Оральная стадия -это первые три года жизни, когда потребности ребенка, относящиеся к кормлению, опоре и близкому контакту удовлетворяются матерью. В тече­нии этого периода уровень его энергии возрастает до такой сте­пени, что страсть становится возможной. Эти потребности мо­гут быть удовлетворены посредством акта кормления грудью, так как он даёт наиболее близкий, возбуждающий и удовлет­воряющий контакт между матерью и ребенком. Большинство людей Запада вкармливаются грудью не более чем 9 месяцев, в то время как в слаборазвитых странах и примитивных сооб­ществах период кормления грудью продолжается около трёх лет. Если ребёнок будет отлучён от груди слишком рано, он ощущает недостаток груди как утрату своего мира, что может "разбить его сердце". Если эта "ломка" будет продолжена не­адекватными реакциями родителей в эдипов период, следстви­ем может быть мысль: "Я никогда не буду иметь того, что хочу, так для чего же возбуждаться? Это закончится только болью".
Если ребёнок не будет вскармливаться грудью, это не значит, что он будет лишён питания и заботы при кормлении, однако младенцы имеют потребность в ощущении тела мате­ри, ощущении её жизненности и абсорбировании её энергии. Контакт с матерью возбуждает дыхание младенца и укрепляет его метаболизм. Когда зтот контакт будет утрачен из-за смер­ти, болезни или депрессии матери, ребёнок вероятнее всего будет потрясен и сломлен. Как мы отметили в одном из пред­ыдущих разделов, ребёнок борется против этой боли сдержи­ванием дыхания и напряжением мышц грудной клетки. Резуль­татом этого будет ограничение его способности отдаться люб­ви, когда появится возможность сближения с другим челове­ком. Будучи взрослым он страдает от полового отчуждения, так как не может пережить всё это сердцем.
Негативное влияние на ребёнка оказывает также низкая толерантность родителей к высокому уровню энергии у детей. Они выражают недовольство тем, что ребёнок слишком тре­бователен, слишком активен, слишком многого хочет. Они счи­тают, что "ребёнка должно быть видно, но не слышно". Мно­гие дети к трём годам значительно утрачивают жизненность. Я видел множество детей, выглядевших апатичными, с утратив­шими блеск глазами, слабым голосом, в коляске которую кати-ла равнодушная мать или опекунша.
Сексуальная страстность и впечатлительность подвер­гается дальнейшему подавлению в зависимости от того, как происходит последующее развитие сексуальных чувств в эди­пову фазу, в период от трёх до шести лет. В этот период ма­ленького мальчика сексуально влечёт мать, а маленькую девоч­ку отец. Это влечение является сильным и возбуждающим, но ребёнок не стремится к половому контакту. Такой контакт был бы для ребенка ужасным. В здоровой семейной среде это сек­суальное влечение редуцируется когда ребенок входит в так на­зываемый латентный период и больше вовлекается в окружа­ющий мир, который находится за пределами семьи. В нездоро­вой обстановке, родитель склоняет ребенка к сексуальной за­интересованности или реагирует на неё. Часто случается, что родители ведут себя по отношению к детям соблазняюще, стре­мясь вызвать у них возбуждение, которое они не получили у своего супруга. Это вносит в их отношения измерение взрос­лости, внося сексуальные чувства концентрирующиеся на пол­овых органах. Эти чувства изумляют, ужасают и отталкивают ребёнка, который не в состоянии выйти из этих отношений, так как он полностью зависит от родителей и нуждается в их одоб­рении и поддержке. Он не может также ответить на эти чувст­ва взаимностью из-за опасения перед фактическим инцестом. Часто бывает так, что любая сексуальная реакция со стороны ребёнка встречает оскорбление и унижение. Несмотря на своё собственное участие родители обвиняют детей за их сексуаль­ное реагирование, что в реальности является проекцией со­бственного чувства вины на потомство. В целях самозащиты дети подавляют свои сексуальные чувства, что позволяет им сохранить свою любовь к родителям. Благодаря этому любовь отделяется от сексуального желания.
Также, как и подавление любой другой эмоции, подав­ление сексуальных чувств происходит посредством хроничес­кого напряжения мышц, что препятствует достижению чувст­ва возбуждения поясницы и бёдер или делает невозможными свободные движения тазом. Эту проблему хорошо иллюстри­рует пример Анны. Когда я впервые увидел её, это было при­влекательная женщина около 40 лет, незамужняя, но всегда во­влечённая в сексуальную связь с каким-нибудь мужчиной. Она не была подавлена, но чувствовала что не очень хорошо умеет организовать свою жизнь. Чтобы понять Анну, следовало вни­мательно присмотреться к её телу, которое отражало историю её жизни. Обе половины её тела выглядели так, как будто при­надлежали разным людям. Нижняя часть была полной и тяжё­лой, совершенно не излучая жизненности и чувств. В то же время верхняя часть была узкой и характеризовалась лучшим тонусом кожи и большей жизненностью. Анна имела полную и красивую грудь, что подчеркивало её женственность, её гла­за были большими и глубокими, что нравилось мужчинам. Она вела себя по отношению к ним соблазнительно, но не распутно. Она вовлекалась в сексуальную связь с разными мужчина­ми, но несмотря на видимость тепла, которым она их одарива­ла, ни один из тех с кем она связалась, не хотел на ней женить­ся.
Дисфункция между двумя половинами тела Анны ука­зывала на расщепление личности. Одна часть её действовала независимо от другой. Например, она хорошо справлялась со своими материальными проблемами. Эти черты отождествля­ла верхняя половина её тела. Другая сторона её личности со­единялась с пассивной, мало жизненной нижней половиной её тела. Несмотря на то, что Анна вела активную сексуальную жизнь, её сексуальные чувства были слабыми и она никогда не испытывала оргазма. То, что мужчина её хотел, возбуждало её, но не вызывало страсти. Такое состояние для женщины грани­чит с отчаянием, но Анна не выглядела отчаявшейся. В группе она была оживлённой и могла развлекать людей рассказами и шутками. Только после двух лет терапии она осознала живу­щее в ней глубокое отчаяние, которому раннее сознательно про­тестовала. В то же время уже на первых сеансах терапии я по­чувствовал, что Анна убеждена в том, что она не получит того, к чему она стремится. Ранее она проиграла, если говорить о со­здании семьи и замужестве и вплоть до минуты, когда она на­чала терапию у меня, она не имела понятия чего на самом деле хочет.
По мере продвижения терапии, когда она отбросила фасад открытого и беззаботного поведения, Анна стала подав­ленной. Плохое настроение не мешало ей работать, но эта де­ятельность казалась ей бессмысленной. В течении несколькихмесяцев она давала волю чувствам, говорила что хотела бы умереть. И хотя речь не шла о самоубийстве, жизнь казалась ей пустой. Это отчаяние было её последним шагом к выздоров­лению, так как вынудило её серьезно взглянуть на свою жизнь, принять реальность и быть именно такой, как это выражало её тело.
Анна была трагической фигурой. Её сексуальная актив­ность была лишена как радости так и духовности. Несмотря на то, что её движения были быстрыми и производили впечатле­ние расслабленных, это была только игра напоказ, так как её телу недоставало грации. Причиной тяжести нижней полови­ны тела Анны было сдерживание сексуального влечения. За-жатость талии блокировала нормальное протекание импульса возбуждения в нижние отделы тела, её дыхание не достигало низа живота. Однако я чувствовал, что она была когда-то очень живой девочкой.
Люди подавляют свои сексуальные чувства, если они становятся источником боли, унижения и опасности, и случай Анны не был исключением. В раннем детстве она сильно при­вязалась к своему отцу и их соединяла прочная связь которая продолжалась вплоть до его смерти, за два года до того как я начал с ней терапию. Она была готова сделать для него всё, что угодно и такое отношение перенесла позже на других мужчин. Отец был привязан к ней в такой же степени. Он осознавал её развивающуюся сексуальность. Несмотря на то, что он не проявлял со своей стороны никаких откровенных сексуальных ре­акций, Анна осознавала сексуальную заинтересованность отца. Она знала, что возбуждает его сексуально так, как не удавалось это сделать её матери. Хотя отец и контролировал своё поведе­ние, его угнетало чувство вины по поводу этих чувств; это чув­ство он передавал Анне, клеймя каждое проявление её сексу­альности. Когда она хотела дружить с мальчиками своего воз­раста, он назвал её распутницей. Он постоянно обращал вни­мание на её одежду и предъявлял претензии за то, что она ис­пользует косметику. В результате Анна стала рассматривать собственную сексуальность как что-то неприличное. Это чув­ство разместилось в нижней половине её тела. Она не имела другого выбора, как только диссоциироваться от своей сексуальнрсти, одновременно осознавая, что того же хотел и её отец.
Когда она стала взрослой, навык скрывать сексуальные чувст­ва так у неё закрепился, что она утратила всяческую надежду найти мужчину, которого она смогла бы по настоящему любить. Моей целью как терапевта было желание помочь ей-"оживить" нижнюю половину её тела. Это было непросто, так как чувствительность в этой области тела подавлялась у неё многие годы. Эту проблему следовало рассмотреть как с пси­хологической, так и с физиологической перспективы. На пси­хологическом уровне Анна должна была узнать какая она есть на самом деле и понять почему она стала такой. На физиологи­ческом уровне она должна была вернуть активность нижней половине тела для того чтобы иметь возможность её ощущать. Специальные упражнения углубили её дыхание, что позволи­ло ей почувствовать, свою печаль находящуюся в животе, пе­чаль, от которой она раньше себя успедшо изолировала. Од­новременно она начала плакать, но только со временем позво­лила плачу стать более глубоким. Чувством, с проявлением ко­торого она имела большие трудности был гнев. Причиной это­го было то, что он был направлен против отца, который её ис­пользовал, но которого она любила и от которого чувствовала себя зависимой. Она не смогла направить свой гнев против других мужчин, которые её также использовали, так как чув-етвовала, что сама позволила им это. Это было ключевой про­блемой в процессе терапии, так как было невозможно помочь Анне вернуть свои сексуальные чувства иначе, чем дать ей почувствовать себя человеком, имеющим свои права и требу­ющим их уважения.
По мере продвижения терапии Анна всё более понима­ла, что была объектом определенного сексуального злоупот­ребления со стороны своего отца, а также брата. Сам факт, что она отдала себе в этом отчёт, позволил преодолеть блок в её личности. Сейчас можно было привести в движение её гнев. Углубив дыхание и нанося удары ракеткой по топчану, она вы­разила свой гнев по отношению к о,тцу с такой огромной силой и с такой яростью, которой я никогда раньше не видел. В ней загорелся огонь который со временем мог превратиться в страс­тную любовь.
Сексуальное соблазнение ребёнка родителем - доста-точно распространенное явление в нашей культуре. Родители, которые не находят удовлетворения в своём браке, могут на­править на собственных детей потребность чувственности или сексуального возбуждения. Иногда это принимает формы пря­мого сексуального контакта, но чаще ребенок является свиде­телем сексуальности кого-либо из родителей. Во многих семь­ях родители ведут себя нескромно при детях, ошибочно пол­агая, что дети не осознают того, что происходит. Это имеет пос­ледствием то, что ребенок, сексуально возбужденный интим­ностью родителя, чувствует, что к нему относятся "особенным" образом, что приводит к развитию нарциссической личности. (Подробнее смотрите в: A.Lowen "Narcissism: Denial of the True Self, New York 1985). Ребенок боится возможности кровосме­шения и одновременно подвергается ревности и враждебнос­ти со стороны родителя своего пола. Чтобы избежать этой опас­ности, ребенок диссоциируется от своего сексуального возбуж­дения, как это имело место в случае Анны. Ситуация в семье дополнительно осложняется существующей в нашей культуре тенденцией к разрушению барьеров между родителями и деть­ми в половых вопросах, что лишает их остатка невинности. Не­которые родители даже гордятся сексуальными познаниями своих детей. Становясь взрослыми такие люди ведут себя так как будто они более мудры чем другие, но в глубине души чув­ствуют себя неуверенно и постоянно сомневаются. В сексуаль­ной сфере поверхностная утонченность часто скрывает беспо­койство и вину по поводу сексуальных чувств.
Сексуальное соблазнение оказывает разрушительное действие на личность ребёнка, оказывая влияние равным об­разом как на тело, так и на поведение. Отяжеление и пассив­ность нижней части тела, которое развилось у Анны - только одна из форм, которые такая травма может вызвать. Очень час­то, особенно у мальчиков, сексуальные чувства не подавля­ются полностью, а тормозятся при помощи напряжения мышц в области таза. В таком случае таз не может двигаться сво­бодно, и эти люди редко достигают состояния спонтанных движений тазом (тазовой пульсации) в которой возможно полное оргазмическое освобождение. Возбуждение половых органов может быть очень сильным, но у многих мужчин оно заканчивается преждевременной эякуляцией, так как мышечное напряжение в области таза ограничивает его способность ассимилировать заряд возбуждения, прежде чем оно охватит всё тело. В крайних случаях это может оказывать тормозящее влияние на эрекцию.
Отличительной чертой по настоящему сексуального человека является обаяние. Обаяние не означает умения по­качивать бёдрами, исполнять танец живота или прыгать с трамплина, но человека имеющего мягкое тело, в котором сво­бодно протекают импульсы возбуждения, которое излучает жизненность и получает удовольствие от возможности дви­гаться. По настоящему сексуальная женщина не вертит бёд­рами во время ходьбы, её таз движется свободно, вместе с телом. Когда человек ходит таким образом, он чувствует со­прикосновение с землёй при каждом шаге, а волна возбужде­ния идущая от пальцев стоп координируется с дыхательной волной, которая как мы видели раньше, вызывает движение таза с каждым дыханием. Такая походка часто наблюдается у людей живущих в слаборазвитых странах, над которыми не так довлеет эго как у западного человека. Мы, жители запад­ного мира, быть может сексуально более утончены, но люди примитивных культур более живы.
Тело свободное от моральных указаний суперэго (будь воспитанным, слушай отца и мать, не поднимай руки на ро­дителей и т.п.) свободно от напряжения. В нашей культуре принято приучать детей контролировать свои чувства. Это от­ражается в популярной поговорке: "Не теряй головы и не дай себя понести эмоциям". Определенная доля самоконтроля конечно нужна, но когда контроль становится подсознатель­ным, он проявляется хроническим напряжением мышц. На­пряжение связанное с опасением, что мы "потеряем голову" часто имеет последствием остеохондроз шейного отдела поз­воночника и головные боли напряжения. Хроническое мышеч­ное напряжение у основания позвоночника, в том месте где он соединяется с крестцом, является причиной большинства болей в поясничной области. Это хроническое напряжение особенно таких мышц как т. quadriceps femoris, соединяю­щей таз с ногами, обездвиживает таз настолько, что он не в состоянии двигаться спонтанно.

Обездвиженный таз "застывает" в положении отведения назад или вперёд (рис. 6.1 А -.В). В нормальном состоянии (рис. 6.1 А) таз движется вперед или назад вместе с естественными движениями тела и дыхательной волной. Когда волна достига­ет таза при каждом выдохе - он движется вперёд. При вдохе таз движется назад. Эти спонтанные движения могут быть незна­чительными в положении сидя, но более выразительно видны во время ходьбы. В пиковом сексуальном возбуждении они ста­новятся быстрыми и сильными. Этого не происходит если таз обездвижен в одной из этих крайних позиций. В'позиции отве­денного назад таза (рис. 6.1 Б), он готов к движению. Обездвиженность таза во время движения указывает на сдерживание сексуальных чувств. Это встречается чаще всего у женщин, так как напоминание сдерживать сексуальные чувства в основном направлены именно им. У мужчин более частым нарушением является "передняя позиция" (рис. 6.1В), которая выражает псевдоагрессию. Выдвигание таза вперёд - сексуально агрессив­ное движение, но так как таз замкнут в этой позиции, то в ре­альности ничего подобного не имеется в виду. Прежде чем даль­нейшее движение таза вперёд будет возможным, он должен быть отведен назад (как спусковой крючок). Когда таз выдвинут впе­рёд, спина округляется, а плечи сутулятся, что напоминает позу пса с подогнутым хвостом.
Если человек удерживает свой таз в такой позиции, это часто указывает на то, что к нему плохо относились в детстве. Любая форма физического наказания подрывает уверенность че­ловека в себе, делая его боязливым и податливым. Наиболее рас­пространённой формой наказания, вызывающей такие последст­вия, является наказание ударами по ягодицам. Ребёнок, который получает шлепок, инстинктивно втягивает попу и напрягает яго­дицы. Но эта травма касается не только физической природы. Получение шлепков - унижа'ющее переживание, которое травми­рует это ребёнка. В некоторых случаях ребёнка даже принужда­ют помочь в его наказании требуя подставить ягодицы, наклонить­ся вперед, лечь на колено родителя или принести ремень. Я счи­таю, что существуют другие способы дисциплинирования без применения такого вида садистических практик. Тем, кого нака­зывали ударами по ягодицам трудно принять гордую позу или ходить с расслабленным, свободно движущимся тазом.
Большинство людей не отдают себе отчёта в том, что их таз застыл в одной из крайних позиций. Иногда они могут двигать им таким образом, что производят впечатление свобод­ного движения, но когда они не используют сознательного уси­лия, это движение возвращается к своей исходной позиции. В сексуальной активности люди с тазом, выдвинутым вперёд, как бы принуждают себя совершать сексуальные движения, а те кто удерживают свой таз в позиции отставленным- назад имеют тенденцию к ограничению движений. Следующее простое уп­ражнение поможет вам определить в какой позиции Вы удер­живаете свой таз.
УПРАЖНЕНИЕ 6. 1
Встаньте перед зеркалом так, чтобы Вы могли видеть свою спину, когда повернёте голову. Выглядят ли Ваши плечи выпрямленными, поднята ли голова, отставлен ли таз? Сейчас поставьте стопы параллельно на расстоянии около 15 см., выдвиньте таз вперёд. Ощущаете ли Вы, как Ваша спина округляется или сгибается и Ваш рост уменьшается? Медленно отставьте таз. Наблюдаете ли Вы как Ваша спина выпрямляется? Какие чувства ассоциируются с каждой из этих позиций? Какая из них является Вашей обычной позой?
Теперь согните колени и постарайтесь чтобы Ваш таз был расслаблен так, чтобы им можно было двигать. Дышите глубоко и свободно, стараясь почувствовать, как дыхательная волна доходит до глубины таза. Ощущаете ли Вы её движение в этой области? Как молено описать это ощущение? Ощущаете ли Вы какое-либо беспокойство при этом движении? Из-за описанных выше причин такое движение отсутствует у большинства людей.
Как мы могли увидеть, напряжение нижней части тела снижает сексуальную чувствительность. Способность получать оргазм уменьшается вследствие напряжения дна таза. У боль­шинства людей дно таза напряжено вследствие подсознательного опасения, что расслабление мышц этой области может закончиться непроизвольным испражнением. Такое опасение имеет происхождение из опыта слишком раннего приучения ребёнка к горшку. Когда это имеет место до того как ребенку исполнится два с половиной года, он использует для контроля функции испражнения мышцы дна таза и ягодицы, так как толь­ко в этом возрасте начинает функционировать внутренний анальный сфинктер. Даже после того как внутренний сфинк­тер начинает функционировать, это опасение сохраняется и неосознанно переносится позже на оргазм. Такой человек не может позволить себе полное и свободное изживание сексуаль­ного напряжения, так как это требовало бы забыть о получен­ном с таким трудом контроле. Чем раньше ребенок подвергает­ся такому "тренингу чистоплотности", тем большее напряже­ние возникает в мышцах дна таза. Частым результатом такого "тренинга" является нарушение акта дефекации. Если родите­ли отреагируют на это использованием клизмы или специаль­ных ректальных свеч, инвазия и насилие над телом ребёнка только усугубляют проблему. У меня было две пациентки, ко­торых приучили к горшку, прежде чем им исполнилось 9 меся­цев. Это вызвало полную утрату ощущений в области дна таза.
Анус окружён двойным кольцам сфинктеров. Внутрен­ний сфинктер, не поддающийся волевому контролю, замкнут до того момента, пока собравшийся кал не заполнит ампулу прямой кишки. До этой минуты наружный сфинктер остаётся открытым и расслабленным. Когда ампула заполнена и чело­век чувствует потребность в испражнении, внутренний сфинк­тер расслабляется, в то время как наружный остаётся сильно сжатым до того момента, пока человек не будет иметь возмож­ность совершить акт дефекации. Это значит, что когда нет пот­ребности в дефекации, можно спокойно позволить себе рассла­бить тазовое дно. Многие люди опасаются, что не контролиру­емая сексуальная активность может привести к непроизволь­ному испражнению. В некоторых случаях это опасение возрас­тает до уровня общего беспокойства, как если бы через минуту должна случиться катастрофа.
В реальности эти все опасения и страхи воздействуют на дно таза. Неожиданный страх вызывает острый спазм. След­ствием подавленного страха будет хроническое мышечное напряжение. Мы не ощущаем это напряжение, если не осознаем этот страх.
Для того, чтобы мы смогли расслабить дно таза, мы должны сначала осознать до какой степени мы его напрягаем. В этом может помочь следующее упражнение.
УПРАЖНЕНИЕ 6. 2
Стопы параллельны на расстоянии 20 см, колени слегка согнуты, тело поддаётся вперед. Расслабьтесь и "отпустите" таз естественно, как это описано в предыдущем упражнении. Сделав животом глубокий вдох постарайтесь вызвать давление на дно таза. Одновременно попробуйте раскрыть анальный сфинктер, как будто хотите выпустить газы. (Ничего не выпустится, если Вы ничего не сдерживали. Я делал это упражнение на своих групповых занятиях и никогда ни у кого не случилось ничего постыдного.)
Сейчас осознанно подтяните анус и дно таза вверх, зажимая ягодицы. Чувствуете ли Вы как нарастает напряжение? Попробуйте опустить дно таза. Дает ли это чувство расслабления? Повторите это упражнение несколько раз, чтобы лучше прочувствовать разницу между напряжённым и расслабленным состоянием тазового дна.
Чтобы развить чувствительность к состоянию дна таза, повторяйте эти упражнения несколько раз в течение дня, во время прогулки, сидя за рабочим местом или во время какой-либо другой деятельности. Может случиться так, что Вы будете вынуждены уделить много внимания этой части тела, прежде чем Вам удастся достичь его полного расслабления, но это усилие будет щедро вознаграждено увеличивающейся интенсивностью сексуальных ощущений.
Так как секс подобно мочеиспусканию и испражнению является одной из функцией, которую мы отождествляем с на­шей животной природой, нам может быть трудно принять связь между духовностью и сексуальностью. Если мы не ощущаем этой связи - значит мы утратили контакт с тем, где она возника­ет - с сердцем. Когда мы дарим нашему партнёру или партнёр­ше всю нашу любовь, на которую способно сердце, объятия имеют не только сексуальный но и духовный характер. Когда мы обнимаем Бога любовью наших тел, этот контакт является не только духовным, но и сексуальным. Это может звучать как ересь, но в религиозных ритуалах примитивных культур сек­суальное поведение давно служит тому, чтобы прикоснуться к божественному. Даже в иудо-христианской религии танец был элементом многих религиозных церемоний. Независимо от того, какие средства применяются для того, чтобы установить чув­ственную связь с бесконечным, они должны активизировать тело, для того, чтобы это было чем то большим, чем только во­ображением. Все религии считают, что если человек хочет объ­единиться с Богом, он должен отказаться от собственного Я. Для этого нет лучшего, более непосредственного способа, чем лю­бовный сексуальный акт.
 

ГЛАВА 7. ЗАЗЕМЛЕНИЕ: СВЯЗЬ С РЕАЛЬНОСТЬЮ

Качество сексуальных ощущении человека зависит от его энергетического потенциала, так как снижение энергети­ческого уровня означает снижение уровня ощущений. Чувстви­тельность зависит также от грации, которая позволяет энерге­тическому заряду в теле свободно перемещаться. Это зависит также и от того, насколько хорошо человек заземлён, укоренён (grounding), то есть энергетически соединён с почвой под нога­ми. Если какая-то энергетическая система, например, электри­ческая цепь не заземлена, существует риск, что слишком силь­ный заряд перегрузит её и выведет из строя. Подобно этому люди, не укоренённые в реальности, рискуют быть побеждён­ными сильными чувствами сексуального или другого характе­ра. Для того, чтобы этого избежать, они вынуждены подавлять любые чувства, так как их ужасает мысль, что они могут быть ими побеждены. В противоположность им заземленный чело­век сможет выдержать сильное возбуждение, которое приведёт его к радости и трансценденции.
Мы, человеческие существа, похожи на деревья, один конец которых укоренён в земле, а другой устремлён в небо. Сила стремления вверх зависит от силы нашей корневой системы. У вырванного дерева отмирают листья. Если человек отрывается от корней, его духовность превращается в мёртвую абстракцию.
Кто-то может возразить, что люди не имеют таких кор­ней как деревья. Однако, как земные существа, мы связаны с землёй ногами и стопами. Если эта связь живая, мы говорим, что человек заземлён. Тот же термин мы используем для харак­теристики соединения электрического проводника с землёй с целью предохранения электрической цепи от перегрузки. В биоэнергетике мы используем этот термин для характеристики связи человеческой личности с почвой и реальностью. Когда мы говорим, что человек хорошо заземлён или что он крепко стоит на земле, это означает, что человек осознаёт себя и окружающее. Быть заземлённым - значит иметь связь с основными реа­лиями жизни: с телом, сексуальностью, с окружающими людь­ми и т.д. Мы связаны с ними в той же самой степени как и с землёй.
В диагностике важно рассмотреть осанку человека и определить насколько прочно он связан с землёй. Это обычный подход в биоэнергетическом анализе. У человека, имеющего чувство силы и безопасности естественная и прямая осанка. Когда он печален или подавлен, он горбится и становится раз­мякшим. Когда человек пытается компенсировать своё чувство внутренней неуверенности, тело становится неестественно жёс­тким. Кроме психологического измерения поза человека имеет также социальный смысл. Когда мы говорим, что какой-то че­ловек имеет какую-то позицию в обществе, мы имеем в виду то, что он является кем-то важным. Мы ждём от короля, что он будет стоять по-королевски, а от слуг, что они примут покор­ную позу. Мы знаем, что "человек с характером" будет отстаи­вать свои убеждения не смотря на обстоятельства.
Известно, что некоторые взрослые люди, несмотря на прожитые годы, не могут стоять на собственных ногах. Речь идёт о том, что такие люди зависят от других, на которых можно опереться. Недостаток чувствительности в их ногах приводит к тому, что их контакт с землёй имеет чисто механический ха­рактер. Стол имеет ножки для опоры, но мы никогда бы не ска­зали о нём, что он заземлён. Конечно, в противоположность материальным предметам, люди всегда имеют определенную степень чувствительности в ногах. Однако у некоторых эти ощущения настолько слабые, что не достигают их сознания, так как они не концентрируют внимания на своём теле. Недоста­точно просто знать, что наши стопы прикасаются к земле. Обя­зателен энергетический процесс, в котором волна возбуждения движется вниз по телу к ногам и стопам. Чувство заземления возникает в то время, когда волна возбуждения достигает зем­ли, изменяя направление, после чего движется вверх, как если бы земля возвращала силу вверх для того, чтобы поддержать нас. Стоя таким образом, мы можем сознательно поддерживать единство противоположностей.
Когда мы говорим о ком-то, что он "витает в облаках", мы имеем в виду то, что большая часть внимания человека посвящается своим мыслям, или своим мечтаниям наяву, чем ощу­щениям в своих стопах. Этот человек знает, куда он идёт, но может быть так поглощён мыслями о том что он будет делать когда придёт к месту назначения, что сам процесс ходьбы явля­ется автоматическим. Так как мы, человеческие существа, мыс­лим почти всё время, за исключением сна, можно подумать, что рассеянность - это естественное состояние. Однако внимание может перемещаться так быстро, что мы можем одновременно осознавать то, что находится и в уме и что происходит в теле. Я выработал в себе такой навык, что во время лекций часто де­лаю паузы для контроля состояния напряжения своего тела и дыхания, а также чтобы почувствовать, как мои стопы прика­саются к полу. Мои слушатели принимают эти короткие паузы с удовольствием, так как они дают им время передохнуть, а мне сконцентрироваться. Успех моей лекции прямо пропорциона­лен степени моего контакта с телом и чувствами. Успех этой практики зависит от наличия в организме сильной энергети­ческой пульсации, которая объединяет два полюса тела. Когда эта связь прерывается, человек утрачивает заземление, что вы­зывает нарушение связи между говорящим и слушающими. Я долго работал со своим телом, чтобы развить хорошее заземление.
Качество заземления человека отражает его внутреннее чувство безопасности. Когда человек хорошо заземлён, он без­опасно чувствует себя на ногах и уверен, что имеет почву под ногами. Это не зависит от силы ног, но только от того, насколь­ко мы их ощущаем. Сильные, мускулистые ноги, могут казать­ся очень хорошей опорой человека, но часто они имеют свойст­во чего-то чисто механического. Такое строение ног указывает на глубокую неуверенность в себе, которая компенсируется чрез­мерным развитием мышц. Подобный недостаток уверенности можно наблюдать и у людей с недостаточно развитыми нога­ми, но с чрезмерно широкими и сильными плечами. Подсозна­тельно опасаясь падения или поражения, такие люди поддер­живают себя руками, вместо того, чтобы искать опору на зем­ле. Такая осанка оказывает на тело сильное давление, углубляя лежащую в её основе неуверенность.
Чувство безопасности человека детерминировано его опытом отношений с матерью в раннем детстве. Позитивные ощущения - опека, поддержка, нежность, одобрение - позволя­ют телу ребёнка быть в мягком, естественном состоянии. Ребё­нок ощущает свое тело как источник радости и удовольствия, отождествляется с ним и испытывает единство со своей живот­ной природой. Такой ребёнок вырастет хорошо укорененным в реальности человеком, одаренным сильным чувством внутрен­ней безопасности. И наоборот, когда ребёнок чувствует недо­статок любви и поддержки со стороны матери, его тело стано­вится жёстким. Жёсткость - естественная реакция тела, как на физический, так и на эмоциональный холод. Равнодушие со стороны матери ослабляет у ребенка чувство безопасности раз­рывая его связь с первичной реальностью. Мать - наша личная земля, а Земля - наша общая мать. Любая неуверенность, кото­рую ребёнок испытывает в отношениях с матерью, находит отражение в структуре его тела. Ребёнок будет подсознательно напрягать диафрагму, сдерживать дыхание и поднимать плечи от страха. Если неуверенность закрепится в структуре тела че­ловека, он попадёт в порочный круг, так как будет испытывать неуверенность ещё долго после того, как станет независимым от своей матери.
Проблема недостатка чувства безопасности неразреши­ма пока человек не осознает своё недостаточное заземление. Он может верить, что находится в безопасности потому, что полу­чает деньги, имеет семью и положение в обществе. Но если он не заземлён, он будет страдать от недостатка внутреннего чув­ства безопасности.
Наиболее явным проявлением недостаточного заземле­ния является позиция с заблокированными коленями, что дела­ет жёсткими ноги и снижает чувствительность в них. Такая позиция делает невозможным выполнение коленями функции амортизаторов тела. Так же, как амортизаторы в машине, ко­ленные суставы сгибаются когда тело перегружается, позволяя провести стресс по ногам в землю (рис. 7.1А и 7.1Б). Как видно на рисунке 7.1В, заблокированные коленные суставы перено­сят тяжесть стресса на нижнюю часть спины. Большинство из нас понимают, что психический стресс вызывает в теле такое же напряжение как и физическое перенапряжение. Когда мы блокируем колени, чтобы перенести эти перегрузки, мы нано­сим серьезный вред нижней части позвоночника.
Стоять на слегка согнутых коленях, может быть пона­чалу неудобно. Когда мышцы утомляются, вместо того чтобы блокировать коленные суставы, лучше позволить им отдохнуть. Блокирование коленных суставов может ослабить боль, но толь­ко благодаря тому, что ноги становятся более жёсткими ив них снижается чувствительность. Люди, которые научились пра­вильно стоять, обычно испытывают существенную разницу в ощущении тела. Как написал мне один читатель: "Разблокиро­вав мои коленные суставы, Вы разблокировали мою жизнен­ную энергию". Учитывая сказанное, в процессе биоэнергети­ческой терапии мы постоянно напоминаем пациентам чтобы они всегда стояли на слегка согнутых коленях.
Однажды ко мне обратилась за консультацией молодая женщина, которая жаловалась на неудовлетворённость жизнью и недостаток самореализации. Когда я попросил её, принять свою обычную позу, то я заметил, что её колени заблокирова­ны и вся тяжесть её тела покоится на пятках. Я продемонстри­ровал ей насколько невыгодной и неустойчивой является такая позиция, легко надавив одним пальцем на её грудную клетку, что вызвало её падение. Когда мы выполнили это упражнение повторно, она снова упала, хотя предвидела, что это может слу­чится. Она тут же осознала какое значение имеет её позиция. Она отметила, что мужчины говорят, что она имеет "округлые пятки". "Это значит, что я слишком легко поддаюсь", сказала она. И на самом деле, она не могла им противостоять. Я попро­сил её согнуть колени и переместить вес тела вперёд разместив центр тяжести на половине расстояния между пятками и боль­шими пальцами. Приняв такую позицию она перестала быть девчонкой, которую можно положить одним пальцем.
Многие люди имеют пассивную позицию, из которой невозможно движение вперёд. Когда я обращаю на это их вни­мание, они обычно признают, что приняли пассивную позицию по отношению к жизни вообще. Однако некоторые из них гово­рили, что они агрессивны в отношениях с людьми. В таких случаях с большой степенью уверенности можно предвидеть, что верхняя часть их тела выглядит готовой к атаке, в то время как нижняя пассивна. Такая диссоциация встречается часто. Так как агрессивность верхней части их тел выглядит неестествен­но, она часто имеет преувеличенный характер, что свидетельствует о том что это не более, чем защитный маневр. Ни пас­сивная, ни псевдоагрессивная позиции не дают возможности получить мягкость в движениях, которая является обязательным условием того, чтобы человек чувствовал себя заземлённым. Свободные движения возможны только тогда, когда мы стоим с легко согнутыми коленями и тяжесть тела перенесена вперед или в естественно агрессивной позиции.
Следующее упражнение позволит Вам оценить свою обычную позицию (Смотри рис. 7.1.).
УПРАЖНЕНИЕ 7. 1
Примите исходное положение - стопы параллельны, колени слегка согнуты, таз расслаблен и слегка отодвинут назад. Сейчас позвольте верхней части тела наклониться вперед, пока не почувствуете вес тела на подушечках передних частей стоп. Вам может показаться, что вы сейчас упадёте лицом вперед, но на самом деле если потеряется равновесие достаточно сделать шаг вперёд. Равновесие не потеряется, если ваша голова находится на одной линии с телом.
Поднимите голову так, чтобы вы могли смотреть прямо перед собой. С целью уравновешивания своего центра тяжести представьте себе, что вы несёте на голове корзину.
Сейчас с поднятой головой позвольте вашей груди стать впалой, а животу расшириться так, чтобы ваше дыхание было полным и глубоким. Позвольте земле поддерживать вас.
Поначалу такая позиция может казаться неудобной. Она даже может доставлять боль по мере того как напряжённые мышцы растягиваются. Когда мышцы расслабляются, боль в конце концов стихает, это нужно просто терпеливо принять. Здесь нет повода к опасениям, что боль усилится. Её можно легко перенести особенно если вы очень хотите, чтобы жизненная энергия свободно двигалась в вашем теле.

Именно из этой позиции вы можете наиболее грациоз­но начинать движения. Разблокирование коленных суставов позволяет получить пружинящий шаг, который даёт чувство заземления.
УПРАЖНЕНИЕ 7. 2
Во время ходьбы постарайтесь осознанно почувствовать как ваши стопы прикасаются к земле при каждом шаге. С этой целью ходите очень медленно, позволяя весу тела переноситься попеременно на каждую из стоп. Расслабьте плечи и обращайте внимания на то, чтобы не сдерживать дыхание и не блокировать коленные суставы.
Ощущаете ли вы снижение центра тяжести своего тела? Ощущаете ли лучший контакт с землёй? Ощущаете ли вы себя в безопасности, более расслабленным? Такая манера ходьбы может показаться вначале странной. Если это так, то вы должны осознать, что под давлением пресса современной жизни вы утратили естественную грацию своего тела.
Вначале ходите медленно, чтобы развить чувствительность в ногах и стопах. Когда вы станете лучше чувствовать землю, можете изменять ритм шагов в зависимости от вашего настроения.
Ощущаете ли вы в результате этого упражнения, лучший контакт со своим телом? Реже ли вы погружаетесь в свои мысли во время ходьбы? Чувствуете ли вы себя расслабленнее и свободнее?
Привлечение внимания к походке - только первый шаг на пути возвращения грации. Мы должны также развить элас­тичность и чувствительность в ногах. Следующее упражнение я рекомендую своим пациентам выполнять регулярно как во время терапевтических сессий, так и дома. Я назвал его основ­ным упражнением для заземления и впервые оно было описа­но в моей книге содержащей биоэнергетические упражнения,
"The Way to Vibrant Health ". Так как оно очень важное, я приво­жу его и в этой книге.
УПРАЖНЕНИЕ 7.3
Встаньте прямо, стопы параллельны на расстоянии около 45 см, наклонитесь вперёд и достаньте кончиками пальцев обеих рук до пола, сгибая колени настолько, насколько это необходимо. Основной вес тела - на подушечках стоп, а не на ладонях или пятках. Дотрагиваясь до пола пальцами рук постепенно выпрямите колени, но не блокируйте их, останьтесь в этой позиции в течение 25 дыхательных циклов. Дышите свободно и глубоко. Вероятно вы почувствуете, что ваши ноги начнут дрожать, это значит, что через них начинают проплывать волны возбуждения.
Если дрожание не возникает, значит ноги слишком напряжены. В этом случае можно спровоцировать дрожание, постепенно сгибая и выпрямляя ноги. Эти движения должны быть минимальными, их цель - расслабление коленных суставов. Упражнение должно выполняться в течение не менее 25 дыхательных циклов или пока не возникнет дрожание в ногах. Вы можете заметить, что ваше дыхание становится глубже и спонтаннее. Когда вы вернётесь в позицию стоя, сохраните колени немножко согнутыми, стопы параллельными, а центр тяжести смещённым вперёд. Ваши ноги могут всё еще дрожать, что будет свидетельствовать о их жизненности. Чувствуете ли вы сейчас свои ноги лучше? Чувствуете ли вы себя более расслабленным?
Если в этой позиции ноги не вибрируют, можно продолжить упражнение до 60 дыхательных циклов и повторять их не-1сколько раз в день (можно также спровоцировать вибрацию ног [встав на одну ногу в той же позиции, как описано выше, и поднимая ногу с пола. Это увеличивает напряжение в опорной ноге). [Это основное упражнение заземления усиливает чувство "отпускания", или разрядки. Когда много лет тому назад я проводил цикл занятий по биоэнергетике с группой психологов и Институте Эссален и продемонстрировал это упражнение молодой женщи­не, которая была танцовщицей, а также инструктором тайцзи-цюань. Когда её ноги стали дрожать, она сказала: "Я всю жизнь проведана ногах, но впервые нахожусь в них ". Когда в процессе биоэнергетической терапии человек слишком возбуждается, это упражнение возвращает ему самоконтроль. Один из моих паци­ентов, комедийный актёр, практиковал его стоя за кулисами пе­ред прослушиванием его новой роли. Когда его коллеги разми­нались вокалом или упражнялись в пении, он принимал зазем­ляющую позицию и доводил свои ноги до вибрации. Он расска­зывал, что большинство его коллег были так напряжены во вре­мя прослушивания, что в результате этого напряжения у них ломался голос. В то же время' он чувствовал себя расслабленным, и поэтому часто роли доставались ему. Я сам регулярно выпол­няю это упражнение около 32 лет и повторяю его каждое утро, чтобы сохранить свои ноги гибкими и расслабленными. Оно может показаться не важным молодым людям, но оно необходи­мо, если мы хотим сохранить в старости немного грации в дви­жениях. Возраст влияет на ноги больше чем на другую часть тела. Не будет преувеличением сказать, что человек настолько молод, насколько молоды его ноги.
Другим упражнением, усиливающим чувство заземления является приседание, так как оно максимально приближает че­ловека к земле. С лёгкостью эту позицию принимают дети, а так­же жители слаборазвитых стран и примитивные народы. Одна­ко большинство людей Запада не сможет его выполнить, не вы­ворачиваясь при этом назад. Они могут удержать эту позицию только короткое время, держась за какую-нибудь опору. Такая неспособность к удержанию позиции на корточках без опоры вызвана тем огромным напряжением, которое большинство лю­дей имеет в своих бёдрах, ягодицах и пояснице. Упражнения в приседании предназначаются людям, имеющим такие проблемы.
УПРАЖНЕНИЕ 7.4.
Поставьте стопы параллельно на расстоянии около 20 см. Попробуйте присесть на корточки и удержать эту позицию без какой бы то ни было опоры. Если определённая опора необходима, возьмитесь за какую-либо мебель перед собой. Правильная позиция на корточках требует, чтобы обе пятки прикасались к полу, а вес тела покоился на передней части стоп.
Если вам требуется опора, другим способом выполнения этого упражнения является употребление свёрнутого полотенца, которое пддкладывается под пятки перед приседанием. Валик должен быть настолько толстым, чтобы обеспечить сохранение этой позиции. Эта подпора не должна быть удобна, так как цель упражнения^ которой является растяжение спазмированных мышц ног, не была бы выполнена. Достижение этой цели можно приблизить перенося попеременно тяжесть тела вперёд и назад.
Если приседание начнет вызывать боль, .опуститесь на колени, отведите стопы назад и сядьте на пятки. Это может оказаться болезненным, если голени и стопы напряжены. Если это так, присядьте снова чтобы расслабить лодыжки. Регулярные приседания и сидения на пятках ускоряет процесс "отпускания ".
Следует помнить, что грациозное движение начинает­ся от земли, от стоп. После окончания описанных выше зазем­ляющих упражнений можно более выразительно почувство­вать деятельность этого принципа выполняя следующее уп­ражнение, которое подражает одному из наиболее частых дей­ствий, которые мы ежедневно выполняем, а именно вставанию из кресла,
УПРАЖНЕНИЕ 7.5.
Сядьте в кресло, опирая обе стопы о пол, в своей обычной позиции. Поднимайтесь отталкиваясь от  пала, а не опираясь о кресло. Чтобы это выполнить, перенесите вес тела на подушечки стоп, затемупритесь стопами в пол и оттолкнитесь прямо вверх. Выполняя это движение вы имеете сильный контакт с почвой. Повторите ещё раз это упражнение, но сейчас поднимитесь с кресла так, как делаете это обычно.
Чувствуете ли вы разницу между этими двумя способами вставания с кресла? Повторите упражнение два или три раза пока разница не станет очевидной. Когда отталкиваетесь вверх, полностью используйте свои ноги. При обычном подъёме с кресла наиболее вовлечённой оказывается верхняя часть тела, а также требуется болыие усилий.
Кроме расслабленных мышц, для того чтобы достичь полного и свободного движения возбуждения в теле, необхо­дима правильная геометрия тела. Она начинается со стоп, ко­торые действуют как рессоры, гасящие сотрясения во время ходьбы. Если человек хорошо заземлён, при каждом шаге его стопа слегка уплощается. Очевидно, что человек не может быть хорошо заземленным, если свод стопы у него слишком высо­кий, или если стопы утратили свою эластичность и уплощились, что не позволяет иметь полного контакта с землёй. Плоскосто­пие вызывает утрату пружинящего шага. Уплощенные стопы недостаточно заряжены энергетически и перенапряжены. Тен­денцию к плоскостопию имеют тучные люди, а также люди пе­регруженные эмоционально или физически. В то же время вы­сокий свод стопы встречается у людей с "птичьими" ногами. Такие люди обычно воспитывались неприступными или недру­желюбными матерями. И они чувствуют необходимость дер­жаться над землей.
Способ постановки стоп также важен для правильной геометрии. В нашем культурном окружении мы редко видим людей, которые стоят или ходят со стопами направленными вперед. Большинство людей ходят со стопами, повёрнутыми в большей или меньшей степени наружу. Такая позиция вызыва­ет перенесение веса тела на пятки, а напряжения на латераль­ные стороны ног. В соединении с плоскостопием, такая пози­ция может вызвать серьёзные повреждения тела, как описал это в письме ко мне один из моих приятелей - врачей: "Я всё ещё
страдаю от избыточного веса, а мои стопы и колени предъявля­ют последствия долгих лет напряжения и нарушения симмет­рии. Боковые поверхности хрящей моих коленных суставов стёрлись до костей, и я не могу долго оставаться на ногах. Я спросил ортопеда как могло это могло случиться. По его мне­нию мои плоские стопы с раннего детства переадресовали боль­шую часть нагрузки на внешнюю сторону коленных суставов, которые сейчас разрушилась, и а этом состоянии он не может мне помочь. Мне сейчас, как обычно, очень тяжело в двигать-" ся". Этих печальных последствий можно было бы избежать при помощи упражнений. Каждый из нас должен научиться стоять со стопами, расположенными параллельно на расстоянии 20 см. и слегка согнутыми коленями, поставленными на одну линию с серединой каждой из стоп. Если мы страдаем от плоскосто­пия, мы должны переносить вес на рёбра стоп, удерживая ко­лени в описанной позиции. Ноги могут начать дрожать, что указывает на снижение напряжения.
Стояние или ходьба со стопами, повернутыми наружу в виде буквы V, может также следствием хронического напря­жения в ягодичных мышцах. В большинстве случаев это напря­жение возникает в результате прошлого тренинга "чистоты", что вызывает "сжатие попы" и походку "ёлочкой". Следующее упражнение показывает эффект воздействия этого напряжения на тело.
■ ' ■ . -\
УПРАЖНЕНИЕ 7.6.
Примите позицию стоя, поставив стопы идеально параллельно на расстоянии 20 см. Колени должны быть слегка согнуты, а вес тела перенесен вперёд. Положите ладонь на дно таза, пониже ануса. Сейчас поставте пятки вместе, сделав латинскую букву V. Ощущаете ли вы, как ягодицы напрягаются и сжимаются?
Походите немного со стопами в позиции латинской буквы V и обратите внимание, как Мало грации осталось в ваших движениях. А сейчас сделайте несколько шагов, ставя стопы параллельно. Ощущаете ли вы значительную разницу в своих движениях? Понаблюдайте за походкой других людей. Замечаете ли вы разницу у тех, кто ставит стопы параллельно, и тех, кто поворачивает их наружу?
Следующее упражнение имеет целью просто расслаб­ление стоп. Оно используется перед отходом ко сну и позволя­ет уснуть многим людям, страдающим от хронической бессон­ницы, а также снять напряжение в голове.
УПРАЖНЕНИЕ 7.7.
Станьте одной или двумя стопами на деревянный валик или палку от щетки. Как и в других упражнениях вы должен быть разутыми для того, чтобы усилить ощущения в стопах. Можете перемещать валик так, чтобы он надавливал на перед стопы, её свод или вблизи пятки.
Имеете ли вы после выполнения этого упражнения большую чувствительность в стопах? Имеете ли вы сейчас лучший контакт с почвой чем раньше? Ощущаете ли вы разницу в степени расслабления тела?
Эти биоэнергетические упражнения без сомнения явля­ются ценными, помогая людям почувствовать, насколько силь­но их стопы укоренены в земле, однако для достижения значи­тельных изменений в ощущениях и поведении необходимо пос­тоянно осознавать своё тело. Важно чтобы мы осознавали наши ноги и стопы, независимо от того ходим мы, стоим или сидим. Во время сидения мы должны также осознавать те части тела, которые находятся в контакте с креслом. Большинство людей сидят в кресле так, что центр тяжести тела падает на крестец или копчик, а не на седалищные бугры. Такая позиция может казаться удобной и способствующей расслаблению, но она от­ражает определённую степень замкнутости в себе, как это име­ет место у ребенка, который скручивается в клубок в каком-то углу, чтобы укрыться от мира. Такой позиции недостаёт насто­ящего чувства безопасности если человек, сидящий таким образом не готов подставить голову реальности взрослой жизни. Для того чтобы сидеть в заземлённой позиции, мы должны чув­ствовать, как ягодицы прикасаются к спинке кресла. В этом случае спина остаётся выпрямленной, а голова направлена впе­рёд.
Терапевт часто сидит лицом к лицу с пациентом обсуж­дая с ним его проблемы и чувства. Я заметил, что эти дискус­сии являются более продуктивными и непосредственными если я и пациент сидим в заземлённой позиции. Контакт между нами облегчается если каждый из нас смотрит другому прямо в гла­за. Это чувство визуального контакта и контакта через землю привносит в терапию духовный элемент. Редуцируя тревогу и увеличивая чувство безопасности оно оказывает позитивное влияние в любой ситуации, где люди сидят и разговаривают между собой. Контакт этого типа бесценен в ситуации кризиса, чему я был свидетелем когда во время полета на маленьком гидроплане мы попали в ураган. Мне удалось избежать пани­ки, которая охватила остальных пассажиров концентрируясь на ощущении прикосновения спины к креслу и свободном, глубо­ком дыхании.
Так как боли в пояснице очень распространены, неко­торые считают что человек никогда не должен был принимать вертикального положения. Но если бы проблемы с поясничным отделом позвоночника возникали из-за ошибки природы, то все люди страдали бы от этого. Когда я исследую осанку многих людей с точки зрения биоэнергетики, становится ясным, что проблемы в поясничном отделе позвоночника имеют люди, которые не заземлены. Тот, кто заземлён и сохранил грацию движений, удерживается в вертикальной позиции жизненной силой, которая движется от земли через стопы голени, бёдра, таз, спину, шею и голову. Эта жизненная сила или энергия в йоге называется кундалини, и считается, что она протекает вдоль позвоночника от крестца до головы когда йог медитирует в позе лотоса. Во время ходьбы или стоя это движение энергии ощу­щается как идущее от земли. Несмотря на позицию в которой мы находимся, такое движение энергии возможно лишь когда мы заземлены. Некоторые люди имеют эти черты естественным образом. Как утверждает Ли Страсберг, Элеонора Дьюс, извес­тная преподавательница актёрского мастерства, "имела странный способ улыбаться. Эта улыбка, казалось, начинается от самых кончиков пальцев её ног. Казалось, что она путешеству­ет по телу, прежде чем достигает лица и губ".
Исследуя вопрос вертикального положения человека, следует вернуться к образу дерева. Способность дерева сохра­нять вертикальное положение больше зависит от силы его кор­ней, чем от жёсткости его структуры. В реальности чем жёстче структура дерева, тем более оно податливо ветру. Корни важ­ны не только потому, что они создают систему опоры, но они также добывают из земли питательные вещества, необходимые для роста дерева. Соки, переносящие эти вещества вверх к листьям необходимы дереву для жизни. Но эти соки должны также оттекать вниз, после того как зарядятся энергией Солн­ца. Также и в организме человека энергия течёт вверх и вниз.
Конечно, человеческий организм имеет огромную раз­ницу с деревом, но практически вся жизнь на Земле похожа в том, что она существует в атмосфере, там, где Земля встречает­ся с Небом. Именно здесь энергия Солнца преобразует мате­рию Земли в протоплазму. Так же как дерево, мы, человечес­кие существа, смотрим на Небо как на источник, дающий жиз­ни энергию, но зависим также от Земли, которая доставляет нам питательные субстанции. Только ангелы свободны от этой за­висимости от Земли, так как они не являются ни деревьями, ни животными. Человек не может к сожалению быть одновремен­но и животным и ангелом. Если мы оторвёмся от нашей живот­ной природы (и нижней половины тела), мы утратим заземле­ние. Чтобы иметь заземление, надо быть сексуальным сущест­вом. А как мы видим из дискуссии в главе 6, по настоящему сексуальным человек может быть лишь тогда, когда движения его таза становятся свободными.
Эти движения в предоргастической фазе зависят от воли, но во время оргазмического пика становятся спонтанными и неконтролируемыми. Эти последние доставляют много удо­вольствия, но волевые движения также могут быть приятны^ ми, если они не вынуждены. Принуждение вызывает напряже­ние. Говоря вообще, наши движения являются грациозными,, когда мы позволяем волне возбуждения протекать без преград вверх от земли. В этом помогает расслабленный таз. Когда мы выдвигаем его вперёд во время ходьбы или в сексуальном акте, мышцы вокруг таза напрягаются, что ограничивает чувствитель­ность. Намного лучше позволить тазу самому по себе двигать­ся вперед.
В шестой главе мы представили упражнения, имеющие целью измерение зажатого в тазе напряжения. Сейчас, исполь­зуя понятие заземления, мы можем выполнить определённые упражнения, которые могут помочь тазу свободно двигаться.
УПРАЖНЕНИЕ 7.8.
Поставьте стопы, параллельно на расстоянии около 20 см. Слегка согните колени. Наклонитесь вперёд, перенося вес тела на подушечки стоп. Чувствуете ли вы, что вас как бы что-то толкает вперед? Именно таким образом мы ходим.
Сейчас сильнее согните колени иперенесите вес на передние отделы стоп. В этот раз не отрывайте пятки от пола. Передвинулась ли отраженная от пола сила вверх, выпрямляя ваши колени?
Повторите этот маневр в третий раз с согнутыми коленями и пятками прижатыми к земле. В этот раз наклонитесь вперёд и расслабьте таз. Замечаете ли вы, как таз передвигается вперёд?
Я заметил, что большинство людей в этом упражнении имеет трудности, так они как не могут надавить пальцами стоп на землю без напряжения ног. Если мы заземлены, это упраж­нение выполняется легко.
А вот другое упражнение, имеющее ту же цель, а имен­но - дать ощущение, что таз может двигаться снизу лучше, чем сверху. Это упражнение является также трудным, но при опре­деленной практике мы можем освободить нижнюю часть тела до такой степени, что она становится чем-то значительно боль­шим, чем только механической опорой. Когда таз двигается свободно, человек ощущает приподнятость духа, наполнен­ность грацией и расслабленность.
УПРАЖНЕНИЕ 7.9.
Стопы параллельны на расстоянии около 30 см. Колени немного согнуты, ладони помещены на коленях. Целью упражнения является колебание тазом со стороны в сторону при помощи только ног и стоп. Верхняя часть тела должна быть расслаблена и неактивна.
Перенесите вес тела на передний отдел правой стопы, выпрямите правое колено и позвольте тазу отклониться вправо. Перенесите вес тела на левую стопу, надавите на неё, после чего легко выпрямите левое колено. Вы должны почувствовать, что таз передвигается влево. Сейчас переместите вес на правую ногу и повторите маневр, стараясь вызвать передвижение таза вправо без участия верхней половины тела. Продолжайте упражнение, перенося попеременно вес тела с одной стопы на другую около 5 раз.
Большинство людей может двигать тазом скручивая верхнюю часть тела, но так как это движение не соединяется с землёй, оно выполняется без грации и не приносит никакого удовольствия. Заземлённое движение возбуждающе, в то время как вынужденное мучительно.
Описанное упражнение похоже на основной шаг в тра­диционном гавайском танце хула. В исполнении гавайцев этот танец выглядит грациозным и кажется лёгким. Однако большин­ство людей Запада танцуя его выглядят очень неуклюжими, так как их тела слишком напряжены и кроме этого они не могут начинать движение от земли. Не заземлённые движения таза могут выглядеть сексуально и напоминать возбуждение, но это сексуальность, изолированная от чувств. Когда движения зазем­лены, они приобретают духовные черты, что объясняет их ис­пользование в ритуалах древних религий.
Можно недоумевать, какое отношение имеет необхо­димость заземления к половому акту, когда двое людей лежат друг на друге в постели. Если мужчина находится сверху, он может заземлиться упирая стопы в спинку на конце кровати или в стену. Когда его колени согнуты, его таз будет двигаться ес­тественным образом. Если у кровати нет спинки или поблизос­ти нет стены, он может упереть пальцы стоп в матрац так, что-бы .движения таза начинались от стоп. Если женщина лежит внизу, она может заземлиться стопами о матрац или оплетая ногами партнёра, так что его тело становится для неё почвой (партнеры могут, конечно, сделать позицию наоборот). Исполь­зование этой основы для движений во время сексуального кон­такта может привнести значительную разницу в качество и интенсивность ощущений. Возбуждение увеличивается, когда вся нижняя часть тела, а не только половой аппарат, будут во­влечены в сексуальный акт. Так как таз движется свободно, ощущения в этой области становятся более интенсивными. Когда в процессе полового акта мы заземлены, нам легче от­даться оргастической разрядке.
С чисто медицинской точки зрения заземление имеет неоценимую важность. Оно непосредственным образом благот­ворно влияет на высокое артериальное давление. В соединении с глубоким дыханием, упражнения в заземлении заметно пони­жают артериальное давление, и могут оказывать определённое влияние на снижение "давления жизни". Снижение давления, конечно, не будет продолжительным, если человек не вносит существенных изменений в своё отношение к земле на которой он стоит, своему телу, своей сексуальности, а также в свои от­ношения с другими людьми. В биоэнергетической терапии мы стремимся к тому, чтобы такие изменения проявлялись и в физическом облике пациентов. Когда терапия успешна, стопы и ноги пациента становятся мягкими, таз расслабляется, дыха­ние углубляется. Как только человек заземляется, он позволяет Земле поддерживать его. Ступив на Землю он отмечает, что снижается его артериальное давление. Однако достижение та­кого рода изменений требует уделять много внимания телу и такого стиля жизни, при котором уважается тело и принимают­ся его потребности.
К сожалению наша культура всё более отдаляется от тела как источника чувств и духовности. Современные програм­мы физических упражнений направлены не на развитие чувстви­тельности тела, но на эксплуатацию его, как если бы оно быломеханизмом. В результате этих упражнений люди способны только соревноваться с жизнью. Я допускаю, что если дости­жение вершин становится для кого-то смыслом жизни, то со­временные программы физического развития могут ему в этом помочь. Однако если нашей целью является радость полноты жизнь и возбуждение возникающее из того, что мы ощущаем себя частью пульсирующей Вселенной, а также глубокое удов­летворение, оттого что мы являемся одновременно людьми, как грациозными, так и полными блаженства, то мы должны обра­тится к чему-то другому.
Когда я был молодым человеком, "держаться земли" считалось добродетелью. Я давно уже не слышал, чтобы кто-то употреблял такое выражение. Разве способность твёрдо сто­ять на земле, утратила своё значение? Я думаю, что существен­но утратила. Для современного человека больше подходит оп­ределение что "он летает высоко и быстро". Трудно снизить темп, когда мир вокруг нас стремится вперёд . Трудно быть за­землённым, когда сама культура не заземлена, когда она проти­воречит реальности и пропагандирует иллюзию, о том что ус­пех - высшее состояние существования, а люди которые его до­стигли живут более богатой и полной жизнью. Настоящими цен­ностями в жизни являются здоровье, грация, удовлетворение, удовольствие и любовь. Эти ценности мы реализуем только тогда, когда крепко стоим на своих ногах.
 

ГЛАВА 8. СТРУКТУРНАЯ ДИНАМИКА ТЕЛА

Человеческое тело уравновешено энергетически и структурно. Оно также уравновешено биохимические благода­ря способности к гомеостазу. С энергетической точки зрения энергетическое равновесие в теле поддерживают две противо­положные силы, из которых одна, действуя сверху, тянет орга­низм вверх, а другая, действующая снизу, тянет организм вниз. Снова в качестве метафоры мы используем дерево. Его ветви растут вверх к Солнцу, тогда как корни запускаются в Землю. В традиционной китайской мысли, эти две силы, называемые инь и ян, представляют соответственно энергии Земли и Солн­ца. Корни растения поглощают энергию инь из Земли, а листья поглощают энергию ян от Солнца. В даосской мысли инь и ян находятся между собой в гармонии. Но жизнь не статична, она находится в состоянии постоянных изменений, благодаря вза­имодействию этих двух сил которые, как кажется, постоянно перетягивают канат. Гармонией является срединный пункт в движении маятника, который существует только в тот момент, когда движение изменяет направление.
Жизнь развилась на поверхности Земли там, где её энер­гия реагировала и соединялась с энергией Солнца. Для возни­кновения жизни такое единство противоположностей является основой половой репродукции. У китайцев эти противополож­ности ориентированы сексуально: инь становится женским пер­воэлементом, а ян мужским. Чтобы понять эти взаимодействия между противоположными энергетическими силами нам необ­ходимо введенное Вильгельмом Райхом понятие суперимпозиции или наложения, означающее две энергетические волны кружащиеся вокруг центра в творческом акте. (Wilhelm Reich "Cosmic Superimposition" Rangeley, 1951). Этот процесс пред­ставлен на рисунке 8.1.
В процессе эволюции уровень энергии некоторых ор­ганизмов сильно возрос, вследствие чего у всех животных за­ряд на противоположных полюсах тела стал достаточно силь­ным, чтобы создать два центра. Верхний центр стал мозгом, нижний - половыми и репродуктивными органами. Централь­ным источником активности стало сердце, а перекачиваемая им в обоих направлениях кровь соединяет противоположные пол­юса с центром (см. рис. 8.2). В случае с деревом связь полюсов достигается посредством передвижения соков вверх и вниз. Как мы заметили во втором разделе, перемещение жидкостей свя­зано с соответствующими перемещениями энергии и зависит от неё, она создаёт возбуждение распространяющееся по орга­низму. В теле человека эти волны возбуждения становятся си­лой, которая удерживает его в вертикальном положении. Вооб­ще, эти волны сильнее действуют днём, чем во время ночных периодов отдыха.

Основное правило биоэнергетики состоит в том, что накопление энергии не может превышать её расход. Несмотря на то, что можно съесть больше, чем требуется для продукции энергии в данное время, этот излишек будет откладываться в виде жира, готового к превращению в энергию, когда возникнет такая потребность. Таким образом, когда человек находится в безвыходной ситуации, например во время голода, он может отдавать больше энергии, чем способен получить. Однако ре­зервы энергии уменьшаются до такой степени, что в результа­те этого может наступить смерть. Равновесие тела можно на­рушить на какой-то момент, например, задерживая дыхание, но оно должно через некоторое время возобновиться, для того что­бы жизнь продолжалась.
Равновесие противоположных сил проявляется в пульсации, которая лежит в основе жизни. Пульсация, которая ха­рактеризуется процессом расширения и сжатия, наблюдаться в дыхании, перистальтике, сердцебиении и других функциях тела. Это основа жизни всех живых организмов, несмотря на их раз­меры. У человека пульсация наблюдается не только в целом организме, но также в каждой клетке, ткани или органе.

Эта модель относится также и к поведению. Движение наружу и движение внутрь являются формой пульсации. Дви­жение наружу приводит к контакту с внешним миром, в то вре­мя как движение внутрь приводит человека к контакту с самим собой. На эту пульсацию воздействует суточный ритм. Мы бо­лее открыты внешнему миру в течение дня и обращаемся внутрь ночью, во время сна. Ни одно из этих состояний не является лучшим и оба они необходимы для здоровья. Постоянное пре­бывание в каком-либо из них патологично, так как жизнь скла­дывается из пульсации, от способности контактировать с внеш­ним миром или уходу от него и обращения внутрь себя в зави­симости от ситуации.
Рисунок 8.ЗА представляет схему базовой пульсации расширения и сжатия в одноклеточном организме. Для того, чтобы перенести эти правила на тело человека, представьте себе человека стоящего с распростёртыми руками на широко расстав­ленных ногах. Рисунок 8.ЗБ показывает подобие тела шестико­нечной звезде, где голова, руки, ноги и гениталии представляют шесть её лучей. На эти фигуры можно наложить две кон­центрических окружности из которых одна соприкасается со всеми внешними лучами, а вторая со всеми внутренними точ­ками. Каждый из шести внешних лучей представляет важней­шие точки соприкосновения с миром. Наружную окружность можно уподобить поверхности тела в то время как внутренняя окружность можно рассмотреть как корень из которого исхо­дят импульсы. В человеческом организме каждый сильный импульс заряжает в равной степени все шесть внешних точек, а каждая внутренняя зажатость отнимает тоже, количество энер­гии из всех шести точек. У открытых и энергичных людей эти точки заряжены в большей степени чем у замкнутых и подав­ленных людей.
Как показано на рисунке 8.4, существует непосредствен­ная связь между энергетической заряженностью глаз и стоп, так как они располагаются на противоположных концах тела. Эту связь наиболее легко понять в категориях продольной пульса­ции в теле и протекания возбуждения вверх и вниз. Структура тел всех высших организмов повторяет структуру червя, труб­ки внутри трубки и складывается из сегментов или метамеров. Наружная трубка складывается из дыхательной и пищевари­тельной систем. Внутренняя трубка функционирует как систе­ма скелетных мышц, поддающихся волевому контролю. Червь движется когда волна возбуждения проходит по его телу вызы­вая расширение и сжатие последующих сегментов. Внутреннее питание тела червя через трубку протекает согласно тому же образцу. Похожий принцип присутствует и в теле человека, с той лишь разницей, что структура его тела более сложна и диф­ференцирована. В процессе эволюции разные сегменты соеди­нились между собой чтобы создать три главных сегмента: го­лову, грудную клетку и таз, и два меньших сегмента: шею и талию. Слияние позволило этим сегментам создать высокоспе­циализированные структуры, которые в меньшей степени наблюдаются у низших позвоночных, а в большей - у млекопита­ющих. Основная сегментарная структура проявляется в позво­ночнике, но даже здесь некоторые сегменты, а именно - крес­тцовые позвонки, слившись образуют крестец.


Главные сегменты охраняют заключенные в них чув­ствительные органы. Грудная клетка - центральный сегмент тела, скрывает под ребрами два важнейших органа: сердце и легкие. Голова заключает в себе, мозг, который под покровом черепа управляет всем телом. На другом конце тела находится таз, костная структура, охраняющая половые и выделительные органы. Шея и талия - основные переходы от одного центра к другому. Через них проходят нервы, сосуды, дыхательная и пищеварительная магистрали. На рисунке 8.5 отражены различ­ные сегменты тела. Соединение между этими различными сег­ментами тела делает возможным сгибание и повороты. Ампли­туда возможного движения между сегментами зависит от дли­ны соединяющих ее частей.

А сейчас мы исследуем некоторые проблемы, которые могут возникать в результате нарушения структурной динами­ки. Когда соединяющий два энергетических центра отрезок удлинен - это отдаляет друг от друга две большие структуры, которые он соединяет, что указывает на степень их разделения. Так, слишком удлиненная шея, удерживает голову высоко над телом. Человек с такой шеей будет вероятно чувствовать себя высокомерно по отношению к своей животной природе. Он может производить впечатление утончённого, но все, что, он может делать, так это развить свои чувства таким образом, что­бы они соответствовали культурным стандартам, принятым в обществе. Люди с короткой шеей и более плотным строением тела, будут вероятно ближе к своей животной природе, они лучше отождествляются с физической силой своего тела. Ко­нечно, особенно существенное влияние на строение тела ока­зывают генетические факторы. Однако, как мы говорили в пер­вой главе, влияние среды также играет роль в развитии и созда­нии формы тела. Большое влияние на тело ребенка оказывает отношение к нему родителей.
Несколько лет тому назад я работал с одним молодым человеком, который был очень высоким, худым, имел впечат­лительное лицо и красивые вьющиеся волосы. Я легко мог его себе вообразить как золотоволосого херувима. Мать воспиты­вала его с убеждением, что он опередит в жизни всех других мальчиков. Она считала, что он является для нее даром неба и видела в нем божественные черты. Результатом такого воспи­тания было отдаление его от земли так, что он "утратил зазем­ление". Несмотря на то, что его ноги выглядели сильными, он имел в них мало ощущений. Он также не был связан с реаль­ностью, так как считал себя выдающейся личностью. Хотя он имел некоторые способности, он не сумел проявить себя как художник. Он имел также трудности в контактах с женщина­ми, потому что в каждой из них видел тень своей матери.
Возникает вопрос. Что вызвало удлинение тела этого молодого человека? Ведь его отец имел нормальный рост. Я допускаю, что его развитие можно понять в категориях продоль­ных пульсаций тела. В длинном, худом теле волна возбужде­ния движется вверх, что уменьшает ее интенсивность. Это дви­жение вверх может иметь несколько значений: стремление к нежности и опоре, так как стремится ребенок, который хочет ее получить, отдаление от своей животной природы, а также стремление возвыситься над другими. Упражнения в заземле­нии изменили направление течения энергии, принося больше энергии ногам и стопам, что помогло этому молодому челове­ку преодолеть свои внутренние барьеры. Терапия не сделала его ни на сантиметр ниже, тем не менее она привела к тому, что он почувствовал себя увереннее и безопаснее. Научившись дышать глубже, он повысил уровень своей энергии, что усилило пуль­сацию в его теле. Следствием этого было то, что .он ощутил себя более цельным и сильным.
Если длинное и худое тело отражает ослабление энер­гетической пульсации, то короткое и толстое тело отражает уси­ление этой пульсации, так как укорочение волны увеличивает ее мощь. Люди с такой структурой располагают значительной физической силой. Они склонны рваться вперед без оглядки на других. Мужчины с такой структурой своим видом и поведени­ем часто напоминают быков. Никита Хрущев имел именно та­кое строение тела, в соединении с агрессивностью. Однако стро­ению тела такого типа может сопутствовать позиция пассивной обороны, как это было в случае с Арнольдом, мужчиной соро­ка пяти лет, который обратился ко мне за консультацией по по­воду тревоги.
Несмотря на то, что Арнольд никогда интенсивно не занимался спортом, он напоминал по виду тяжелоатлета с ог­ромными ягодичными мышцами. Беседуя с ним, я быстро ус­тановил, что проблема его беспокойства имеет свой источник в отношениях с матерью. Арнольд был единственным ребенком. Его мать была агрессивной женщиной, главным интересом в жизни которой был сын. Ничего удивительного, что он харак­теризовал её как личность вмешивающуюся, ревностную, стре­мящуюся им управлять. Когда он был ребенком, его сильней­шим стремлением было убежать от нее. Отец, к сожалению, не был в состоянии пометь ему освободиться от нее. Когда Ар­нольд обратился ко мне, он все еще пробовал вырваться из ее объятий. Он освободился от нее на эмоциональном уровне толь­ко в минуту ее смерти, когда ему было около 50 лет. До этого времени он сумел уже впервые жениться, но с женой также чувствовал себя в ловушке как это было раннее с матерью.
Когда во время наших встреч Арнольд описывал мне свою мать, я представлял ее себе как танк, а его самого как маленькую жестяную коробочку для таблеток. Овальная коробочка не дает себя согнуть, но хотя она может успешно противосто­ять танку, она не может его уничтожить, также как и убежать от него. Арнольд, видимо, не мог убежать от матери, несмотря на то, что сумел ей противостоять. Терапевтическая проблема заключалась в том, как переделать эту маленькую жестяную коробочку в боевую машину, что можно было сделать мобили­зуя сдержанный гнев. Это следовало делать постепенно. Ар­нольд боялся своего гнева, потому что это был убийственный гнев. Его беспокойство происходило из конфликта между стрем­лением действовать под влиянием гнева, и опасением таких действий. Он чувствовал, что если его гнев взорвется, он мо­жет уничтожить как его самого, так и других. Он был вынуж­ден предохранить себя от этого применяя защиту в равной сте­пени мощную как сила, которой следовало противостоять. Когда Арнольд понял динамику своей телесной структуры и свои проблемы, можно было освободить его подавленный гнев, ре­комендуя ему наносить удары по топчану. Благодаря тому, что он был заземлен, пациент не вышел из под контроля и не нанес никому повреждений. Постепенно его тело расслабилось и, что удивительно, у него увеличился рост.
Описывая таким образом Арнольда и его мать, я обра­щаю внимание на основной аспект их личностей, который от­разился в структурной динамике их тел. Корреляция между телом и психикой человека является абсолютной в результате их функциональной идентичности. Однако тело не является просто инструментом разума, где разум становится отдельной силой, действующей на него, а потому, что дух присутствует в живой ткани. В момент смерти дух угасает, а тело превращает­ся в чистую материю. Дух является как бы пламенем, которое превращает материю в энергию. Сам огонь не является субстан­цией или энергией, но следствием процесса изменений. Когда этот процесс иссякает, пламя угасает и материя превращается в мертвый пепел.
Структурная динамика позволяет нам понять явление расщепления, серьезное нарушение в теле, которое может вы­ступать в корреляции с значительными нарушениями личнос­ти. То, что люди могут страдать от расщепления не является новой идеей. Некоторые личности были описаны как содержащие несколько маленьких личностей. Согласно этому тезису, эти расщепления должны существовать в теле в такой же сте­пени, в какой они проявляются в личности человека. Такая дис­социация является возможной, так как тело человека разделе­но на три главных отдела: голову, грудную клетку и таз. Рас­щепление наступает тогда, когда нарушается чувство единения между ними. Существует много людей, у которых голова не имеет соединения с сердцем, а сердце с гениталиями. Во всех этих случаях можно найти напряжение в мышцах шеи и талии, ограничивающее протекание возбуждения между главными участками тела. Конечно, в буквальном смысле эти сегменты остаются соединенными анатомически. От мозга, который ре­гулирует и координирует жизненные функции всех сегментов нервы направляются без препятствий от одного отрезка к дру­гому. Тоже самое касается кровеносных сосудов, которые при­носят кислород и пительные вещества каждой клеточке тела, а забирают продукты обмена. Эта интеграция организма нахо­дит отражение в интеграции личности на уровне подсознания. Однако на поверхности, там где царит сознание, интеграция разбивается в результате препятствий волнам возбуждения, протекающим по поверхности. В зависимости от интенсивнос­ти этих нарушений может наступить разрыв трех различных типов поведения, в которых каждый связан с одним из главных сегментов. Это иллюстрирует следующий случай.
Несколько лет тому назад ко мне за советом обратился мужчина 50 лет, которого звали Роджер. Роджер жаловался на то, что он чувствует себя подавленным, так как теряет контроль над своей жизнью. Он осознавал что слишком много пьет, пло­хо себя чувствует и пренебрегает своим телом. Немного оста­валось до того, чтобы его оставила жена. Некоторые из своих проблем он считал результатом своих частых служебных поез­док, во время которых он заходил в бары или на дискотеки, встре­чал там женщин и проводил затем с ними ночь. У Роджера не было трудностей найти себе женщину, так- как он был симпа­тичным мужчиной и человеком успеха. Однако его отношения с женой становились все хуже, он подозревал, что она открыла его секреты, так как их половая жизнь прекратилась. Роджер сказал что его жена пристойная женщина, но она перестала его привлекать. Он не хотел однако положить конец этой связи, таккак имел троих детей к которым был привязан.
Я заметил что Роджер имеет быстрый логичный ум, что без сомнения, объясняло его успех. Однако когда он говорил, его голос был почти лишен чувств, а глаза были холодными и темными. Казалось, он полностью владеет собой, но этому про­тиворечило его поведение. Я понял, что Роджер сможет сохра­нить контроль, пока основой его действий остается голова. Во время первых месяцев терапии Роджер проявлял очень немно­го эмоций, когда говорил о своей прошлой или теперешней жизни. Однако в нем было что-то привлекательное. Временами он смотрел на меня и улыбался. В это время его глаза сверкали и какую-то минуту он выглядел как невинный ребенок. Когда этот свет меркнул, глаза Роджера снова становились мрачны­ми. Временами они блестели снова, когда он говорил о своих чувствах к матери и другим женщинам и выглядел так, как если бы его охватывало странное возбуждение. Он признавал факт, что женщины его очаровывают, и признался, что в период се­мейной жизни кроме жены имел связь с несколькими другими женщинами.
Чтобы помочь Роджеру, я должен был вначале понять, что за личность находится передо мной, но это было не так просто. Днем он был холодным, логичным инженером и отлич­ным бизнесменом. Ночью он превращался в сатира. В редкие минуты становился невинным ребенком со сверкающими гла­зами. Эта часть его личности была ответственна за находчи­вость, которую он проявлял на работе, и за красоту, из-за кото­рой он нравился женщинам. Как только я понял это тройное разделение его личности, я был в состоянии понять, что осно­вой этого раздела является его тело, которое также было разде­лено на три части, а именно: на голову, грудной отдел и таз. Сильное напряжение в шее, а особенно у основания черепа изо­лировало его голову от остальных частей тела. Подобное на­пряжение в талии и вокруг таза отделяли половые органы от сердца и от головы.
Холодная, профессиональная сторона личности Родже­ра опиралась в своей деятельности, в основном на голову. В этой роли его глаза не имели абсолютно никакого выражения. Не­ожиданно страстная сторона Роджера действовала на основе его гениталий. В этой роли Роджер зажигался безбожным пламенем. Трудно ожидать от кого-то, чтобы он оставался холодным и логичным, когда его охватывает горячка сексуального возбуж­дения, но обычно человек не теряет рассудка даже в таких си­туациях, как это имело место у Роджера. Как я указал в шестой главе, утрата эго и подавление своего я, проявляется в лучшем случае только во время пика оргазма. В таких случаях отдача своего я проявляется как самореализация. В противном случае отдача своего я сексу без любви действует саморазрушающе. Я был уверен, что Роджер был способен к любви и это убеждение давала нам возможность совместно решать его проблемы. Но когда мы начали терапию, он не был в состоянии ассоцииро­вать ни своего мышления, ни сексуальных стремлений с любо­вью. Из-за расщепления личности он не мог объединить эти различные функции.
Как я говорил в первой главе, жизненный опыт челове­ка формирует структуру его тела, которая в свою очередь формирует его личность. Именно таким образом его прошлое все еще живет в его настоящем. Чтобы человек мог освободить­ся от ограничений прошлого, он должен осознать переживания, которые ему эти ограничения принесли. Это цель анализа, так как он дает нам рамки, внутри которых может наступить пере­мена структуры. Перестройка структуры требует непосред­ственной работы с телом с целью редуцирования напряжения мышц. Анализ и перестройка тела должны двигаться одновре­менно. Обычно я начинаю с истории пациента, которая являет­ся вначале всегда неполной. В процессе терапии, по мере того как подавленные воспоминания появляются в сознании, образ пациента становится более выразительным.
Роджер был единственным ребенком. Он описывал свою мать как симпатичную женщину, гордящуюся своим внешним видом и общественным положением. Она любила принимать гостей и ходить на приемы. Его отец был бизнесменом, кото­рый много работал и часто возвращался из офиса поздно. Ро­дители редко ругались, тем не менее Роджер чувствовал, что их жизнь не счастлива. Он ощущал свою близкую связь с ма­терью, но знал, что ее заинтересованность им не стабильна. Когда отца не было дома, она хотела, чтобы сын составил ей компанию, жалуясь временами на невнимание отца к ее пот­ребностям. Но когда был какой-то прием, она его игнорировала. Роджер имел несколько приятных воспоминаний о игре в мяч со своим отцом и совместных прогулках на рыбалку. Не­смотря на то, что, редко случалось, чтобы отец его бил или ру­гал, Роджер знал, что он склонен к гневу. В процессе терапии, он осознал, что будучи ребенком он боялся его.
Пока в этих историях мы находим немного информа­ции, которая могла бы помочь нам выяснить источник проис­хождения таких серъезных нарушений в личности Роджера. Однако мы имеем едва различимые подсказки на тему настоя­щих отношений Роджера с матерью. Когда женщина не нахо­дит удовлетворения в замужестве, она вероятно обратится к сыну в поисках близкого контакта, которого не получилось с мужем. Роджер был для нее поверенным во многих делах. Од­нако, как только подворачивался случай нанести кому-то визит или встретиться с другим мужчиной, она отворачивалась от него. Подобное отношение она проявляла к нему каждый ве­чер, когда закрывала двери в спальню, которую делила с его отцом. Когда я обратил внимание Роджера на этот факт, он по­нял, что все время чувствовал себя преданным. Я был обязан подробно исследовать эту часть истории жизни Роджера, так как мне было ясно, что Роджер относится к женщинам так же, как мать в своё время относилась к нему. Он был симпатичным, но жил поверхностной жизнью, и не сумел полностью отдать­ся ни одной женщине. Он вёл себя с ними сексуально соблазня­юще, так же, как мать вела себя по отношению к нему. В осно­ве этого поведения скрывался сильный гнев, который был пе­ренесением злости из прошлого, той, которую он испытывал к матери. Именно этот гнев вызвал в Роджере отделение сердеч­ных чувств от сексуальных. Такое разделение отразилось в недостачном контакте его грудной клетки с тазом.
К сожалению Роджер должен был также отделиться от своего чувства любви к отцу. Ребенком он оказался в треуголь­нике Эдипа. Став фаворитом матери, он был обречен на рев­ность и враждебность отца, который был мужчиной более силь­ным, чем он, Роджер сказал во время консультации, что в дет­стве он не осознавал, что боится отца. Однако со временем ста­ло ясно, что он подавил в себе этот страх, подобно тому как подавил свой гнев направленный против матери за ее соблаз­нительность. Этот страх всплыл позже. Он понял, что его большие чем у отца профессиональные успехи имели тот источник, что он хотел его перещеголять. Но он достиг этих успехов только благодаря усилению контроля своей потребности в любви и понимании. Такого рода успех оказался достижением не име­ющим значения, который выхолостил его жизнь от чувств. Он искал убежища в алкоголе и своей сексуальности, для того что­бы вырваться из под контроля головы. Это делало возможным возникновение определённых чувств в его теле.
Попав в сильный эдипов конфликт в детстве, Роджер приобрёл расщепление. Однако в нем осталась определенная интеграция, которая привела его к терапии и поиску своего настоящего я. Оно иногда проявлялось в ясных, невинных гла­зах скрывающегося в нем ребенка. Когда я увидел этот взгляд, я видел, что младенцем и маленьким ребенком Роджер был объ­ектом любви обоих родителей. Терзаемый взрослыми страстя­ми эдипового конфликта, он подавил этого ребенка, закрыв его в своем сердце. Роджер стремился раскрыть свое сердце, но мог это сделать лишь в те редкие моменты, когда имел надежду, что кто-то поймет его потерянность и страх. Именно страх отдать­ся чувствам - гневу, печали, любви - проявился в расщеплении его телесной интеграции.
Терапия такого рода расщепления личности, как это было в случае Роджера, нелегка. Анализ поведения, несмотря на то, что он обязателен, не является эффективной интегрирую ющей силой, так как вовлекает кроме прочего разум. Роджер принимал мои интерпретации, но это оказывало небольшое влияние на его чувства и поведение. Эмоции, будучи функцией всего тела, имеют интегрирующую силу. Но как привести в движение эмоцию, которая была бы достаточно сильной, что­бы вызвать такие последствия? И какая это должна быть эмо­ция? Такую мощь имеют только две эмоции - любовь и гнев. Единственным человеком, способным вызвать эти эмоции с напряжением, необходимым для интеграции личности, являет­ся психотерапевт. Я стал отцом, в котором нуждался Роджер и был также отцом, которого он боялся и по отношению к кото­рому он мог хранить гнев, пропорциональный его страху.
Проекция подавленных в детстве чувств на личность терапевта известна как трансфер, или перенесение. Все психо­аналитики работают над этим аспектом, однако в основном наинтеллектуальном уровне. Этого абсолютно недостаточно для того, чтобы изменить психологическую и физическую струк­туру пациента. Перенесение должно быть пережито максималь­но сильно и выразительно.В случае Роджера это было непро­сто, так как он имел ко мне амбивалентное отношение. Он нуж­дался в отцовской опоре и любви, но в то же время относился к своему отцу высокомерно. Он признавал мой авторитет как биоэнергетического терапевта и сотрудничал в работе с телом, дыханием, заземлением и выражением чувств. Однако он всег­да оставался под контролем своего разума и по этой причине был не в состоянии полностью отдаться ни терапии, ни себе и своей страстности.
Роджер также боялся меня, хотя не в физическом смыс­ле, так как был младше и сильнее меня. Однако он чувствовал и до определенной степени верил, что подобно его отцу, я имел над ним власть, происходящую из того факта, что он нуждался в моей помощи. Потребность в помощи вызвала у него чувство зависимости, что учитывая его эдипову ситуацию в детстве вызывало у него бессознательный страх кастрации. Гнев направ­ленный против меня с другой стороны увеличивал риск, что я могу его оставить и прервать терапию. Он нуждался также в моей любви, так как в прошлом требовал любви отца, стараясь произвести на меня впечатление, работая со своим телом и выполняя биоэнергетические упражнения. Однако их прогресс ограничили его амбивалентные чувства. С одной стороны, уп­ражнения вызывали улучшение самочувствия, но с другой, он не был в состоянии полностью им отдаться, так как потребность произвести на меня впечатление раздражала его. Ситуация была безнадежной и после нескольких лет усилий казалось, что те­рапия обречена на неудачу.
В тоже время именно в таком периоде терапия имеет настоящие шансы достичь успеха. Если кто-то согласится сми­риться с неудачей, ничего не потеряно. Можно остаться верным себе. В этот момент Роджер был в состоянии выразить весь свой гнев по отношению ко мне и к своему отцу. Он делал это, нано­ся удары кулаками в топчан и повторяя, что его сильно нерви­рует его моя высокомерная позиция. Гнев быстро переносился на отца за то, что он не остался с ним для того, чтобы дать ему опору, позволяя ему открыто и по мужски разрешить конфликты в своих отношениях с женой. Для этого он использовал фра­зу: "Ты не мужчина!" Это означало , что его отцу недоставало характера. Он был также взбешен на мать за предательство его любви и недостаточно уважительное отношение. Освобожде­ние этого гнева происходило в течение некоторого времени, в процессе которого у Роджера развивалось чувство интеграции, позволяющее разблокирование любви.
Терапия Роджера продолжалась в течение нескольких лет, однако он не жаловался, что она длится слишком долго, когда чувствовал, что она продвигается в правильном направ­лении. Он ощущал постепенные перемены к лучшему в своем теле, по мере того, как устанавливал с ним лучший контакт. Перемены в его теле находили отражение в соответствующих переменах в поведении и в отношениях с другими людьми. Он был в состоянии почувствовать глубокую любовь к своей жене и они нашли обоюдное удовольствие в своем обновленном сек­суальном союзе. Его сексуальное поведение изменилось ради­кально. На определенное время, когда его состояние улучши­лось, он утратил сексуальный инстинкт. Его это расстраивало, пока я ему не объяснил, что он перестал относиться к сексу как к удовольствию, которому не может противостоять, и что секс отныне будет для него выражением любви, которую он не смо­жет запрограммировать или вписать в деловое расписание.
Классическим примером женщины с расщеплённой личностью является Мерлин Монро. Монро никогда не была моей пациенткой и я знаю ее только по фильмам и фотографи­ям. Ее тело проявляет нарушения подобные тем, которые я об­наружил у Роджера, а именно - недостаточно сильное и целос­тное протекание энергии, соединяющей голову с грудной клет­кой и грудную клетку с тазом. У Монро каждая из этих облас­тей тела, казалось, двигалась независимо друг от друга, как у куклы с двигающейся головой и бедрами. Эта недостаточная связь между сегментами тела, проявлялась у нее также как у светской особы в ее публичном поведении. Монро была проф-. ессиональной актриссой, ребенком и королевой секса, и каж­дая из этих субличностей функционировала в разных ситуаци­ях. Когда она играла какую-то роль, ее поведение контролиро­валось интеллигентным и очень компетентным разумом. В сво­их отношениях с мужчинами она была ребенком, нуждающим-ся в ласке и одобрении. Для публики она была светской и не­обычайно чувственной женщиной. Реальность противоречила этому имиджу. Мэрлин Монро не была интегрированной лич­ностью с сильным внутренним чувством безопасности. В дет­стве она была травмирована в результате недостатка любви и сексуального злоупотребления.
Как мы предположили в шестой главе, ничто так не разрушает личность ребенка, как сексуальное злоупотребление им, которое может принимать формы от эмоционального соблаз­нения ребенка родителем до фактического кровосмесительст­ва. У Монро такая негативная среда вызвала сильный энерге­тический спазм в ее теле, что расщепило единство ее личности. Я вернусь к этой теме в последнем разделе.
Личность подвергается опасности расщепления в ре­зультате конфликта между рациональным разумом и животной природой, между стремлением к доминированию и потреб­ностью в подчинениии. Этот конфликт коренится в человечес­кой природе. Он делает человека податливым к болезням, но с другой стороны бывает источником его творчества и основой сознательной духовности. Результат этого конфликта в жизни каждой личности зависит от его остроты, а также того насколь­ко глубоко произошло расщепление. Существенное влияние оказывает также то, как общество в котором личность живет, справляется с собственными противоречиями между культурой и природой. Расщепление в обществе, перенесенное на семей­ную территорию, становится войной между мужем и женой, родителями и детьми. В этой ситуации ребенок часто разделя­ется на две части. Как мы упоминали в разделе 5, пока конфликт не слишком острый, а выступающие стороны в нем слишком сильны, ребенок может сохранить определенную интеграцию делая жестким тело. Жесткость касается обычно шеи и талии. В большинстве случаев это сдерживание не является настоль­ко острым, чтобы стать медицинской проблемой, хотя может вызывать страдания, которые со временем будут требовать ме­дицинского вмешательства. Снижение гибкости в шее может привести к состоянию артроза межпозвонковых суставов, вы­зывая боль при поворотах головы. Подобное напряжение в та­лии отражается на состоянии поясничных позвонков, проявля­ясь, пояснично-крестцовыми болями, раздраженим нервных корешков, а также выпадением дисков. Важно понять, что эта жес­ткость является защитной реакцией. Человек говорит языком тела: "Нет, вам не удастся меня сломать или расщепить". К сожалению, жесткость появляется после того, как ребенок уже в полной степени ощутил ломку и расщепление. Жесткость дей­ствует как шина, которая предотвращает перерождение неболь­шой трещины в перелом.
Однако интеграция, целостность, которую обеспечива­ет жесткость, основывается на обездвиженности, а не на сво­бодном течении энергии, больше на воле, чем на чувстве. Жес­ткость является отрицанием, а не утверждением. Она говорит: "Не уступлю, не поддамся, не размягчусь". Изначально направ­ленная против требований или угроз со стороны общества или родителей, она укоренившись в структуре тела становится со­противлением против жизни вообще. Ограничивая свободное течение энергии в теле, она нарушает жизненную пульсацию и ограничивает дыхание, что снижает энергетический уровень человека. Но так как она является проявлением "выдержки" и "воли", люди часто считают жёсткость больше достоинством, чем недостатком. Это особенно касается тех случаев, когда че­ловек не осознает свою жесткость пока она не вызовет боль. Так как эго контролирует мышцы поддающиеся волевому контро­лю, жесткость является проявлением воли. Её заявления "Не хочу" могло бы также звучать: "Хочу и делаю", "Не поддамся" могло бы также хорошо выражено через "Я буду победителем и выиграю". Жесткие люди имеют сильную волю, но это не яв­ляется признаком здоровья. Воля позволяет человеку достигать, но не" позволяет наслаждаться достигнутым, так это зависит от способности отдаваться. Воля сама по себе не является нездо­ровой или невротичной. В опасных ситуациях она может спас­ти жизнь. Невротический характер она приобретает если уко­реняется в структуру тела до такой степени, что человек не в состоянии отбросить ее, для того чтобы отдаться своему серд­цу или сексуальной страсти. Несмотря на мнимую интеграцию, которую дает жесткость, личность страдает от расщепления между головой и телом, мышлением и чувствами. В итоге мы имеем дело с количественным фактором. Каждый человек в нашей культуре в какой-то степени страдает от расщепления. Когда это противоречие не такое глубокое, ему сопутствует жесткость. Глубокое расщепление приводит к видимому разладу между главными сегментами тела. В той же самой степени в которой личность расщеплена она теряет грацию и не имеет духовного опыта слияния с универсумом. Также как воля отде­ляет голову от тела, она изолирует человека от окружающих людей. С другой стороны, эта изоляция позволяет расцветать индивидуальности. Человек может быть кем-то именно пото­му, что использует волю. Использование воли и состояние уп­рямства - это две разные вещи. Жесткость в ситуации кризиса является чем-то совершенно- другим, чем пребывание жестким все время, так как она дает движущую силу. Мы считаем, что это очень большое дело достичь успехов, кого-то победить, и не отдаем себе отчет в том, что в жизни нечего побеждать кроме страха перед самой жизнью. Чем больше мы боимся, тем более становимся жесткими.
Следующее упражнение является тестом на жесткость шеи и талии.
УПРАЖНЕНИЕ 8. 1
Примите исходную позицию, описанную в предыдущих разделах. Оглянитесь через левое плечо, поворачивая голову максимально влево. Удержите эту позицию в течение нескольких- дыхательных циклов и старайтесь почувствовать напряжение в мышцах идущих от основания черепа к спине. Поверните голову вправо посмотрите через правое плечо, несколько раз глубоко вдохнув.
Это упражнение выполняется утром от пяти до десяти раз. Оно принадлежит к моей программе личностного развития.
Для того, чтобы измерить гибкость талии, поднимите руки с согнутыми локтями на высоту плеч. Сейчас поверните тело максимально влево и , удержитесь в этой позиции на несколько циклов дыхания. Затем поверните тело вправо и удержите позицию в течение нескольких циклов дыхания. Чувствуете ли вы насколько напряжены мышцы спиныи талии ? Выполняя это упражнение остаётесь ли вы в состоянии вдыхать нижней частью живота? Стоите ли вы в требуемой позиции (стопы параллельны, колени слегка согнуты, тяжесть тела немного смещена вперёд) ?
Жесткость может охватывать всю спину, которая ста­новится доскообразной от головы до крестца. Я видел челове­ка, который страдал от анкилоизирущего спондилита. Его поз­вонки стали слитной колонной, что является крайним вариан­том жесткости. Этот человек не мог сгибаться и поворачивать свое тело, а его отношения с людьми были такими же жестки­ми как и его спина. Я знал, что его отец достиг в жизни успеха и был в жизни очень авторитарным человеком, который требо­вал от сына абсолютного послушания. Снаружи мальчик был ему послушен, но внутри постоянно сопротивлялся. К сожале­нию он подавил свое чувство сопротивления до такой степени, что оно укоренилось в структуре его тела. Этот человек не мог оплакивать даже трагедии своей болезни, потому что плакать означало для него сдаться, размякнуть, а это было для него не­возможно.
Говоря вообще, подавленный гнев сопровождается на­пряжением мышц верхней части спины (рис. 8.6). В гневе во­лна возбуждения движется вверх вдоль спины до зубов (импульс кусания) к рукам (импульс ударения). Когда животное злится, его хребет поднимается, а шерсть встаёт дыбом. Когда челове­ка охватывает гнев его спина также поднимается, он поднима­ет хребет, что указывает, что он готов к атаке. Выражение гне­ва ослабляет возбуждение и позволяет хребту снова опустить­ся. Однако когда гнев подавляется, напряжение сдерживается и становится хроническим. Такая ситуация возникает в детст­ве, когда ребенок впервые подвергается атаке на свою интегра­цию, когда родитель приказывает ему выполнить что-то, чего он не хочет делать. Если сопротивление этому заданию сопро­вождается наказанием, естественной реакцией ребенка будет гнев. К сожалению его гнев может встретиться с наказанием настолько суровым, что он будет вынужден подавить гнев. В таком случае он сдастся, но только внешне. Внутри он останет­ся жестким, сопротивляясь и сдерживаясь в выражении гнева,но его импульс останется в подсознании. Такой человек может не ощущать гнев, который он носит в себе, но он будет прояв­ляться в жесткости и напряжении верхней части спины, но он этого не замечает так как это происходит сзади. Даже если че­ловек замечает ненормально согнутую верхнюю часть позво­ночника, он не знает как это интерпретировать, так как это яв­ляется компетенцией психотерапевта.

Жесткость спины не будет редуцирована до тех пор, пока подавленный гнев не станет осознанным и отреагированным. Человек может подозревать, о существовании в нём скрытого гнева, если с ним случаются неконтролируемые взрывы бешен­ства или когда его преследует постоянное чувство раздражения. Так как такие реакции не связаны с реальной причиной, они не приводят также к успеху в разрядке напряжения. Только когда напряжение снова оживет, человек в состоянии почувствовать гнев и ассоциировать его с травмой, которая его вызвала. Как я упоминал в пятой главе, основным упражнением, которое я использую в биоэнергетической терапии для того, чтобы помочь пациентам освободить напряжение спины, является ударение по топчану кулаками или теннисной ракеткой. Никто не может повреждить себе во время выполнения этого упражнения, ко­торое является хорошим способом разрядки хронического на­пряжения вызванного подавленным гневом. Я использую это упражнение в своем кабинете, а также советую пациентам, что­бы они использовали его дома. Рекомендовано, чтобы топчан имел матрац из резины, которая выдержит такое отношение. Мужчины обычно используют кулаки, а женщины теннисные ракетки, чтобы лучше почувствовать силу ударов.
УПРАЖНЕНИЕ 8. 2
Станьте лицом к топчану. Стопы параллельны, колени слегка согнуты, чтобы обеспечить хорошую аммортизацию, так как движение исходит из стоп. Поднимите кулаки или ракетку над головой, слегка прогибаясь назад. Не прогибайтесь далеко, так как это прервёт контакт с землей. Вместо того чтобы опираться на силу, протяните руки как можно дальше назад, удерживая их как можно ближе к голове. Это может покидаться трудным из-за напряжения в плечах, но если вы будете выполнять это упражнение часто, напряжение разрядиться.
С руками, поднятыми в таком положении сделайте глубокий вдох и ударьте по топчану. Постарайтесь чтобы это движение началось от стоп, для того чтобы оно было выполнено грациозно. Так как удар по принуждению является более слабым, нестарайтесь ударять в топчан с максимальной силой. Так же как в стрельбе из лука расстояние, на которое вылетает стрела зависит от степени натяжения тетивы лука, .сила каждого движения мышц зависит от длины их растяжения, а не от активности сокращения.
Постарайтесь, чтобы ваше дыхание было глубоким и свободным, не сдерживайте его. Это упражнение может возбудить в вас сильное чувство" гнева, но это не является целью. Сам удар является выражением гнева. Это упражнение освободит от напряжения в спине, если будет выполняться правильно и в течение длительного времени.
Я сам выполнял это упражнение много раз, чтобы по­мочь себе освободить гнев, который сдерживал в своей спине. Я давно знал, что моя спина закруглена и зажата. Однажды я сказал массажисту, работающему над моей спиной, причину моего напряжения, которую описал как сдерживаемый гнев. В это время я спонтанно сказал: "Не должно уже больше быть гнева". Когда я это говорил, я почувствовал, как что-то из моей спины уходит. Я почувствовал себя более свободным, как если бы кто-то снял с меня тяжесть. Я отбросил от себя немножко жесткости и контроля которые ограничивали мою жизнь.
Чтобы отбросить контроль, мы должны разрешить го­лове слушать тело. Как же трудно это для большинства людей в нашем разумном мире! Слишком многие из нас живут руко­водствуясь головой, вместо того чтобы прислушаться к жела­ниям тела. Как сдержать безустанную активность нашего разу­ма будет темой одного из следующих разделов. Но прежде мы должны понять некоторые из функций связанных с головой, этой частью нашего тела, которую мы обращаем к миру.
 

ГЛАВА 9. ЛИЦОМ К МИРУ

Лицо - это та часть тела человека, которая наиболее обращена к внешнему миру. Оно служит для проявления чувств, и является наиболее экспрессивной частью тела. Практически оно выполняет функцию передачи миру того, что мы чувству­ем, если мы не решаем скрыть свои чувства. Но даже в этом случае искушенный глаз быстро откроет его неискреннее выра­жение. Люди, которые стараются произвести впечатление счас­тливых, никогда таковыми не являются. Часто человек за счас­тливым выражением лица старается скрыть печаль. Я знал людей которые нашли гармонию и удовольствие в жизни, но не считали себя счастливыми. Они не имели приклеенной к лицу улыбки.
Однажды у меня был пациент, который считал себя счас­тливым человеком и утверждал, что его приятели тоже счита­ют его таким. Когда я попросил его, чтобы он отбросил свою привычную улыбку, его лицо приобрело очень печальное вы­ражение. Мне стало ясно, что его лицо должно было скрывать печаль. Нетрудно было найти источник этой печали. Когда па­циент был ребенком, его мать страдала от депрессии и он до­лжен бьл поддерживать ее дух. Сейчас, в возрасте 50 лет, он имел счастливую мину, чтобы поправить свое собственное са­мочувствие.
Застывшая улыбка очень часто является маской, скры­вая чувство печали, гнева и страха и характеризует человека как "милую особу". Однако это только фасад. В частной жизни осо­ба, которая постоянно имеет на лице счастливую мину, может проявить совершенно противоположную сторону своей личнос­ти. Поэтому всегда следует с недоверием относиться к застыв­шей улыбке. Когда я встречаю её у пациента, я стараюсь довес­ти ему это до сознания для того чтобы он получил контакт со своими настоящими чувствами. В противном случае, его лич­ность расщепляется: эго пациента идентифицируется с улыб­чивым лицом, в то время как его тело реагирует на глубокие чувства. Такое расщепление не только нарушает интеграцию личности, но и грацию тела и угрожает его здоровью. Скрывая болезненные чувства глубоко в теле, мы подвергаем внутрен­ние органы громадному стрессу. Например человек, который противостоит своему длительному гневу и печали, связанны­ми с ранней утратой любви, имеет большие шансы развития заболеваний сердца.(См. A.Lowen "Love, Sex, and Your Hearth" New York, 1988)
По моему мнению другим заболеванием тесно связан­ным с подавлением чувств является рак. Я видел многих паци­ентов, страдающих раком, которые перед лицом этой смертель­ной болезни улыбались и считали что победят её. Один из моих пациентов, который был, без сомнения, на последней стадии' заболевания, улыбался и постоянно утверждал, что выздорове­ет. Однако борьба за здоровье, когда она не включает в полной мере чувства не продуктивна. Если лежащее у истока многих случаев рака отчаяние не будет выявлено и отреагировано, оно поглощает энергию больного и приводит к дегенерации тканей тела. (См. Wilhelm Reich "The Cancer Biopathy", New York 1973).
Другой маской, которая часто встречается, является маска клоуна. Эта маска также основывается на улыбке, но выражает другую позицию, а именно то, что ситуация, в кото­рой находится данный человек, не является серьезной, даже когда она на самом деле трагична. Такую позицию можно вы­разить многими способами, например прикидываясь дурачком или сардонически усмехаясь. Она наблюдается у людей, кото­рых травмировали и унижали родители. В детстве они научи­лись спасать лицо любой ценой, так как признание своих эмо­ций равнялось бы утрате чувства собственного я.
Сохранить своё лицо очень важно для восточных лю­дей. Многие из них обрекают себя на неимоверный труд ради того, чтобы не проявить своих чувств, так как это бы вызвало утрату социальной позиции. Так же как и люди Запада, жители Востока носят маски. Однако они не имеют цели скрывать на­стоящие чувства через проекцию противоположных чувств. Восточная маска имеет выражение спокойствия и самооблада­ния, в то время, как философия Востока поощряет жизнь в кон­центрации, не нарушаемую волнами ярости и гнева. Восточ­ные религии требуют от своих последователей успокоения тела. Речь идет о том, чтобы успокоить тело так, чтобы можно было
почувствовать пульсацию в корне своей жизни, которая соеди­няет человека со Вселенной. Спокойный человек чувствует силь­но и глубоко. В странах Востока правильным способ обраще­ния к миру считается лицо без выражения. Так как такая пози­ция прививается в детстве, она является частью структуры тела восточного человека, так что ему трудно проявлять чувства или хотя бы позволить им проявиться вовне. Дети естественным образом наследуют своих родителей, принимая те же позиции тела и выражение лица. Однако так как такое маскирование не вызывает расщепления личности, это не нарушает естествен­ности движений. Грация является важной в восточной жизни, но она не имеет в себе присутствия эго. Обаяние естественнос­ти всегда было путём природы, или Дао. Однако я сомневаюсь, что такая позиция сохранится в обличий наступающей индус­триализации.
Разницу между естественной улыбкой и маской неизбеж­ным образом выдают глаза. Естественная улыбка является ре­зультатом волны возбуждения, которая проплывает вверх, про­светляя лицо и зажигая глаза, так как зажигаются окна, когда кто-то находится дома. Глаза без выражения создают впечатле­ние, что дом этого человека пуст. Наиболее пустые глаза у мёр­твых. Когда то я смотрел в глаза пациента и увидел пустой взгляд. Это был взгляд смерти-. Я не имел сомнений, что этот человек давно умер не физически, а психически. Я также видел пустой взгляд у шизофреников, разум которых находится где то в другом месте. С их глазами невозможно установить кон­такт.
Когда-то будучи студентом в учебнике по глазным бо­лезням, я нашёл выражение: "глаза являются зеркалом души". Я обрадовался мысли, что узнаю больше об этом аспекте глаз. Но слова "зеркало" и слова "душа" больше не появились. Ме­дицина как наука подробно интересуется только механическим функционированием органов, а не заключающейся в них ду­ховности. Если что-то не удается измерить, это не поддается также научному описанию. Мы не имеем объективных спосо­бов измерения любви или ненависти. Однако все имели опыт взгляда любящих глаз, ненавидящих глаз, глаз наполненных чувством. Мы знаем, вне всяких сомнений, что эти неуловимые черты существуют на самом деле.
Может быть более правильным было бы рассматривать глаза не как зеркала, а. как окна, через которые мы не только смотрим на мир,' но также видят нас. Подобно как окна дома, наши глаза также имеют ставни в виде век и занавески в виде ресниц. Когда мы закрываем веки, в это время мы не только закрываемся от внешнего мира, но также можем притушить свой внутренний свет, что позволяет нам укрыться от испытующего взгляда. Это стало для меня ясным во время работы с молодым человеком с задержкой в развитии, которого я назову Давидом. Давиду было около 23 лет когда мать привела его на консульта­цию. Я никогда прежде не занимался умственным недоразви­тием, поэтому неохотно согласился на его терапию. Однако меня интересовало состояние Давида. Однажды когда он лежал на топчане, я наклонился над ним на расстоянии 25 см. от его лица. Я попросил чтобы он открыл глаза. Когда он это сделал, я слег­ка нажал двумя пальцами с двух сторон его носа. Лицо Давида имело выражение, которое можно было описать как "гримасу идиота", но моё надавливание на его мышцы, контролирующие улыбку, удержали его улыбку. К моему удивлению я отметил, что в его глазах промелькнуло интеллигентное выражение. Когда я увидел что достиг этого, его лицо приняло прежнее выраже­ние, как если бы он хотел сказать: "Это неправда. Я не интел­лигентен". Но каком то глубоком уровне мы установили кон­такт. Я думал, что не смогу ему помочь. Я сказал его матери, что направлю его к моему коллеге энерготерапевту, который является также детским психиатром. Давид отреагировал на это предложение весьма остро. Обращаясь к матери он сказал: "Мама, мама я хочу работать с доктором Лоуэном". Меня это так взволновало, что я не мог отказать такой просьбе. Я встре­чался с Давидом регулярно каждую неделю в течение четырёх лет.
В процессе терапии Давид сделал значительные успе­хи. Однако я больше никогда не видел у него такого интелли­гентного выражения его лица. Он глубоко хранил этот аспект своей личности и не был готов показать его наружу. Он про­явился во время нашей предыдущей консультации только по­тому, что я воздействовал на Давида неожиданно. Я задумался над тем, был ли мозг Давида на самом деле поврежден, как думала его мать. Она сказала мне, что первые признаки умственного недоразвития появились у него возрасте одного года. Она приписала его состояние шоку, который он пережил будучи свидетелем скандала между родителями, в процессе которого его отец ударил мать. Поведение Давида с разных точек зрения следовало бы квалифицировать как недоразвитие, однако он справлялся со всеми своим основными потребностями. Эмоци­онально он вел себя как ребенок 4 или 5 лет. Он производил впечатление, что осознает, что вокруг него происходит, но ис­кал у меня подтверждения, что он недоразвит. Он был также неуклюжим в движениях. Я отметил это когда он подавал мне руку, придя на сессию. Он брал мою руку, но не делал никако­го усилия, чтобы ее пожать. В ответ на мою просьбу пожать мою руку сильнее, он напрягал плечи. Мы приложили много уси­лий для того, чтобы он мог почувствовать способность рук ус­танавливать контакт с другим человеком; Он мог держать пред­меты, научился играть в гольф, но контакт с другим человеком был для него невозможен. Волна возбуждения задерживалась в плечах и не достигала его рук. В его глазах не было сияния духа. Он отставал в развитии и был замкнут в себе. Я чувствовал, что он должен вначале как личность открыться миру.
Чтобы это сделать Давид должен был научиться выра­жать свою волю. Он был зависим от своей матери, которая его контролировала. В одном из упражнений, которое я использо­вал в его терапии, он должен был лежать на топчане с вытяну­тыми руками так, чтобы он мог ими наносить удары в знак протеста. Я предложил ему также одновременно выкрикивать "нет!" как можно более громко. Давид очень любил это упраж­нение. Он выкрикивал слово "нет!" радостным голосом и смот­рел на меня в поиске поддержки. Мне было ясно, что ему не очень трудно стало сказать "нет" своей матери. Однако у него была бунтарская сторона, которая проявлялась странным об­разом. Например, когда он оставался один на прогулке, он мог нажать на аварийный сигнал в одном из пожарных ящиков, которые он встречал по дороге и после этого наблюдал как по­жарные машины разъезжают по городу с воющими сиренами в поисках пожара. Так как он выглядел весьма невинно, пожар­ники никогда не спрашивали его о том, что случилось, хотя он был единственным человеком поблизости.
Несмотря на то, что мать уступала ему во многих его желаниях, его заветной мечтой было иметь хорошую работу, где он мог бы встречаться с большим количеством людей. Мать противилась этому, пока я не объяснил ей подробно, что имен­но это сейчас, ему и нужно. Он нашел работу, которую очень полюбил в посылочном отделе компании расположенной поб­лизости, но продолжалось это немногим более нескольких ме­сяцев. Он хотел найти другое занятие, но мать не сделала ниче­го, чтобы помочь ему в этом. Он делал успехи в терапии. Он двигался свободнее, стал лучше пользоваться голосом. Несмотря на то, что он никогда не упоминал о своем интересе к девуш­кам, я чувствовал, что он очень ими интересуется, и посовето­вал его матери, чтобы она послала его на уроки танцев. Я знал, что танцы очень благотворно воздействуют на координацию движений и дадут ему возможность обнять девушку. Его мать могла с легкостью позволить себе такие затраты. С детства она водила его по разным специалистам для диагностики и лече­ния. Но через небольшой промежуток времени, после того как я вспомнил об уроках танцев, она отменила мои последние встречи с Давидом.
Тогда я понял, в чем заключалась проблема Давида. Его мать нуждалась в нем: опека над ним придавала смысл ее жиз­ни. Ее мало что соединяло с мужем, который как она подозре­вала был связан с одной из женщин на своей фабрике. Без Да­вида ее жизнь стала бы пустой. Как же она могла позволить чтобы он стал мужчиной и вступил в связь с другой женщи­ной? Я так и не представил его матери своих наблюдений на эту тему, так как был уверен, что она бы почувствовала себя уязвленной и преданой. Несмотря на то, что терапия закончи­лась определенным неуспехом, как Давид так и его мать до сих пор поддерживают со мной контакт. Давид звонит мне время от времени и выражает желание встретиться со мной; но она никогда его не приводит. Ничего в их взаимоотношениях не изменилось. Потеряв свою идентичность как личность и мужчина, Давид нуждается сейчас в своей матери также с но, как она нуждается в нем.
Я думаю, что этот анализ проясняет проблему поздне­го развития Давида. Возможно он получил определенное пов­реждение мозга из-за пренебрежения к своему интеллекту, но не в этом я усматриваю причину его проблемы. Мать запустила в него когти, когда он был младенцем и его единственной защитой было уйти в себя. Он исключил осознавание этой си­туации чтобы выстоять.
Если бы мы могли посмотреть достаточно глубоко в глаза людей, мы достигли бы их сомнений, боли, печали, гнева - всех их чувств. Однако это те эмоции, который люди не хотят показывать. На Востоке и даже на Западе показать себя в печа­ли или гневе означает потерять лицо. Мы стараемся скрыть свои слабости от других и от себя. Мы как бы функционируем со­гласно тихого соглашения: "Я не буду заглядывать в твою душу, если ты не будешь заглядывать в мою". Мы считаем признаком хорошего воспитания не проникать под маски, которые носят люди. В результате мы редко достигаем сущности людей. Ког­да люди здороваются они редко смотрят другу в глаза. В ответ на вопрос: "Как поживаешь?" мы автоматически отвечаем: "Отлично!" Как же это далеко от традиционного приветствия африканцев "Вижу тебя!" которое описывают путешественни­ки.
Зрительный контакт является не только формой позна­ния, но также способом установления энергетической связи с другим человеком. Мы буквально соприкасаемся глазами. Так происходит потому, что глаза заряжены энергетически, они посылают поток энергии. Люди которые могут видеть ауру, окружающую человеческое тело, обычно видят этот поток в то время как другие ощущают его физически. Многие люди гово­рили что чувствуют, как кто-то на них смотрит, даже когда они стоят к этому человеку спиной. Если энергетический поток, соединяющий глаза двух людей является сердечным и мягким он может пробудить в их сердцах чувство любви. Отсюда про­исходит выражение "любовь с первого взгляда". Я сам не раз ощущал прикосновение глаз которые вызвали в моем теле во­лны приятного возбуждения. Но глаза могут излучать как лю­бовь так и гнев и ненависть. Мы говорим о "дурном взгляде", который якобы имеет силу насылать на человека "порчу" или "сглаз". Гневный взгляд может быть так силен, что сможет вызвать обездвижить человека. Ненавидящий взгляд может быть достаточно мощным и "заморозить" впечатлительного челове­ка.
Наш дух проявляется в наших глазах и из них из лучается. Глаза являются наиболее простым и наиболее коротким путём выражения духовности тела. Широко открытые глаза, мягкие и излучающие любовь выражают высокую степень ду­ховности. Такие глаза смотрят на мир с восхищение и некото­рым страхом одновременно. К сожалению немногие люди име­ют такие глаза. Мир их детства не был таким чтобы вызывать подобные чувства. Я не имею в виду физический мир в кото­ром мы росли, но качество эмоциональной среды, а конкретно - взаимоотношения между ребенком и родителями.
Ничто так не описывает отношения между матерью и ребенком, как степень зрительного контакта между ними. Ког­да ребенок видит удовольствие и любовь в глазах матери он растворяется в этом тепле и удовольствии. Моя работа с паци­ентами и наблюдение людей свидетельствуют о том, что немно­гие дети имели счастье видеть любовь в глазах своих матерей. Если мать удручена, ее пустые глаза нависают как туча над ребенком. Если она имеет склонность к отклонениям в психи­ке, ее взгляд нарушает чувство безопасности ребенка и его чув­ство реальности. В таком случае его глаза становятся пустыми.
В обличий боли мы сжимаемся физически и психичес­ки. Нам не хочется видеть болезненные и неприятные сцены, боль на лицах людей. Если нежелания этого типа становятся хроническими и неосознаваемыми, это может нарушить фун­кционирование глаз. Миопия или близорукость - это неспособ­ностью видеть дальше собственного носа. Близорукий глаз ис­пуган, но человек редко этот страх ощущает. Его страх проис­ходит из переживаний детства, зто страх увидеть полные нена­висти и гнева глаза родителей. Особенно деструктивен для ре­бенка направленный на него враждебный взгляд матери. В мгно­вение ока тело ребенка сжимается от страха, он зажмуривает глаза, чтобы не допустить к себе взгляд матери. Со временем зажмуривание глаз врастает в структуру его тела. Зажмурива­ние - это попытка игнорирования реальности угрожающей си­туации. Сужая поле зрения мы как бы отдаляем угрозу. Однако если враждебность матери продолжается долго такая защитная позиция изменяется и глаза ребенка остаются широко раскры­тыми от страха. Близорукость часто проявляется с достижени­ем половой зрелостии с моей точки зрения ее можно ассоции­ровать с беспокойством и тревогой на сексуальной почве. Связь близорукости с сексуальностью подтверждает переживание одной из пациенток, которая сообщила, что как только волна возбуждения достигает ее гениталий, ее зрение тотчас же улуч­шается. После протекания волны возбуждения вниз наступает волна возбуждения такой же силы вверх к глазам, тогда глаза моей пациентки расслаблялись и оживали.
Терапевтической целью является возвращение чувстви­тельности глазам. Это означает, что надо добиться того, чтобы близорукий почувствовал страх в своих глазах, а тот у кого гла­за пустые установил зрительный контакт с глазами другого че­ловека, например терапевта. Своим пациентам я рекомендую, чтобы они смотрели мне в глаза; в большинстве случаев я при­ближаю свое лицо к их лицу, так как я это сделал в случае Да­вида. Благодаря этому они могут посмотреть мне в глаза также как я смотрю в их глаза. Большинство людей говорили мне, что мои глаза ясные,' но многие видели в них печаль, о которой я сам отдаю себе отчет. Работая с близорукими, я мобилизую гневный взгляд в своих глазах, чтобы вызвать страх в их гла­зах. Когда чувства выражаются глазами, зрение всегда улучша­ется. Помогают также упражнения в заземлении, так как они увеличивают поток энергии не только вниз к стопам, но и вверх к глазам. Однако это не вызовет длительного улучшения пока не произойдут значительные изменения личности, которые по­могут человеку глубже понять себя и свою жизнь. Зрительный контакт невозможен когда человек носит очки. Поэтому я всег­да прошу пациентов снять очки, чтобы я мог смотреть им в глаза. Многие делают это неохотно, так как не видят выражения мо­его лица. Однако сосредоточение взгляда на моем лице улуч­шает их зрение. Я передвигаю свое кресло поближе, чтобы об­легчить им эту задачу.
Очки не только делают невозможным поддержание зрительного контакта, но также блокируют доступ света. В ме­тодике Бейтса улучшение зрения у близоруких предполагает открытие глаз свету. Одна из техник заключается в воображе­нии себе образа пляжа залитого солнцем. Солнечный свет за­ставляет забыть тяжелый взгляд матери, который вынудил ре­бенка к ограничению зрения. Увидев вновь мир ярким и ясным, мышцы глаз расслабляются. Я открыл это в возрасте 14 лет, когда мне сказали, что мне нужны очки. Я получил их, но не хотел носить и держал их в футляре. Не прошло и недели как я их потерял. Моя мать заказала новую пару, которую я снова потерял. Несмотря на то, что очки стоили около 7 долларов, у моей матери не было возможности купить следующую пару. Я читал и учился при солнечном свете, много играл в теннис на открытых кортах, где свет был достаточно ярким. Мое зрение существенно поправилось. Это удивительно, но с тех пор я никогда не нуждался в очках. В настоящее время в возрасте 77 лет, я все еще обхожусь без них, может быть потому, что как в жизни так и в работе я имею потребность видеть и понимать. Склонность к дальнозоркости является чертой моей личности. Говоря вообще, я ориентирован зрительно, что может иметь другую причину, например блокирование сексуального любо­пытства в детстве. Несмотря на причины, я благодарен судьбе за то, что мои глаза все еще живы.
Челюсть соединяется с глазами энергетической линией. Значительное напряжение в челюстях уменьшает приток энер­гии к глазам и снижает зрительные возможности, как показы­вает следующее упражнение.
УПРАЖНЕНИЕ 9.1 .
Выдвиньте челюсть вперед и напрягите мышцы челюсти как можно более сильно. Чувствуете ли Вы какую-либо перемену в острате зрения? Стали ли предметы менее четкими? Имеете ли Вы какие-то трудности с аккомодацией? Напряжение в челюсти не позволяет волне напряжения достичь глаз.
Несколько лет тому назад ко мне на консультацию об­ратилась женщина, которой ампутировали грудь по поводу рака. Луис было около 50 лет, она была замужем и имела взрослых детей. Она вошла в мой кабинет в темных очках. Когда я поп­росил ее их снять она ответила, что без них не сможет меня видеть. Она была очень близорука. Вдобавок ее губы были тон­кими и узкими, рот был сжат, а то как выглядела ее челюсть можно было описать только как выражение удрученности. Луис уверила меня, что детство она имела счастливое, а замужество было идеальным. Однако тело противоречило ее словам. Глаза были расширены от страха, который она решительно хотела побороть, а ее лицо выражало неодобрение фривольности и удовольствию. Когда она была ребенком, ее отец ждал, от нее силы, выдержки и успехов. Она решила, что никогда не будет бояться и не будет печальной. Когда Луис выросла, она стала женщиной бизнеса, была весьма работоспособной, интеллиген­тной, быстрой, и очень решительной. Когда она ко мне пришла, то была уверена что победит болезнь силой своей воли. Но она не могла выиграть этой схватки. Она должна была почувство­вать свой страх и понять чего она боится. Если бы ей это уда­лось то та же энергия, которую она использовала для подавле­ния своих чувств, могла бы быть использована ее иммунной системой для борьбы с болезнью.
Мы сжимаем челюсти в состоянии решительности. В большинстве случаев напряжение снижается когда уходит пот­ребность в решительной мобилизации воли. Хроническое на­пряжение в челюсти характеризует личность в состоянии хро­нической решительности. В случае с Луис мы увидели, что ис­точником этого напряжения является страх и печаль. На самом деле решительность не способна победить страх. Страх можно подавить и в этот момент мы его не ощущаем, но он сохранит­ся несмотря на защиту которую мы против него выстроили, как и было в случае с Луис. Конечно, бывают ситуации, когда нель­зя поддаться ужасу, как например во время пожара, когда ни в коем случае не стоит впадать в панику. Тогда мы сознательно напрягаем свою волю. Этого не происходит когда решительность является характерологической чертой, встроенной в структуру тела.
Твёрдое решение не бояться есть чем-то большим, чем просто мыслительным процессом. Подбородок должен быть зажат, чтобы человек не мог осознавать страх. Это напряжение не позволяет взорваться плачем, пока подбородок не расслабить­ся настолько, чтобы он мог дрожать. Неспособность большин­ства родителей к толерантному восприятию плача своих детей, вызывает у тысяч детей задатки хронической решительности в дальнейшей жизни. Вначале родители предпринимают усилия для того, чтобы успокоить ребенка, но когда плач продолжает­ся долго, они могут разгневаться настолько, что будут его пу­гать или ударят. Плач ребенка приводит некоторых родителейв бешенство и ребёнок делает вывод, что его следует сдержи­вать любой ценой. В таких обстоятельствах ребенок начинает подавлять свой плач. Когда он станет взрослым, он возможно сможет еще уронить несколько слез, но глубокие всхлипывания и рыдания будут для него невозможны. К сожалению подавляя свой плач, человек подавляет свою, способность к любви. На­пряженный подбородок блокирует приток чувств к губам, что делает поцелуи пустым жестом.
Зажатый подбородок может немного выдаваться вперед или назад. Выдвинутый подбородок означает агрессивную по­зицию, выражая готовность к борьбе и ему часто сопутствуют сжатые кулаки и гневный взгляд. Если подбородок заблокиро­ван и обездвижен, подавленная агрессивность не осознаётся. Втянутый подбородок означает торможение импульса агрессии. Людей с таким строением нижней челюсти иногда характери­зуют как слабохарактерных, тех кого можно легко испугать. Человек не осознает, что сдерживает какой-то агрессивный импульс. В обоих случаях человек должен освободить свой подбородок, чтобы он мог свободно двигаться вперед и назад, а также в стороны. Во время терапевтических сессий я предла­гаю пациентам выдвигать свой подбородок максимально впе­ред, для того чтобы они смогли почувствовать агрессивность этого движения. Если человек подавляет в себе гнев, выдвига­ние челюсти может позволить ему это почувствовать. Если под­бородок выдвинут вперед достаточно сильно, гнев становится видимым на лице и в глазах, к ним приходит энергия. Я пред­лагаю также, чтобы это упражнение сопровождалось словесны­ми выражениями. Человек может произносить фразы "ненави­жу тебя" или далее "убью". Кулаки должны быть сжаты, чтобы вовлечь тело в выражение злости. Сильно выдвинутый подбо­родок является также проявлением непослушания и вызова ок­ружающим. Как мне говорит опыт, каждый пациент должен научиться выражать такую позицию, так как очень немногие из них умеют высказаться открыто и прямо против превосхо­дящей силы, показывая таким образом свою волю. В детстве этой превосходящей силой были родители. Во взрослой жизни это может быть супруг или начальник. Некоторые пациенты имеют явные бунтарские черты, в то время как другие это скры­вают. Их сопротивление принимает формы неосознанного напряжения тела, которые таким образом принимают позицию выражающую "нет". В то время когда они собираются выпол­нить какое-то распоряжение или просьбу, они внутренне сдер­живаются от их исполнения, что затрудняет достижение резуль­тата. Податливые и бунтарские личности являются в действи­тельности двумя сторонами одной медали. Так же как бунтарь подавляет в себе тенденции податливости, человек со слабой волей носит в себе внутреннее бунтарство.
Следующее упражнение построено так, чтобы освобо­дить напряжение мышц подбородка. Установление контакта с этим напряжением, а также с чувством гнева или убийствен­ной страсти, которая лежит у его основания, является позитивным опытом, дающим человеку больший самоконтроль.
УПРАЖНЕНИЕ 9. 2
Примите исходную позицию стоя, так как описано в предыдущем разделе. Выдвиньте подбородок вперед и удержите его в этой позиции в течение 30, секунд, дыхание равномерное. Чувствуете ли вы какую-либо боль в височно-челюстном суставе? Напряжены ли мышцы? Подвигайте напряженной челюстью вправо - влево, удерживая ее выдвинутой вперед. Это движение может вызвать боль в затылке. Сейчас откройте рот какможно шире и отметьте, сможете ли вы положить между зубами три средних пальца ладони. У многих людей напряжение мышц подбородка настолько сильное, что они не могут широко раскрыть рот.
Позвольте подбородку расслабиться. Сейчас выдвиньте его снова вперед, сожмите кулаки и скажите несколько раз "Не буду!" соответствующим тоном. Звучит ли ваш голос убедительно? Можете также выполнить это упражнение произнося "Нет!" В биоэнергетической терапии мы мотивируем пациента использовать голос и произносить "Не буду!" и "Нет!" как можно более громко для утверждения своей воли. Чем сильнее она будет выражена, темсильнее будет вызванное этилг способом чувство собственного "Я".
Кусание является последним проявлением напряжения мышц подбородка, которое требует описания. Во время соса­ния ребенок часто сжимает десны на груди матери, чтобы ус­пешнее втягивать пищу. Зубы - наш первый орган обороны и атаки. Младенец может укусить, прежде чем сможет ударить. В детстве некоторые дети кусаются, выражая таким образом гнев. Мой собственный сын, когда ему было 4 года, укусил на­шего пса афганской породы, чтобы не дать ему столкнуть себя с дороги. Для большинства родителей ударение более приемле­мо, чем кусание, которое большинство из них рассматривают как нечто иррациональное и ужасающе животное. Кусание груди создает особенные проблемы. Оно часто появляется в тот мо­мент, когда мать пробует отнять грудь, прежде~чем младенец закончил сосать. В такой ситуации укушение бывает болезнен­ным, но если мать отреагирует гневом, ребенок может быть напуган. Он будет после этого подавлять кусание напрягая мышцы челюсти. Я склонен утверждать, что каждый из стра­дающих синдромом височно-челюстного сустава или напряже­нием мышц подбородка, подавлял кусание. Освобождение этих движений освобождает напряжение и расслабляет челюсти. Подавление их ослабляет зубы и вызывает стоматологические проблемы.
Много лет тому назад, я занимался с пациенткой, кото­рой часто снилось, что когда она пробовала что-то укусить, зубы у нее крошились. Когда мы с ней познакомились она страдала острым заболеванием надкостницы, в результате которого у нее выпало несколько зубов. Она находилась под опекой дантиста, но я видел, что она должна дать больше энергии зубам и лицу. Она рассказала мне историю, которую услышала от своей ма­тери. Это была грустная история, которая прояснила ее сон.
Пациентка рассказала, что когда она была маленькой, ее мать играла с ней в следующую игру: давала ребенку свою грудь, но когда ребенок достигал ее губами, забирала ее. Мать забавляло выражение лица ребенка, которое искривлялось в подковку, когда она начинала плакать. В этот момент она снова давала ребенку грудь, для того, чтобы снова ее забрать. В конце концов девочка получала грудь, но эта забава оставила у нее сильный испуг. Естественное выражение ее лица достигать, схватить и держать грудь, ассоциировалось у нее с неуверен­ностью и беспокойством. Одним из естественных движений было желание укусить грудь, когда она ее получала, чтобы ее задержать. Но она чувствовала, что такое действие могло озна­чать утрату груди. Быть может действительно она укусила грудь, что могло спровоцировать очень гневную реакцию. Моя паци­ентка очень рано поняла, что кусание имело бы суровые и не­приятные последствия. Опасаясь этого она изымала всю энер­гию из зубов и подавляла желание кусания. Но это желание не исчезло, так как кусание лежит у истоков животного организ­ма. Однако как показали сны, реализация этой функции ощу­щалась ею как опасность. Биоэнергетическое лечение и хоро­шая опека дантиста принесли значительное улучшение состоя­ния пациентки.
Вонзание зубов в какой-то предмет означает, что мы его достигли, это знает каждое охотящееся животное. Пациенты должны иметь чувство, что они в состоянии укусить и оценить чувство силы которое они получают от этого. Упражнение, ко­торое я часто с этой целью даю, заключается в кусании скру­ченного полотенца. Я никогда не перестаю удивляться, как много людей опасаются, что повредят себе зубы. Я часами за­бавляюсь с ними в перетягивании полотенца зубами. Как два пса, борющихся за кость, каждый из нас кусает за один конец полотенца и старается вырвать его у другого. Это упражнение активизирует также мышцы шеи, которые у многих людей очень зажаты. Оно не вызывает большого риска, если полотенце схва­чено коренными зубами.
Конечно же не каждое движение рта является враждеб­ным движением. Младенцы тянутся губами для получения пищи у матери. Взрослые вытягивают губы при поцелуе. Мно­гие люди имеют трудности с тем, чтобы деликатно тянуться губами. Когда они пробуют это сделать, то выдвигают вперед подбородок. Как мы видели, это движение выражает негатив­ную позицию "Не буду!", которая сводит на нет позитивный жест губ, тянущихся для поцелуя. Выдвижение подбородка го­ворит: "Не уступлю!" Это типичный признак амбивалентнос­ти, которая характеризует поведение невротических личностей.
Одна их часть хочет достигать, в то время как другая сдержи­вается в страхе и гневе. Результат - отсутствие какого-либо чув­ства при поцелуе. Чтобы осознать возбуждение и радость жиз­ни, надо уметь полностью отдаться своей тоске или желанию близости и контакта. Проблема амбивалентности должна быть разрешена. Это не удается сделать только на уровне психоло­гическом, когда амбивалентность уже "встроена", в напряже­ние мышц вокруг рта. Требуется много упражняться чтобы ак­тивизировать губы независимо от подбородка. Когда напряже­ние покинет мышцы рта, они будут дрожать от возбуждения, так как дрожат ноги от упражнения на заземление. Пациенты чувствуют в это время свои губы по новому, живыми.
Большинство людей имеют трудности в движений вер­хней губой. Их научили сохранять лицо "игрока в покер" с жесткой верхней губой, что равнозначно наложению запрета на тонкие чувства. Когда кто-то не стремится к контакту, он не может быть отвергнут, а его чувства не могут быть ранены. Ясно, что такая личность сильно травмирована будучи ребенком, когда со всей невинностью и открытостью, с открытым сердцем она стремилась к любви. В то же время жесткая верхняя губа, озна­чает еще что-то другое, а именно, что когда человека ранят, он не плачет, В западной культуре существует точка зрения, что плач это признак слабости. Некоторые люди гордятся своей способностью не' поддаваться чувствам боли и печали. Даже когда они оказываются перед лицом утраты кого-то близкого, многие из них считают сдерживание плача признаком силы. Могут быть ситуации, когда полезнее не сломаться и не запла­кать, но это должна быть здоровая реакция. Должен быть со­знательный выбор, а не позиция укорененная в структуре тела. Если кто-то не может плакать, он не может получать удоволь­ствие.
Плач как дождь: временами он деликатный, а времена­ми неожиданный и сильный, но всегда необходимый для жиз­ни земли. Так же как земля без дождя высыхает и трескается, жизнь без слез становится пустыней. Если мы не можем пла­кать, мы отгораживаемся от других людей. Люди опасаются, что если они расплачутся, то потеряют лицо. Часто я слышу как женщины после глубокого плача говорят, что они выглядят ужасно. Это правда, что их лица немного несобранны, но часто они выглядят посветлевшими. Их блестящие глаза и порозовев­шее лицо напоминают небо после дождя. Оно чистое ясное и свежее.
Когда проходит буря, умытое свежее небо чистое, а мир кажется погруженным в покой. К сожалению у человеческих существ эмоциональные бури редко очищают до конца атмос­феру. Причиной этого является тот факт, что спокойствие разу­ма зависит от спокойствия тела. Тело в состоянии покоя не не­подвижно. Возбуждение проплывает как большая река - глубо­кое и полное. Так как камни в реке нарушают ее течение, вызы­вая завихрения, подобно этому хронические напряжения мышц в теле затрудняют протекание чувств, вызывая конфликты и эмоциональный "шум". Эти нарушения делают из человечес­ких существ создания, которым не достает спокойствия духа. Проблема обретения покоя будет темой следующей главы.
 

ГЛАВА 10. СПОКОЙСТВИЕ РАЗУМА

Нa физическом уровне конфликт между духом и те­лом ведет к утрате грации. Тот же конфликт нарушает спокой­ствие разума. У большинства людей, когда они не спят, разум постоянно активен и одна мысль обгоняет другую, часто без какого-либо порядка. Поток мыслей или "поток сознания", рас­сматривается вообще как позитивное явление, но часто разум приобретает дисгармоничную пропорцию. Личность поглоща­ется мышлением о себе и о своих проблемах, в определенной степени отделяется от своего окружения. Постоянное занятость тем,, что происходит в разуме затрудняет эмоциональный кон­такт с другими людьми и со средой, ослабляет духовное созна­ние и снижает способность к любви, так как любовь и духов­ность зависят от способности переступить границы себя. Пог­лощение мыслями не только нарушает способность выхода за пределы своего "я" , но также ограничивает возможность ото­ждествления личности со своим истинным "Я",- частью кото­рого является ощущение своего тела. Настоящая грация невоз­можна без спокойствия разума.
У некоторых, очень интеллигентных людей, такая ги­перактивность разума может породить блестящие научные тео­рии, но существует множество примеров творческого вдохновения, которое пришло неожиданно, когда человек совсем не старался мыслить. У среднего человека любая активность ра­зума вращается вокруг личных проблем, которые не имеют обычно никаких логических решений. Большинство проблем возникает из конфликта между чувствами и мышлением, между тем что кто-то хотел бы сделать и тем, что он думает что должен сделать. Если бы мы верили своим чувствам и согласно им поступали, мы бы наслаждались покоем разума. В тоже время человеческие существа к своему благословению или про­клятию имеют разум, который старается понять и контролиро­вать природу и тело. Но человек не Бог, его знания ограничены, а способность понимания несовершенна. Думая, что он знает всё, человек поворачивается против природы. Это борьба, которую он не может выиграть, но боится проиграть. Пока он борется, пока существует конфликт внутри его личности, до тех пор он не может познать спокойствия разума. Конечно, напря­жение этого конфликта и интенсивность борьбы может разли­чаться у разных людей. Мы должны понять, что спокойствие разума происходит из гармонии внутри себя и гармонии с при­родой.
Во втором разделе я указал на тот факт, что для того чтобы иметь способность к расслаблению, нам нужна энергия. Также справедлив противоположный тезис. Если мы не успо­коимся, то не сможем собрать энергию, нужную для того, что-*бы противостоять стрессам социальной жизни. А для того что-6bj успокоиться, мы должны полностью жить в своем теле. Чем больше нам это удается, тем меньше мы будем опираться на исключительность своего "я". Основное правило биоэнергети­ки заключается в том, что человек утрачивает контакт с каждой частью тела в которой присутствует хроническое мышечное напряжение. Чем более жестким является тело, тем менее оно имеет ощущений и тем более оно уподобляется машине. Однов­ременно мозг становится более активным и человек начинает основывать "чувствование себя" исключительно на своих мыс­лительных процессах. Тело становится только аппаратом для переноса головы и производства ею мыслей. В таком человеке очень мало жизни и духовности.
Жизнь жесткой личности становится со временем без­устанной борьбой за разрешение ее внутренних конфликтов. В течение дня мозг работает без перерыва. Ночью человеку пос­тоянно снятся сны. Сны предпринимают бессознательную по­пытку разрешения конфликтов и снижения напряжения в теле. Несмотря на то, что образы сна возникают в мозгу, в сон вовле­кается все тело. Мы знаем, что снам сопутствуют быстрые дви­жения глаз и сексуальное напряжение. Сновидящий может раз­говаривать, а также плакать и кричать сквозь сон, и даже бить руками и ногами со злости. Во время сна защитная функция эго ослаблена. Напряжение, порождающее сны, может возни­кать из свежих впечатлений или из подавленных переживаний детства. Сон может иметь также свои корни в напряжении, ис­точник которого коренится в человеческой природе, а именно в конфликте между всё знающим разумом и инстинктивным телом, между индивидуальностью и самостью, между контролем и верой.
Конфликт имеет в одинаковой степени как творческую так и разрушительную силу. Дебаты между приверженцами двух противоположных взглядов могут привести к глубокому пони­манию. В тоже время война между ними была бы разрушительна для обеих сторон, несмотря на то, кто бы одержал победу. Древ­ние китайцы осознавали, что существует потребность в гармо­нии между противоположными состояниями и противополож­ными силами. В современном мире мы могли бы достичь такой гармонии через интеграцию философии Востока с философией Запада. Западный путь к спокойствию разума проходит через процесс известный как анализ или терапия. Методом Востока является медитация. Рассмотрим сейчас оба способа и попро­буем показать как их можно интегрировать.
В самом начале надо отдать себе отчет в том, что боль­шая часть терапевтических усилий не помогает людям в разре­шении их конфликтов и приведении в спокойствие разума. Я считаю, что существует две основные причины этого неуспеха. Одной из них является недостаток понимания сущности про­блем терапевтом, а другая связанная с первой, заключается в слишком больших надеждах на попытки изменить поведение. Я очень часто подчеркивал в этой книге, что нужно смотреть на тело, наблюдать его движения, читать его выражения для того чтобы понять человека, распознать и лечить его эмоциональ­ные нарушения. Эти нарушения отпечатываются в структуре тела и нарушают пластичность и грацию. Анализ или терапия, концентрирующаяся в основном на жалобах или симптомах не является холистическим подходом, так как не рассматривает человека в целом. Обаяния не удается достичь работая исклю­чительно с разумом. Ошибочно верить, что глубокие эмоцио­нальные конфликты удастся разрешить только через сознатель­ное понимание. Значительно большую часть наших действий и поведения направляют чувства и импульсы, в которых мы можем, но не должны давать себе отчет. Анализ старается вскрыть эти неосознаваемые силы, какими бы грозными они не были и привести их в сознание. Психоанализ основывается в основном на свободных ассоциациях, на интерпретациях снов, оговорок, и опирается на перенесение. Вся эта работа должна пролить свет на бессознательное. Юнгианский анализ основы­вается в большей степени на интерпретации снов. Однако, так как эти методы опосредованны, в большинстве случаев они не достигают достаточной глубины. Даже если пациенты начина­ют осознавать свои подсознательные мотивации, такое пони­мание не приводит в основном к выразительным переменам. Невротическое поведение в основном "встроено" в тело посред­ством хронических мышечных напряжений, над которыми ра­зум не имеет никакого контроля. Эти напряжения должны быть освобождены, после чего может наступить разрешение конфлик­та.
Биоэнергетика - более сильная и эффективная техника, чем просто анализ, так как она создает условия более непосред­ственного достижения того, что не осознается. Читая "язык тела" терапевт может немедленно увидеть личностные конфликты пациента, проявляющиеся в жестких хронически напряженных областях. Работая с Телом, как описано в предыдущих разделах пациент учится чувствовать эти напряжения и входит в контакт именно с тем, что было неосознаваемо. Такой подход не игно­рирует применение словесного анализа включая и интерпрета­цию снов и анализ сопротивления и перенесения, но концен­трируется прежде всего на теле. Жесткость и хроническое на­пряжение поддаются разрешению и расслаблению, а тело ос­вобождается, чтобы оно могло ощущать жизнь духа. В резуль­тате этого тело возвращает свое естественное обаяние. В боль­шинстве случаев люди не могут достичь этого сами. Чувства, которые были подавлены, являются слишком устрашающими, чтобы их переживать самому без сопротивления. Не достает и понимания терапевта, который выполняет роль проводника по бессознательному пациента. Насколько он оказывается хорошим проводником зависит от того, в какой степени он исследовал незнакомый мир своего собственного бессознательного. Я люб­лю сравнивать терапевтические переживания таким же обра­зом, как Данте описывает свои приключения в "Божественной комедии". Когда поэт потерялся в лесу, где к нему обращаются три диких бестии, он вызывает Беатриче, свою опекуншу в небе. Так как дорога к дому проходит через ад и чистилище, Беатри­че посылает римского поэта Вергилия, чтобы он его проводил. Когда он проходит через ад, Данте смотрит на те кары, которые предназначены грешникам. Этот переход очень опасен, один неосторожный шаг может навсегда оставить его в аду. Только благодаря проводнику Вергилию, Данте удается безопасно про­йти через ад и чистилище. В процессе терапии пациент прохо­дит через похожий опыт, проходя по дороге самопознания к здоровью. Его собственный ад складывается из собственных переживаний - отчаяния паники, злости, унижения, которые он подавляет, чтобы выстоять. Хронические мышечные напряже­ния, которые провоцируют эти подавленные чувства, не удает­ся полностью освободить, пока сами чувства не придут в со­знание и не выразятся. Этот процесс требует помощи терапев­та, который уже прошел через собственный ад, открывая со­бственные опасные зоны и отыскивая из них выход.
Большинство современных людей подвешены между раем и адом, откуда они могут заглядывать и туда и сюда. Мы переживаем взлеты, но довольно часто переживаем и падения. Единственным способом выхода из этой опасной ситуации является сделать то, что сделал Данте исследуя свой собствен­ный ад, опускаясь в глубины своего существования со светом сознания. Ад будет повергнут, так как он может существовать только в темноте. Похожая ситуация и с подавленными чувства­ми. Как только они осознаются и принимаются, они уже не могут нас беспокоить.
На рабочем семинаре по биоэнергетике, одна из моих пациенток стояла перед группой участников и выкрикивала свою ненависть к матери за то, что та не позволяла ей быть личностью и сама не была личностью. Мать Жанет никогда сама не проявляла своих чувств и не позволяла своей дочери их вы­ражать. Она была женщиной покорной, которая одевала на лицо улыбку и считала, что все идет так как должно идти. Отец Жа­нет был неинтеллигентным, хамским и замкнутым в себе ин­дивидуумом, который с бешенством относился ко всем женщи­нам, не исключая дочери. Жанет, которая была привлекатель­ной женщиной с немного кукольной красотой, обратилась за помощью жалуясь, что ее тело "одеревеневшее и нечувствитель­ное с головы до стоп". Несмотря на то, что у нее не было ника­ких органических нарушений, она никогда не испытывала ни­каких сексуальных чувств. Ее единственным стремлением было, получить немножко доброты. Она встречалась с мужчинами, которые ее использовали и работала для работодателей, кото­рые ее эксплуатировали. Она имела все возможные доводы, для того чтобы ощущать гнев.
В процессе длительной терапии Жанет немного оживи­лась. Ее телу вернулась чувствительность, она начала ощущать себя личностью и стала настаивать на своем. В то время, когда она выступила на семинаре, она еще не вернула себе своей сек­суальности, несмотря на то, что чувствовала как глубоко была ранена и какой печалью она объята из-за того, что так много потеряла в жизни. Когда она выкрикивала свою ненависть пе­ред группой, ее лицо было искривлено, глаза стали маленьки­ми и она потрясала при этом сжатыми кулаками. Она выгляде­ла демонически. Создавалось впечатление, что в ней произо­шел взрыв и спущены с цепи все адские фурии. Позже она при­зналась, что на определенном уровне знала, что в ней таится такая ненависть, но не могла ее достичь, так как чувствовала, что ее ненависть была монстром. Когда она выплеснула из себя эту ненависть, ее лицо расслабилось и стало мягким, а глаза приобрели блеск. Она почувствовала себя более свободной.
Мы представляем себе ад, как место расположенное глубоко в недрах земли. Наш собственный ад находится глубо­ко в недрах нашего тела, в полости таза, где покоится наша сек­суальность закованная в цепи. Тут находятся корни нашей на­стоящей духовности, таится энергия кундалини. Это здесь, в лоне, начинается жизнь и здесь мы впервые получаем опыт райского счастья. Когда мы появляемся на свет, мы как бы из­гоняемся из рая. Мы можем быть счастливы когда в безопас­ности в материнских руках сосем ее грудь. Мы можем его так­же познать когда мы в безопасности, благодаря любви нашего партнера или партнерши, соединяемся с ним в сексуальном объятии. Случаются также другие ситуации в которых мы пе­реживаем радость удовлетворения, однако я думаю, что это мы можем познать когда находимся в контакте с глубокой частью себя. Мы знаем, что это случается тогда, когда мы чувствуем как волна возбуждения поднимается со дна таза и проходит вдоль ног к земле.
Восточные религии оценили насколько важно выйти из головы и войти в глубины своего существования. Техникой, используемой для этой цели является медитация. Успокоив разум мы можем услышать звуки души. Ее основы весьма про­сты. Надо найти спокойный угол, где мы будем свободны от шума и беспокойств со стороны внешнего мира. Жители Вос­тока обычно принимают позу лотоса или позицию сидя на пят­ках на подстилке. Люди Запада вероятно хотели бы сидеть в кресле. Для того чтобы успокоить разум, повторяется мантра или короткая молитва. Часто используется звук "ом", который звучит как звук колокола. В трансцендентальной медитации каждый человек получает свою собственную мантру. Я считаю, что содержание ее мало важно. Это звук и их повторение ока­зывают успокаивающий эффект. Известно, что когда мы мыс­лим, голосовые связки активны, несмотря на то, что слов чело­век не произносит. Когда голосовые связки заняты созданием простых звуков, они не могут одновременно формировать сло­ва. Для того чтобы правильно медитировать, не обязательно произносить звуки. Ключом к медитации является глубокое дыхание, которое помогает расслабиться. Однако мы стоим здесь перед тем фактом, что не удаётся освободить хроничес­кое напряжение мышц, которое мы не осознаем. Большинству людей требуется аналитическая и физическая работа с этими напряжениями, чтобы освободить тело из их объятий. Я отме­тил, что медитация более успешна для людей Востока, чем для жителей Запада, которые более напряжены. Однако если мы сможем расслабиться и глубоко дышать, медитация позволит достичь определенного покоя разума, что показывает следую­щее упражнение.
УПРАЖНЕНИЕ 10. 1
Найдите спокойное место. Сядьте в кресло таким образом, чтобы стопы находились на полу и были поставлены параллельно. Держите голову немножко поднятой и сидите прямо. Чувствуйте, как ягодицы прикасаются к креслу. Руки расположите на коленях. Не напрягайтесь, так как это сведет на нет цель упражнения.
Закройте глаза и сконцентрируйтесь на дыхании, не делая при этом специальных усилий. Осознайте, что вдох и выдох происходят самопроизвольно. Почувствуйте волны дыхания (возбуждения), проходящие через тело, движущиеся вверх при вдохе и вниз при выдохе. Сконцентрируйтесь на этой волне, позволяя ей проходить каждый раз все глубже до низа живота и таза. Чтобы этого достичь вы должны расслабить нижнюю половину тела, позволяя нижней части живота выпячиваться вперед, а ягодицам опускаться. Большинство людей подтягивает дно таза вверх, как мы обратили внимание в одном из предыдущих разделов. Ощущаете ли вы как дыхательная волна движется с самого низа, со дна таза? Если сможете, делайте это упражнение в течение 10 минут. Пусть ваш разум останется сконцентрированным на вдохе и выдохе так, чтобы вы почувствовали пульсацию своего тела. Ощущайте ее всем телом от стоп до головы.
Если вам это удастся, можете в течение нескольких секунд осознавать, что вы являетесь частью пульсирующей Вселенной. В этот моменты вы раздвигаете свои границы растворяясь во Вселенной.
У меня есть свой собственный способ медитации кото­рый, как я убедился, является весьма успешным. Во время ходь­бы я концентрирую внимание на своем теле, чтобы почувство­вать каждое его движение. Когда я позволяю своим ногам, что­бы они несли меня сами, я чувствую, что объединяюсь со сво­им телом, Землей и окружающим миром. Мое дыхание самоп­роизвольно становится более глубоким, достигая таза. Разум перестает формулировать слова, отслеживая ощущения, появ­ляющиеся в теле. Эту технику я применяю даже тогда, когда выполняю биоэнергетические упражнения. Основой здесь яв­ляется ощущение тела, а упражнения построены так, чтобы этой цели достичь. Это является основой, которую можно применять к любой деятельности.
Мы сможем жить в настоящем мгновении, когда пол­ностью обживем свое тело. Сознание простирается так глубоко в тело, что мы ощущаем пульс жизни. Именно таким образом функционируют животные. Кошка, нежащаяся на солнце, яв­ляется великолепным примером организма в состоянии покоя и гармонии с самим собой и с миром. Мы, человеческие существа, переживаем эти состояния, когда наше настоящее включа­ет наше прошлое и будущее, а традиция соединяет их. Веками люди жили в климате мифологии, которая поддерживала про­шлое, жили в настоящем и ясно очерчивали будущее. Их куль­тура была приземленной, в ней происходили лишь небольшие изменения и она имела небольшой возраст. В такой культуре как наша, в которой происходят постоянные перемены, связь между прошлым, настоящим и будущим часто прерывается. По мере того как прошлое замалчивается и подвергается забвению, будущее становится опасным и неуверенным. В восьмом раз­деле мы показали, какое разрушительное влияние на личность оказывают нарушения связи между главными сегментами тела. Здесь мы обсуждаем ту же самую проблему, но с более глобаль­ной перспективы. В самом корне нашего существования нахо­дится животная душа, остающаяся в гармонии с природой, миром и Вселенной. Если мы от нее оторвемся, наш разум бу­дет и далее функционировать логично, но мысли будут иметь небольшую человеческую ценность. Как писал Делоу: "Среди наибольшего замешательства существует открытый канал свя­зи с душой. Его может быть трудно отыскать, но канал этот всегда там находится и наше дело поддерживать его открытым для того, чтобы иметь доступ к нашим глубинам, которые со­единяются с высшим сознанием".
Такого канала не существует в разуме. Он существует в теле, как канал в котором волны возбуждения достигают таза. Но так как он имеет колеблющийся характер, волна движется настолько далеко вверх, насколько до этого шла вниз. Высшее сознание соединяется с наиболее глубоким сознанием. Дерево может стремится к небу так высоко, как его корни стремятся вглубь земли. В следующем разделе мы поговорим о высшем сознании.
 

ГЛАВА 11. ЛЮБОВЬ И ВЕРА

Утверждение, что не хлебом единым жив человек, показывает, что для жизни кроме пищи требуется ещё и вера. Сам хлеб питает тело, но человеческое существу требуется дру­гая пища для, чтобы укрепить свой дух. Такой духовной пищей является любовь, которая является глубокой и сердечной связью с другой личностью или личностями, с другим существом, с природой или с Богом. Я не думаю, что человеческие существа имеют монополию на эту потребность. Дух каждого животно­го слабеет, когда оно лишается контакта с жизнью. Много жи­вущих на свободе зверей умирают, когда попадают в неволю, когда их дух ломается. Они были частью определенной среды, которая поддерживала их тело и давала смысл их жизни. Этот смысл основывался на возбуждении связанном с добыванием пищи и поисками сексуального партнера. Единение животного со своей средой, и существами в ней живущими я описал бы как любовь, на том же самом уровне, что и любовь, которую может чувствовать человек к своему дому или земле. Некото­рые животные, как например гуси и лебеди, соединяются в пары, так привязываются к партнеру, что его утрата может вызвать их смерть. Можно ли ставить под вопрос силу любви и уничтожительный результат, который оказывает на личность ее утра­та?
Какая связь существует между любовью и верой? Име­ют ли животные веру? Ответ на этот вопрос зависит от того, говорим ли мы здесь о вере как системе убеждений, или также о телесном переживании. Это различие является очень важным, так как существует возможность, что личность будет деклари­ровать свою веру, однако будет действовать таким образом, что будет предавать эту декларацию. В первом разделе мы рассмат­ривали случай Руфь, которая удивительным образом выздоро­вела от серьезного заболевания когда поверила в бессмертие души, лечебную мощь Христианской Науки. Ее выздоровление не оказалось достаточно длительным, и мы можем считать, что ее вера уменьшилась или ослабла. Однако это не вера ее вылечила, а приток духа как реакция на веру. Мы можем также ска­зать, что эта успешная сила является силой напряжения чувст­ва стоящего за верой. Чувством может быть любовь, доверие, так как это позитивные и сильные импульсы сопутствующие сильной энергетической волне или состоянию возбуждения. Любовь - это мощная оздоравливающая сила не смотря на то, кого мы любим. Оздоровительной силой обладает сам акт люб­ви. Не изощренность религиозной системы дает силу вере. Сила находится в характере самой веры.
Если любовь является телесным чувством, а вера телес­ной установкой, можно сказать, что животные способны испы­тывать любовь и иметь веру. Позиция которая характеризует их веру, является подсознательное принятие того, что мир в котором он живет, хорошо организован. Об этом говорит факт, что животные и его среда подходят друг другу так, как будто ,* они созданы друг для друга. Тигр находит зверей на которых, он может охотится, бобр имеет воду, а белка имеет дерево на котором растут орехи. Мы говорим, что животное приспособ­лено к среде, что означает, что оно может рассчитывать на нее, не опасаясь, что будет ею предано. Имея чувство безопасное и животные чувствуют себя свободно в своем естественном окружении.
Таким было состояние человека в раннем периоде ei о существования, прежде чем он получил самосознание. В но, время его вера в природу и жизнь были очерчены биологичес­ки посредством полного и свободного протекания возбуждения' в его теле. Он принадлежал естественному порядку и был частью его. Мы читаем в Библии, что после сотворения мира Бог пос­мотрел на человека и остался доволен. В те времена мир чело­века описывают как райский сад. После того как человек съел' яблоко с древа познания, он был изгнан из райского сада и был; вынужден работать в поте лица для того, чтобы заработать хлеб насущный. Он стал пахарем земли и этим актом был оторван от природы.
Возникновение земледелия не привело полностью к от­рыву от природы или утрате веры, однако это породило новый этап отношения человека к миру. Он перестал быть одним из созданий земли, питающихся жизненным духом, который сле­довало бы беречь; он стал другим созданием: совершенным выдающимся. Он однако осознавал, что все еще зависит от природы, и от того даст ли ему пищу возделываемая земля. Он ощущал существование силы большей чем всякая другая, кото­рую он до сих пор знал и стремился быть с ней в хороших отно­шениях. Хорошее отношение этой силы он мог получить при­ношениями и жертвами. Ритуалы сопровождающие эти прак­тики стали системой верований, которые основывали его веру. Эта сила стала богами и богинями, которых он почитал. Он представляя их себе в своем собственном обличий, что было естественным, он чувствовал себя близким к ним. Он также стал похожим на бога в том смысле, что имел в себе творческую силу. Он назвал эту силу своей душой и стал считать ее божествен­ной и бессмертной. Великие религии Запада опираются имен­но на такое видение мира. Религия это источник веры челове­ка, несмотря на то, является ли эта религия анимистическими верованиями первобытного человека, или одной из сложнейших религиозных систем современности.
Интересным является то наблюдение, что восточные религии сохраняют больше анимистических представлений как часть своего религиозного понимания, чем западные религии. Например, буддисты считают, что все вещества черпаются из природы Будды. Даосы верят в гармонию естественных сил и подчеркивают потребность этой гармонии на уровне личнос­ти. На Западе процесс индустриализации зашел так далеко, что подорвал веру большинства людей в хорошую организацию их мира и существование доброй силы во Вселенной, которая могла бы обеспечить им благосостояние и помогла бы им выстоять. Вместо этой веры, мы живущие в западном мире, верим науке, представляющей силу человеческого разума в преодолении раз­личных трудностей, которые нам угрожают. Некоторые люди убеждены, что все что нам нужно это добрая воля и достаточ­ное количество денег на выполнение этого дела. Однако такое доверие науке наивно, если оно опирается на представления, что человек более совершенен чем природа и что он сам может стать богом, всемогущим и всеведущим. Человек мечтает даже, что ему удастся когда-нибудь побороть старость и смерть. Эта меч­та однако нереальна, так как человек будучи частью природы никогда не сможет охватить разумом целостности - его знания всегда будут ограничены. Нереально оно также потому, что игнорирует взаимоотношения между человеком и природой. Иллюзия своего более высокого состояния по отношению к природе, уничтожает его связь с окружением, которое дает смысл и радость жизни. Это противоречит также духовной природе человека.
Я бы грешил недостатком реализма, если бы игнори­ровал тот факт, что разум и наука очень обогатили нашу жизнь. Ни один цивилизованный человек не захотел бы и полностью не смог бы вернуться к примитивному способу жизни. Нам бы недоставало красоты и разнообразия, которые внесли в нашу жизнь культура. Мы не смогли бы удержаться в жизни, так как утратили способность понимания природы, которую имел пер­вобытный человек. Мы не должны однако выбирать ни одну из этих крайностей - пассивной зависимости от природы или ра­финированной независимости от нее. Здесь нам нужно тонкое равновесие и гармония между противоположными силами в нашей личности, между рациональным разумом и животным телом, между стремлением возвыситься и потребностью укоре­нения в реальности нашей зависимости от земли, которая обес­печивает нам питание и опору.
На Востоке одновременно с сохранением анимистичес­ких представлений, люди имеют также больше веры в оздоровление тела. Эта веpa не отбрасывает, конечно, помо­щи, которую, например, может оказать антибиотик в борьбе с острой инфекцией. Тем не менее убеждение, что вера делает чудеса, не лишено правды. В очень многих, документально подтвержденных случаях, вера изменила прогноз смерти и из­лечение выглядело как чудо. Эти чудеса однако не являются результатом деятельности таинственных внешних сил, которые входят в тело, чтобы вылечить болезнь. На этой основе действует в основном современная медицина, обращаясь к помощи ле­карств и инструментов. Вера действует изнутри, хотя может быть заменена опытом любви. Например, раскрытие к божьей милости имеет позитивный результат, оказываемый на тело, через ее возбуждающее и открывающее действие. Когда кто-то объединяется с универсумом, что является тем же самым, что познание милости бога, его энергия возрастает до такой степе­ни, что переполняет тело, излучаясь наружу радостным возбуж­дением. Это внутреннее излучение может стать видимым в виде прекрасной ауры вокруг тела. А так как любое возбуждение или энергия является источником жизни, это может временами по­бедить деструктивное действие болезни. Можно было бы при­вести доводы, что вера не всегда приводит к такому успеху. Это неправда, если мы представляем себе веру как телесную реак­цию на жизнь. Открытие себя к жизни (тоже происходит в акте любви) увеличивает уровень энергии в теле и поэтому всегда дает позитивный эффект. Поэтому веру следует описать как состояние открытости, которое позволяет естественному возбуж­дению свободно протекало по телу.
Нельзя закрыться от жизни и продолжать жить. Поэто­му пока мы живы, мы имеем какую-то веру в жизнь и в универ­сум, который является источником жизни. Только в смерти на­ступает абсолютный недостаток веры. Из тех же соображений нельзя совсем закрыться от любви, потому что вследствие это­го наше сердце бы остыло и перестало биться. К сожалению многие люди закрылись частично от жизни и любви, когда были преданы в детстве, что вынудило напрягаться их тела, снижая уровень энергии и уменьшая их веру. Это породило хроничес­кое напряжение мышц, которое можно сравнить с панцирем в том смысле, что насколько это напряжение должно охранять человека от дальнейших травм, оно же замыкает его в жесткой скорлупе. Человек только частично открыт жизни и недоверчив по отношению к каждому, кто хочет проникнуть через эту бро­ню и достичь сердца. Но именно этот способ защиты подтачи­вает оборону и открывает путь заболеваниям.
Если свободный энергетический поток от поверхности тела позитивное явление, то хроническое мышечное напряже­ние, которое блокирует этот поток - явление негативное. Если открытость - позитивное отношение к жизни, то замкнутость в какой - либо степени является позицией направленной против жизни. Мягкость - черта, сопутствующая жизни и любви, на­против, хроническая жесткость связана со смертью и нена­вистью. Ненависть делает человека холодным и твердым, по­добно как и смерть. В то время как эти негативные черты име­ют непосредственную связь с травмами, которые человек полу­чил в детстве, у взрослых людей он сохраняется как страх "от­пустить себя", поддавшись телу и убрав контроля.
Человеческий разум не устает в поисках безопасности. Наибольшей угрозой безопасности человека является природа, собственная природа человека и полная неожиданностей игра сил природы в его окружении. Так как человеку никогда не уда­ется полностью победить природу, он ведет с ней постоянную борьбу. Эта борьба человека с природой, отражением которой является борьба между эго и телом человека, отнимает у чело­века покой его разума, который нужен ему для того, чтобы он мог познать радость, которую несет ему жизнь. Маленькие дети и дикие животные знают эту радость, которую Достоевский описал как дар Бога. Эта внутренняя борьба более интенсивна у неврастеничных личностей, чем у здоровых людей. Часто она приобретает вид борьбы за власть, успех или любовь.
Глубоко религиозным людям удается избежать этой борьбы благодаря вере в бога. Если человек верит, что его жизнь находится в руках бога и то что с ним происходит, является исполнением божьей воли, он не должен бороться. Он может не быть счастливым, но отбрасывая саму мысль, что он сумеет контролировать жизнь и природу, хотя бы немного познает спокойствие разума. Вместе с отрицанием попыток контроля посредством эго человек может отдаться радостному течению жизни и ощущений в теле. Для народа, культура которого опи­рается на достижениях разума, религия требующая приглуше­ния голоса эго, действует как антидот на нарциссизм скрываю­щийся в культуре.
Восточные религии не поклоняются антропоморфному богу, всеведущему и всемогущему. Покой разума связывается на Востоке с принятием идеи судьбы. Жизнь человека, несмот­ря на его действия не находится в его собственных руках. Коль он бессилен по отношению к своей собственной судьбе, борьба бессмысленна.
Независимо от того, поддаемся ли мы силе Бога или судьбе, мы перестаем бороться за то, чтобы изменить условия жизни. Это противоречит современной вере в прогресс. Сделан, конечно, определенный шаг вперед, создавая определенным группам людей в мире большие возможности высшего матери­ального достатка. Однако этим улучшениям не сопутствует больше покой разума. Напротив, сегодня люди более неспокой­ны, более подавлены, более неуверенны чем когда-либо рань­ше. Это может звучать как противоречие, но побеждая природу мы подрезали собственные корни. Несмотря на то, что прогресс нам помогает, мы должны знать, что направление которое он взял, ведет всегда вверх, все дальше от земли. В слаборазвитых странах люди отдыхают приседая. В нашей культуре никто не приседает: и немногие люди отдыхают. Вместо этого, мы пре­небрегаем ходьбой и ездим на автомобилях и еще больше дис­танцируемся от земли, летая на самолетах. Когда мы улетаем в космос, мы покидаем землю совсем.
Интегрированная личность строится от земли вверх, так же как при строительстве дома вначале закладывается фунда­мент. Не удастся найти безопасность в каком-либо мыслитель­ном процессе отделенном от своих корней и чувств тела. Отсю­да следует, что ни одна мысль не является хорошей для челове­ка если с ней не чувствует себя хорошо его тело. Я недавно пе­режил что-то, что подтвердило эту точку зрения. Я проснулся однажды утром с наисладчайшим чувством во всем теле, кото­рого никогда перед этим не переживал. Тотчас в голове промель­кнула такая мысль: "Если остаешься верен себе, не боишься смерти". Я знал, что это правильная мысль, и очень сильно ощущал ее правильность. Я вспоминал, что предыдущим вече­ром смотрел фильм "Плутон". Я не помню, снился ли он мне, но почувствовал, что именно он дал толчок этой мысли. В этом фильме американские солдаты убивали не только вьетнамцев, но также друг друга, пытаясь преодолеть свой страх смерти. Познание и принятие этого страха освободило бы его давление и сделало бы их более человечными. Многие люди сталкива­лись лицом к лицу со смертью без страха, так как для них важ­нее было остаться честными по отношению к самим себе, чем жить во лжи. Быть верным себе означает познать и принять все свои чувства.
Я описал проблему, подавляющую современного чело­века как нарциссизм (Подробнее об этой проблеме смотрите: A.Lowen "Narcissism: Denial of the True Self New York, 1985). Нарциссическая личность не доверяет своим чувствам, не мо­жет себя принять, так как чувствует, что личность, которой она является, не сравнима с той, которой она должна быть. Мы, жители современного мира, вовлечены в безрезультатные уси­лия, чтобы стать кем-то другим и быть выше природы. Не спо­собные доверять себе, мы не можем доверять и другим. Без доверия и веры в себя мы не сможем доверять природе. В конце концов так же как во Вьетнаме, мы уничтожим других, а затем самих себя.
Тёмной силой в этом сценарии всегда выступает эго, со своей потребностью контролировать жизнь. Конечно же эго является также творческой силой, но она может быть и деструк­тивной, если не будет заземлена, укоренена в теле, усиленной верой в тело и природу. Без этой веры мы обречены контроли­ровать и держать вожжи своих естественных реакций, и таким образом создаем в мышцах такие взрывоопасные напряжения, что боимся потерять контроль. Человек, который верит, не со­здает взрывоопасных напряжений, требующих подавления из-за их уничтожительного потенциала и поэтому не боится поте­рять контроль. Доверяя жизни он может позволить свободное протекание импульсов в своём теле, модифицируя их только настолько, чтобы обеспечить их подходящее выражение, что мы рассмотрим в следующем разделе. Момент утраты контроля, который имеет место в сексуальном оргазме, танцах суфиев, или практике дзен, ведет к радости и удовлетворению - ощущению духовности тела.
 

ГЛАВА 12. СОЗНАНИЕ СЕРДЦА

Как мы уже заметили, доверие природе является ос­новой животной жизни, эссенцией животной духовности. Ду­ховность человека является духовностью высшего порядка в том смысле, что требует, чтобы его эго также было включено в про­цесс существования. Когда эго хорошо интегрировано, мы мо­жем достичь состояния блаженства - поднимая животную ду­ховность до человеческого уровня.
Отношения эго или разума к телу достаточно сложно. Уже само существование воли имеет следствием то, что личность может действовать вопреки желаниям тела. Такое действие может быть позитивным в ситуации когда человек пытается победить панику в обличий опасности и спасти свою жизнь. В то же время воля играет негативную роль, когда человек без нужды играет с опасностью и наносит себе повреждения или лишается жизни. Распоряжение волей позволяет человеку быть творческим или деструктивным, благородным или подлым, божественным или дьявольским. Поэтому все религии счита­ют, что человеческое существо должно выбирать между добром и злом, тем что хорошо и тем, что плохо. Однако несмотря на факт что человек очень давно утратил блаженство он не являет­ся потерянным существом. Потерянным он будет только тогда, когда в нем превалирует зло над добром. Когда он отдан прав­де, благородству и блаженству, он может достигать очень вы­сокой степени обаяния, здоровья и духовности.
Однако трудно установить, какую роль в жизни челове­ка играет выбор. Как социальные существа мы должны при­нять, что люди имеют выбор, если бы было иначе, мы не могли бы их карать за нарушение общественных законов. Но когда во время своей практики я анализирую поведение своих пациен­тов, я неизменно нахожу подтверждение, что оно детермини­ровано переживаниями детства, большинство из которых были за пределами их контроля. Ни один ребенок не выбирает утра­ты блаженства и не утратит своей невинности из-за неправиль­ной оценки ситуации. Он проходит от состояния, где неведе-ние является счастьем к общественному сознанию. На этом пути родители и учителя учат его, что приемлемо в обществе, а что нет. Если эти правила поведения находятся в согласии с общес­твенной практикой, а не вводятся в жизнь грубо, то это не вы­зывает нарушений в личности ребенка. Так как человеческие существа являются общественными созданиями, большинство из них хочет жить и поступать согласно этих правил, даже если это влечет за собой утрату свободы.
Каждая религия ставит себе целью примирить челове­ка с тем, что борьба со страданием является неизбежной. В монотеистических религиях предлагается решение этой пробле­мы таким образом, что человек отдает свою судьбу в руки бога, игнорируя свой эгоизм и веру в собственную силу. Восточные религии также советуют игнорировать свой эгоизм и власть, В индуизме и буддизме целью является соединение индивидуаль­ного "я" с универсальным сознанием, через стремление к ото­ждествлению себя с Брахманом или Буддой. В китайской фи­лософии целью является отыскание равновесия между двумя противоположными силами природы - инь и ян. Во всех рели­гиях ключевым моментом является смирение.
Насколько мы не замыкаемся в себе и не отгораживаем­ся от мира, путь добрых дел и добродетельность жизни, мо­ральность поступков является одним единственным способом достижения покоя разума и настоящей духовной жизни. Для описания позиции, охватывающей эти духовные ценности я использую термин graciousness - блаженство. В этом разделе я намереваюсь провести идею, что существуют биологическая основа для этого пути. Я считаю, что личность будучи естес­твенным образом блаженна - gracious, является также естес­твенно обаятельной, полной грации - graceful.
На животном уровне жизнь переживается с подсозна­тельной правдой. Подсознательная честность означает, что животное действует согласно с тем, что ощущает как правиль­ное и приятное. Подобным образом живут и функционируют и маленькие дети. Однако вместе с развитием эго и познанием того, что такое хорошо и что такое плохо, как это представляют себе родители, они больше не могут основываться на подсозна­тельных, проистекающих из глубины организма правилах, как на образцах поведения. Как общественные существа, мы не можем делать всего, что нам хотелось бы. Даже в некоторых животных сообществах молодые особи обучаются кодексу по­ведения, который регулирует отношения внутри группы с целью редуцирования конфликтов мотивации к сотрудничеству. На­много более сложное человеческое общество имеет потребность более развитых норм. Подсознательная интеграция должна быть дополнена интеграцией сознательной или правилами. Однако правила, которые человек принимает, что бы их про­вести в жизнь, не могут противоречить с подсознательной ин­теграцией его тела, так как это вызвало бы у него серьезные сложности.
Блаженный человек - это человек с правилами, который в своем поведении руководствуется кодексом, происходящим из внутреннего ощущения того, что хорошо, а что плохо. Его ко­декс может содержать моральные установки созданные его ок­ружением, если только они согласуются с его собственным чув­ством морали. Например, большинство людей принимают такие моральные установки как не убий, не укради, не лжесвиде­тельствуй, не прелюбодействуй и т. д. Подобные основы полностью соответствуют личному чувству интеграции. Мой мас­тер Вильгельм Райх сказал мне однажды: "Лоуэн, если не мо­жешь сказать правду, не говори ничего." Если мы решили не получать корысти от лжи, не смотря на то, что ложь бы оплатилась, мы делаем сознательный выбор. Мы выбираем правду, так как это укрепляет интеграцию эго и тела, сознательного разума и подсознательных инстинктов.
Личность без правил функционирует в категориях сво­их непосредственных потребностей и желаний. Этот тип дей­ствий характерен для невротических особ, которые мыслят ис­ключительно в категориях собственной личности. Это являет­ся также характерной чертой инфантильного поведения. В про­тивоположность маленьким детям, взрослые располагают воз­можностью откладывать на более поздний срок получение удо­вольствия. Когда ребенок голоден, он сразу же хочет что-то съесть. Он может есть все что попадает под руку. В то же время взрослый может переносить голод до минуты, когда пища и способ ее получения удовлетворит его ожидания.
Способность откладывать получение удовольствия или логически из него возникающую способность переносить боль и фрустрацию является функцией эго. У младенца эго еще не­достаточно развито для того, чтобы оно могло тормозить чув­ства и импульсы. Развитие эго происходит в течение около трех лет, между тремя и шестью годами. Та же самая энергетичес­кая пульсация, которая вызывает доминирование генитальности, устанавливает также гегемонию эго. У нарциссической личности это развитие заблокировано кровосмесительным ха­рактером эдиповой ситуации, которая вынуждает "я" отделяться от своей генитальной основы. Это отделение нарушает, как мы видели, интеграцию личности и отрезает эго от своей основы в теле. Сдерживаться становится очень трудно, если не невоз­можно, следствием чего является невозможность установления правил.
Правила увеличивают приятные ощущения и удоволь­ствие посредством сдерживания импульса сиюминутного удов­летворения. Как мы показали на примере секса, удовлетворе­ние будет максимальным если тело человека и вся его личность сексуально возбуждена другим человеком. Сдерживание на­чального возбуждения позволяет углубить это чувство. В его наиболее глубокой точке вовлекается сердце и чувство перерас­тает в любовь. Это означает, что чувство любви к партнеру является необходимо для полного расслабления в оргазме. То же самое относится, к любой другой активности. Только вкла­дывая сердце в то, что мы делаем, мы можем достичь чувства полного удовлетворения и самореализации.
Личные правила являются важными и с другой точки зрения. Возьмем, например, случай человека, который влюбился по уши в жену приятеля. Если он подумает, что сексуальная близость ранит приятеля, он будет не в состоянии продолжать связь. Сексуальное вовлечение в этих условиях нарушило бы удовольствие. Можно найти много доводов чтобы объяснить такую сексуальную связь. Супружество может быть несчас­тливым. Можно также утверждать, что любовь должна переве­сить все другие аргументы. Однако человек с правилами будет поступать согласно им. Другие варианты поведения он почув­ствовал бы неподходящими. Произошло бы расщепление его личности, одна часть которой говорила бы "да", а другая - "нет". Как мы видели, такое расщепление разрушает интеграцию лич­ности.
Недостаток правил явно виден у мужчины которого называют "бабником" и у женщины часто меняющей партне­ров. В том и другом случае сексуальная активность возникает из-за недостатка чувств и является попыткой оживить сексуаль­ные ощущения. Женщины, которые вели распутную жизнь, часто говорят, что перестали бы так поступать если бы оживи­ли свои сексуальные чувства. Мужчине, который гоняется за женщинами может казаться, что он является самцом, но в ре­альности это не так. Вследствие того, что он не может сдержать возбуждение, он не достигнет удовлетворения в половом акте и из-за этого вынужден далее бегать за женщинами в призрач­ной надежде, что найдет удовлетворение через секс. Радость секса доступна только тем, кто переполнен любовью и разделя­ют эту любовь с партнером. Ничего странного, что распут­ных людей рассматривают как людей без правил.
В биоэнергетике термин "интеграция" используется для описания беспрепятственного движения возбуждения в теле от головы до стоп и обратно. Мы имели возможность увидеть, что у многих людей этот поток нарушен напряжениями которые отделяют голову от грудной клетки и грудную клетку от таза. Эти расщепления явно видны на поверхности тела, а не в глу­бине организма, где сердце посредством артерий и вен соеди­нено со всеми частями тела. Однако человек, имеющий такие напряжения, не осознает своего основополагающего единства. В процессе терапии, когда энергетический ток восстанавлива­ется, такой человек часто неожиданно заявляет: "Я чувствую себя полностью соединенным, цельным". Основа интеграции опирается на ощущении целостности. Без такого единения че­ловек не сможет почувствовать разницу между тем, что хоро­шо и что плохо, несмотря на то что он может это знать на уров­не мышления.
У некоторых утрата интеграции является такой мучи­тельной, что их поведение становится полностью лишенным правил. Они начинают руководствоваться максимой "все дозво­лено". В психиатрической литературе таких людей описывают как нарциссические личности. (Подробнее смотри в книге А. Lowen "Narcissizm: Denial of True Self". New York 1985). В бо­лее экстремальной форме этот тип личности характеризуется недостатком совести, что ведет к поведению описываемом как психопатическое и социопатическое. Психопат не может отли­чить правды от фальши и может повторять явную ложь, буду­чи убежденным, что это правда. В то же время социопат не умеет отличить добро от зла. Оба они являются крайними типами, так как интеграция всех нарцистических личностей в какой-то сте­пени нарушена их расщеплением.
Нарциссизм - наиболее распространенная патология психики современного человека. Нарциссическая личность живет скрываясь за фасадом имеющим цель с одной стороны получение одобрения и восхищения, а с другой - компенсацию и отрицание внутренних чувств неполноценности, отчаяния и печали. Хорошим примером личности этого типа является муж­чина, который развивает свои мышцы для того, чтобы произ­вести впечатление силы, мужественности и власти. В большин­стве случаев за фасадом "мачо" скрывается потерянный и на­пуганный ребенок. Расщепление между внешним видом куль­туриста и внутренним чувством одиночества расщепляет внут­реннюю интеграцию его личности.
В культуре такой как наша, ориентированной в основ­ном на ценности эго, такие как власть и успех, большинство людей имеют в структуре своей личности определенную дозу нарциссизма. Основным вопросом здесь является то, до какой степени человек остается в контакте со своими глубокими чув­ствами и своим телом. Чем лучше у нас с ними контакт, тем более мы интегрированны.
Из этой дискуссии должно быть ясно, что институци­ональное прививание моральных основ имеет небольшой ус­пех. Основы морали должны опираться на чувства, а этому нельзя научить. Я считаю, что научение морали, даже если это происходит дома, имеет какую-то ценность только в такой сте­пени, в какой родители сами материализуют эти основы и пос­тупают согласно им в своих отношениях с детьми. Нам не удастся научить любви, уважению, благородству или какой-либо другой черте ценности при помощью только слов, без того что мы даем пример. Нам не удастся научить интеграции, если мы будем игнорировать тот факт, что это явление, касающееся тела, проявляющееся в манере человека стоять, двигаться и прояв­лять себя. Мы должны отдавать себе отчет в том, что разум не настолько силён и в том, что частые поучения не приведут к тому, что люди их воспримут. Более верным будет утвержде­ние, что даже очень длительное обучение не позволяет челове­ку почувствовать справедливы или несправедливы его поступ­ки, если ее тело не интегрировано, так как оно расщеплено на­пряжениями. Вера в то, что разум осуществляет контроль над поведением, является продуктом разума, который не в полной мере соединен с телом и его чувствами.
Однако существует потребность формулирования основ этики и обучения им, на которых человеческие существа могут основывать свое поведение. Чтобы такое обучение могло быть успешным, следует признавать ту основополагающую роль, которую тело и чувство играют во всех проявлениях мораль­ности. Это подчеркивает факт, что моральное поведение имеет целью развития добрых чувств у человека, и одновременно приносит благо обществу в котором она живет. Если главной целью жизни является (а в этом я убежден) быть человеком полным грации и обаяния, то именно такой должна также быть цель образовательных программ, а не простое приобретение знаний. Мы не должны ограничить свои убеждения в том, что знания и власть, которую они дают, являются путём "правиль­ной" жизни. Жизнь лишённая основ опирающихся на высокие этические стремления, влечёт утрату наибольшего дара, кото­рый даёт жизнь - радости. Не будучи интегрированы физичес­ки и психически, мы не получим глубокого удовлетворения и хороших чувств, которые дает обаятельное движение, или не получим духовного экстаза блаженства. Несмотря на свою власть и богатство, человек не имеющий этих черт живет в мрачной тюрьме страха, недоверии и враждебности.
Нелегко противостоять очарованию власти и принуж­дению инстинктов. Все мы временами изменяем возлагаемому на нас доверию. К сожалению так может иногда произойти даже в отношениях между терапевтом и клиенткой, когда клиентка является отчаявшейся женщиной, а терапевт - неудовлетворен­ным мужчиной, и оба подсознательно ищут любви. В атмосфе­ре интимности, которую создает ситуация, где одна сторона открывает свое сердце другой, иногда пробуждаются сексуаль­ные страсти, которые могут привести к телесному сближению. Почти все терапевты придерживаются этического кодекса, ко­торый считает такое поведение непрофессиональным и неэтичным. Несмотря на то, что клиентка является взрослым челове­ком, сознательно идущим на сближение, ответственность те­рапевта основывается на том, чтобы охранить ее от какого либо действия с его стороны, которое в результате нарушило бы до­верие к нему и уничтожило бы терапевтическую атмосферу. Это моральная основа, которую каждый терапевт должен уважать, несмотря на свои потребности. Никто из нас не может руковод­ствоваться исключительно чувствами, так как мы никогда не можем утверждать, является ли действие справедливым или несправедливым, пока оно не переродится в поступок. Мы не должны также основываться только на разуме, так как аргумен­тация дьявола может иметь большую силу убеждения, чем ар­гументация Бога. Разум и чувства должны соединяться в осно­вах, которые ведут нас к здоровым и правильным поступкам, в жизни.
Следование основам и приспособление к ним лежит в хорошо понятном интересе личности. Это может быть также высоко духовным актом. Человеческие существа могут получать любовь Бога к человеку через любовь, которая дарится взаим­но. Бог является не только всевидящим, но также и вездесущим. Он есть во всех нас. Мистики очень разных религиозных на­правлений писали, что Бог живет в человеческом сердце. Когда мы чувствуем в сердце любовь, мы находимся в единении с Богом. Когда мы имеем любовь, это часто позволяет нам соеди­нится со своим ближним. Обаятельная улыбка способна согреть другого человека как луч солнца. Ласковый поступок может пробудить и открыть душу, к красоте жизни. Обаятельный и блаженный человек принимает других не из чувства обязатель­ства, но из любви. Это не означает, что он никогда не взрывает­ся гневом, однако его гнев - как гнев Бога - непосредственный и кратковременный. После такой бури небо становится чистым и ясным, а солнце светит радостно.
Душа - это имя, которое мы даем энергетической систе­ме, которая оживляет каждый организм. Когда мы ненавидим, наше сердце сжимается, а душа - съеживается. Когда мы лас­ковы, сердце раскрывается и душа воспаряет. Лучезарность ласковой улыбки исходит из сердца, исполненного хорошим чувством. Тепло ласкового человека происходит от его большой жизненности и малой жесткости. Невозможно быть одновременно ласковым и стремиться к какой-то цели. Блаженный человек настолько терпелив, что сможет установить искренние и теп­лые отношения со всеми, с кем он встречается.
Блаженный человек имеет такое чувство, что подчиня­ется чему-то большему и мощному, чем он сам. Я имею в виду, конечно, Бога и веру, о которой мы говорили в предыдущей главе. Без такой силы что могло бы противостоять эгоизму че­ловека, который смотрит на Землю и ее обитателей, как на вещи, которые можно использовать для собственных целей и удовлет­ворения? Из-за своей гордыни человек уничтожает Землю, от которой зависит его существование. Все мы хорошо знаем про­блему загрязнения воздуха, земли и воды вместе с утратой ле­сов и вымиранием многочисленных живых существ. Этой уничтожительной деятельности сопутствует пренебрежение мораль­ными ценностями и соответствующее ухудшение здоровья и жизни людей. Депрессия стала эндемическим явлением, а мно­гие люди почувствовали потребность возвращения в сторону тех или иных средств, чтобы как-то выдержать.
В западном мире жизнь подверглась значительной секуляризации. Понятие духовности упростилось до того, что стало набором убеждений и символов. В дальнейшем она ока­зывает значительное влияние на жизнь некоторых людей. Од­нако верования и символы являются процессами мышления, не принимающими во внимание тело. Согласно западных взгля­дов, тело помещается в категорию светских вещей, вульгарных и материальных. Это провоцирует расщепление между разу­мом и телом, что как я указал является корнем эмоциональных страданий человека.
Моим намерением в этой книге было показать, что тело не является просто материальным предметом, который можно понять в чисто физических категориях. Нет, тело не является сосудом для духа, но духом который стал телом. Как мы увиде­ли, дух размещается в протоплазме, где проявляется способ­ностью организма к реагированию на среду таким образом, который служит его собственным жизненным процессам. Та­кова история жизни на Земле в течение нескольких миллиар­дов лет. По моему убеждению, разум со своим упором на зна­ния и мышление, является светским, в то время как тело свято. Несмотря на то, что нам кажется, что мы можем выяснить механизмы функционирования тела в их центральной точке на­ходится тайна любви. Сердце человека, где живет любовь, яв­ляется также святыней в человеческом существе, в которой живет также и Бог. Основой для такого взгляда является воз­можность человека к ощущению резонанса пульсации своего сердца с пульсацией Вселенной. Пульс жизни присутствует в каждой клетке и в каждом органе тела, однако наиболее ощути­ма пульсация сердца, и она ощущается как чувство любви. Я описал живой организм как состояние контролируемого возбуж­дения, источником которого является сердце. Это возбужде­ние усиливается и распространяется за границы организма, когда мы влюблены. В этот момент мы ощущаем наше единст­во с универсумом. Любовь является настоящим духовным чув­ством. Я убежден, что большинство читателей когда-то в своей жизни это ощутили.
Но почему только когда-то? Немного неожиданным является ответ, что мы недостаточно любим себя. Любовь к себе не означает самовлюбленности, проявления нарциссизма, со­стояния в котором недостаточно возбуждения и любви. Любить себя означает любить жизнь и все что живет. Мы не сможем по настоящему любить кого-то, если мы не любим самих себя. Без любви к себе человек только принимает и ничего не отдает вза­мен.
С любовью к себе мы сможем достичь три указанные в предисловии к этой книге формы грации, которые описал Ол­дос Хаксли: грацию животных или интеграцию, которая осно­вывается на полном и свободном протекании возбуждения в теле; человеческое обаяние, благодаря применению в жизни правила "быть верным самому себе" и благодаря перенесению этого правили на ближних через ласковые поступки; и духов­ного блаженства, посредством единения с высшим порядком. Только через интеграцию личности на этих трех уровнях нам удается раскрыться к трансценденции, которую мы называем "состоянием блаженства", а в сущности - настоящей духов­ностью тела.

« Назад
Яндекс.Метрика