Книги

Мария-Луиза фон Франц "Процесс индивидуации"

-= 2 =-

Настоящий процесс индивидуации - осоз-нанное взаимодействие со своим внутренним центром (психическим ядром) или Самостью - обычно начинается с ощущения душевной боли, сопровождаемой страданием. Такой начальный толчок подобен своего рода "призыву", хотя мы не часто понимаем это. Эго, напротив, воспринимает его как помеху своей воле или желанию, проецируя обычно источник помехи на ка-кой-либо посторонний объект. Бог, материальные затруднения, начальник, супруг или что-то еще может оказаться для Эго козлом отпущения. Или же внешне все выглядит благополучно, но в действительности человек изны-вает от мертвенной скуки, опустошающей и лишающей смысла все во-круг. Многие мифы и сказки символически описывают эту начальную стадию про-цесса индивидуации под видом заболевшего или начавшего стареть короля. Чи-тателю знакомы и такие типичные сюжетные приемы, как описание бесплодной королевской четы; чудовища, похитившего всех женщин, детей, лошадей и сокро-вища королевства; или демона, преграждающего путь армии короля или его ко-раблю; или тьмы, холода и засухи (наводнения), напавших на страну. Другими словами, первая встреча с Самостью выглядит подобно мрачной тени, нависшей над будущим. Словно "внутренний друг" пришел как охотник, чтобы заманить бес-помощно борющееся Эго в западню.
      Из мифов видно, что волшебная вещь или талисман, которые могут избавить короля и его страну от несчастья, всегда представляют из себя что-то весьма не-обычное. В одной сказке, чтобы вылечить короля, нужен "белый дрозд" или "рыба с золотым кольцом в жабрах". В другой король хочет заполучить "живую воду", или "три золотых волоска с головы дьявола", или "золотую косу царь-девицы" (а затем, естественно, и владелицу косы). Как бы то ни было, вещь, которая может изгнать дьявола, всегда уникальна, и найти ее непросто.
      То же самое происходит и с человеком при первом в его жизни кризисе. Он ищет нечто, что невозможно найти или о чем ничего не известно. В такие моменты совершенно бесполезны все добронамеренные и чуткие советы, призывающие постараться быть ответственнее, взять отгул, не надрываться на работе (или ра-ботать усерднее), больше или меньше контактировать с людьми, или придумать себе какое-нибудь хобби. Ни один из подобных советов не поможет или, в лучшем случае, поможет один из тысячи. Имеется, видимо, лишь один эффективный спо-соб. Его суть в том, чтобы встретить приближающуюся темноту лицом к лицу, без предубеждения и совершенно искренне, и постараться понять, в чем её скрытая цель и что она хочет от вас.
      Потайная цель надвигающейся темноты обычно настолько необычна, уни-кальна и неожидаема, что разгадать ее удается, как правило, лишь через снови-дения или фантазии, рождаемые подсознанием. Если сосредоточить свое внима-ние на подсознании, избегая скоропалительных суждений или неприятия, оно мо-жет выплеснуть в сознание поток символических образов и подсказок. Но так бы-вает не всегда. Иногда оно сначала предлагает серию болезненных открытий: что в вашем осознанном поведении и в вас самих не так. А затем начинается процесс усвоения горьких истин.
Осознание тени
      Независимо от того, в какой форме впервые проявится подсознание: как про-блеск познания или как горькое откровение - через некоторое время обычно воз-никает необходимость скорректировать осознанное поведение в соответствии с полученной информацией, то есть принять "критику" подсознания. Через сновиде-ния человек знакомится с теми аспектами своей личности, на которые он предпо-читал по различным причинам смотреть сквозь пальцы. Этот процесс Юнг назвал осознанием Тени (он использовал слово "тень" для обозначения этой части под-сознания, потому что она довольно часто появляется в сновидениях в образе че-ловека).
      Но Тень не представляет из себя подсознание целиком, а только неизвестные или мало известные свойства и признаки Эго - те его аспекты, которые большей частью принадлежат к личностной сфере и вполне могли бы быть осознанными. Отдельные качества, присущие Тени, могут также складываться из коллективных влияний, приходящих из источников, лежащих за пределами личной жизни инди-видуума.
      При попытке увидеть свою Тень человек начинает замечать у себя (к своему стыду) те качества и импульсы, наличие которых он обычно отрицает, хотя и раз-личает у других: Эгоизм, леность ума и небрежность мысли, прожектерство, без-ответственность и трусость, чрезмерная страсть к деньгам и вещам - одним сло-вом, все те грешки, о которых раньше он думал: "Ерунда, никто этого не заметит и, вообще, кто не без греха".
      Если при попытке приятеля обвинить вас в допущенной ошибке, вы чувствуе-те, что выходите из себя, знайте, что это проявляется часть вашей Тени, которую вы не осознаете. Конечно, естественно испытывать раздражение, когда другие люди, ничуть не лучше вас, критикуют за свойственные Тени недостатки. Но что остается делать, когда вас упрекают ваши собственные сновидения - ваш внут-ренний судья? Вот тогда-то Эго и оказывается в ловушке и ему остается только смущенно замолчать. Затем начинается болезненная и длительная работа по са-мовоспитанию, психологическую сложность которой можно сравнить с трудами Геркулеса. Вы помните, что первой задачей бедняги было очистить за день Ав-гиевы конюшни, в которых за многие десятилетия скопилось столько навоза от со-тен голов скота, что обыкновенный смертный впал бы в уныние от одной мысли об этом.
      Тень проявляется не только в том, чего мы не делаем, но и в спонтанных, не-намеренных действиях. Не успеешь подумать, а колкость прозвучала, интрига го-това, неправильное решение принято - и вот результаты, которых никто не хотел и не замышлял. Более того, Тень в гораздо большей степени подвержена тле-творному коллективному влиянию, чем сознание ее владельца. Например, когда человек один, он чувствует себя относительно в порядке. Но как только кто-то во-круг начинает заниматься дурными делами, его так и тянет к ним присоединиться из опасения, что в противном случае его сочтут за дурака. В итоге он дает волю импульсам вовсе ему не свойственным. Характерно, что при контактах с людьми одного пола на Тень каждого из нас как бы накладываются Тени присутствующих, усиливая общие недостатки. А Тень у лиц противоположного пола нас почти не раздражает, и мы легко прощаем им ее присутствие.
      Вот почему в сновидениях Тень появляется в образе личности, пол которой совпадает с полом сновидца. Примером может послужить следующий сон, при-снившийся мужчине сорока восьми лет, который старался жить главным образом для себя и ни от кого не зависеть, усердно работал на службе и над самим собой, при этом подавлял в себе тягу к удовольствиям и спонтанным поступкам в гораз-до большей мере, чем подходило бы его истинной природе:
      "У меня был очень большой дом в городе, но я, хотя и жил в нем, еще не изу-чил его как следует. Для лучшего знакомства я прошелся по дому и обнаружил несколько комнат, главным образом в подвале, о которых ничего не знал. Там бы-ли двери, ведущие в другие подвалы и даже на подземные улицы. Я почувствовал беспокойство, обнаружив, что несколько из них не закрыты, а на некоторых не бы-ло и замков. Ведь кругом работали люди, которые могли проникнуть в дом. Под-нявшись на первый этаж, я прошел на задний двор, где тоже обнаружил выходы на улицу или в другие дома. Только я начал осматриваться, как ко мне подошел громко смеющийся мужчина и заявил, что мы с ним старые школьные друзья. Я тоже его вспомнил, и пока он рассказывал мне о своей жизни, мы направились к выходу, а затем пошли бродить по улицам.
      Воздух был залит странным полусветом. Мы шли по огромной, идущей по кру-гу улице, огибающей сквер, когда мимо нас внезапно пробежали галопом три ло-шади. Это были красивые сильные животные, дикие, но хорошо ухоженные, хотя и без наездников (может быть, они сбежали от военных?)".
      Лабиринт странных коридоров, залов и незапертых выходов в подвале вос-создает древнеегипетские представления о загробном мире и является хорошо известным символом, означающим подсознание с его неизведанными возможно-стями. Он знаменует также "открытость" влиянию как подсознательной Тени, так и сверхъестественных и чуждых человеку сил. Можно сказать, что подвал означает основу психики сновидца. На заднем дворе (символизирующем еще не раскрытый душевный потенциал психики) внезапно появляется старый школьный друг. Он явно олицетворяет другой аспект самого сновидца - бывший составной частью его жизни в детстве, но давно утраченный и забытый. Часто случается, что качества, присущие человеку в детские годы, например веселость, вспыльчивость или, мо-жет быть, доверчивость, внезапно исчезают, и не понятно, куда и каким образом они ушли. Именно такая утраченная часть характера сновидца теперь возвраща-ется (с заднего двора) и вновь старается завязать дружбу. Этот образ является, вероятно, отражением утраченной способности сновидца наслаждаться жизнью, а также его Тени, обращенной во внешний мир.
      Мы вскоре поймем, почему сновидец ощутил "беспокойство" как раз перед встречей с этим внешне безобидным старым другом. Когда он гуляет с ним по улице, выскакивают лошади. Сновидец думает, что они, возможно, сбежали из воинской части (иначе говоря, сбежали от сознательной дисциплины, характери-зовавшей до сих пор его жизнь). Тот факт, что лошади были без наездников, пока-зывает, что инстинктивные влечения могут выйти из-под контроля сознания. В об-разах старого друга и лошадей вновь появляется та до сих пор отсутствовавшая позитивная сила, в которой так остро нуждался сновидец.
      Эта проблема часто возникает, когда человек сталкивается с "другой сторо-ной" самого себя. Тень обычно содержит ценности, в которых нуждается созна-ние, но форма, в которую они облечены, затрудняет их использование. Коридоры и большой дом в этом сне означают также, что сновидец еще не знает собствен-ных духовных масштабов и не способен пока реализовать их. Тень в этом снови-дении типична для личности интроверта (человека, стремящегося отойти как можно дальше от внешней жизни). У человека открытой натуры - экстраверта, бо-лее обращенного к внешним объектам и окружающей его жизни, Тень будет вы-глядеть совершенно иначе.
      Один молодой человек, обладая очень живым темпераментом, неоднократно осуществлял то один, то другой проект в бизнесе, и каждый раз успешно; в то же время его сновидения настаивали, чтобы он довел до конца начатый им личный творческий замысел. Приведем один из его снов:
      "На диване, натянув на голову покрывало, лежит мужчина. Это головорез, по национальности француз, готовый на любое преступление. Вниз по лестнице ме-ня сопровождает чиновник, и я знаю, что против меня задуман заговор: француз должен как бы нечаянно убить меня. (Так это должно выглядеть со стороны). Ко-гда мы подошли к выходу, злодей действительно подкрался ко мне сзади, но я был начеку. Высокий дородный господин (весьма богатый и влиятельный) внезап-но прислоняется к стене позади меня, почувствовав себя плохо. Воспользовав-шись случаем, я моментально убиваю чиновника, всадив нож ему в сердце. Зву-чит реплика: "Появилась водянистая капелька". Теперь я в безопасности. Француз не нападет на меня, поскольку его босс мертв. (Чиновник и удачливый дородный господин оказываются одним и тем же лицом, причем последний каким-то обра-зом встает на место первого)".
      Головорез представляет неявную сторону сновидца - его внутренний мир, дос-тигший совершенно жалкого состояния. Он лежит на диване (то есть пассивен) и натягивает на лицо покрывало, желая, чтобы его оставили в покое. С другой сто-роны, чиновник и процветающий дородный господин (каким-то образом состав-ляющие одно лицо) олицетворяют внешне успешную деятельность сновидца. Внезапная болезнь дородного мужчины связана с тем фактом, что сновидец дей-ствительно несколько раз болел, когда позволял своей динамичности и энергии слишком мощно проявиться во внешней жизни. Но этот удачливый господин не имел крови в жилах - там была лишь водянистая жидкость, означающая, что внешняя амбициозная деятельность сновидца безжизненна и бескровна, как у ав-томата. Таким образом, если дородный муж будет убит, это не будет настоящей потерей. Под конец сна француз как-то просветляется. Он явно представляет по-ложительную теневую фигуру, обернувшуюся отрицательным и опасным персо-нажем лишь потому, что сознание сновидца не согласилось с этим.
      Приведенный сон показывает нам, что Тень может состоять из многих различ-ных элементов: например, из неосознанной амбиции (удачливый дородный муж) и сосредоточенности на внутреннем мире (француз). Более того, на сеансе психо-анализа упоминание о французах вызвало у пациента ассоциацию с их прекрас-ным умением флиртовать и заводить романы. Следовательно, две теневые фигу-ры представляют еще и две хорошо известные побудительные силы - власть и секс. Властный мотив появляется одновременно под двумя личинами - чиновника и преуспевающего господина. Чиновник или государственный служащий символи-зирует адаптацию к коллективу, тогда как преуспевающий мужчина олицетворяет амбициозность, хотя понятно, что и то, и другое служит силе власти. Когда сно-видцу удается остановить эту опасную внутреннюю силу, француз внезапно пере-стает казаться опасным. С другой стороны, секс - не менее опасная управляющая нами сила - также отступает.
      Ясно, что проблема Тени играет большую роль во всех политических конфлик-тах. Если человек, видевший этот сон, не отнесся бы внимательно к проблеме своей Тени, он мог бы легко отождествить отчаянного француза с коммунистиче-ской "угрозой", а чиновника и процветающего господина - с "падкими до денег ка-питалистами". При таком подходе он не заметил бы, что внутри его имеются столь противоположные по значению элементы. Проявления наших подсознательных устремлений у других людей называются "проекцией" или "влиянием". Такие влияния можно в большом количестве обнаружить в идеологии и пропаганде лю-бой страны, как, впрочем, и в "кухонных дискуссиях". Всевозможные влияния за-трудняют наше восприятие друзей, лишая его объективности и подрывая таким образом возможность подлинно человеческих взаимоотношений.
      Имеется еще одна отрицательная сторона проецирования вовне нашей Тени. При отождествлении ее, например, с коммунистами или капиталистами, часть на-шей личности переходит туда, покидая нас. В результате мы будем постоянно (хотя и непроизвольно) действовать в ущерб себе, поддерживая тем самым дру-гую сторону и неосознанно помогая врагу. И наоборот, если мы осознаем влияние Тени и можем обсуждать с людьми, на которых это влияние проецируется, любые проблемы без страха и враждебности, но с вниманием, тогда появится шанс взаимопонимания или, по крайней мере, примирения.
      Станет ли Тень нашим другом или врагом, зависит главным образом от нас самих. Как показывают оба выше рассмотренных сновидения, Тень вовсе не обя-зательно находится в оппозиции. На деле она в точности подобна любому чело-веку, ради сосуществования с которым приходится то в чем-то уступить, то в чем-то пойти наперекор, а то и что-то полюбить - в зависимости от ситуации. Тень ста-новится враждебной, только когда ее игнорируют или недопонимают.
      В отдельных случаях индивидуум ощущает потребность проявить худшую сто-рону своего характера, подавляя лучшую. В таких случаях Тень является в его снах в образе положительного героя. Но человеку, эмоции и чувства которого ближе к естеству, Тень может явиться в образе холодного и неприятного интел-лектуала, который в этом случае олицетворяет скрываемые колкости и неприят-ные мысли. Таким образом, функция Тени (независимо от принимаемой формы) состоит в олицетворении противоположной стороны Эго и тех качеств, которые больше всего не нравятся ее носителю в других людях.
      Было бы слишком просто, если можно было бы сделать Тень частью своей осознаваемой личности лишь через честность с самим собой и саморефлексию. К сожалению, такие попытки не всегда срабатывают. Внутри теневой части психики каждого из нас существуют такие страстные эмоции, с которыми доводы рассудка могут и не справиться. В этом плане приходящий извне горький опыт может ино-гда оказаться полезным. Условно говоря, чтобы остановить порывы и побуждения Тени, надо, чтобы вам на голову упал кирпич. Иногда, чтобы обуздать их, требу-ется героическое сверхчеловеческое усилие, но такое возможно обычно лишь при поддержке со стороны Великого человека внутри нас (Самости).
      Тот факт, что Тень содержит всеохватывающую силу непреодолимого влече-ния, не означает, однако, что ее во всех случаях следует героически подавлять. Иногда Тень является сильной, потому что побуждение Самости действует в том же направлении. В этом случае трудно разобраться, что же стоит за внутренним давлением - Самость или Тень. В том, что касается подсознания, человек, к сожа-лению, находится в такой же ситуации, как на местности, освещенной лунным светом: все предметы расплывчаты, сливаются друг с другом, и никогда не разбе-решь, что где находится или где начало, а где конец. (Это состояние известно под термином "загрязнение" содержимого подсознания).
      Называя один из элементов подсознательного Тенью, Юнг соотносил это с достаточно определенным фактором. Но бывает, что все неизвестное для Эго пе-ремешивается с Тенью, включая и в высшей степени ценные и значительные си-лы. Кто, например, мог бы поручиться, был ли француз-головорез из приведенно-го выше сна опустившимся бродягой или достойным уважения интровертом. Или несущиеся скакуны из другого сновидения: следовало ли позволять им бежать без узды. Если само сновидение не раскрывает ситуацию, решение должен принять тот, кому оно явилось.
      Если приснившийся персонаж воплощает достойные, жизненно важные силы, их следует включить в личный опыт, а не подавлять. Тут Эго решает, откажется ли оно от гордыни и самодовольства, чтобы пережить нечто с виду весьма мрач-ное, но в действительности не являющееся таковым. Для этого могут потребо-ваться такие же жертвы и решимость, как и при укрощении непреодолимого вле-чения, но в противоположном смысле.
      Этические трудности, возникающие при столкновении человека со своей Те-нью, хорошо описаны в 18-й книге Корана, повествующей о встрече Мусы в пус-тыне с Хадиром ("Зеленым" или "первым рабом Бога"). Они продолжают свой путь вместе, при этом Хадир выражает опасение, что Муса не сможет смотреть на его деяния без возмущения, и предупреждает, что расстанется с ним, если Муса не примет его поступков и не поверит ему.
       Вскоре после этого разговора Хадир топит рыбацкую лодку бедных селян. За-тем на глазах у Мусы убивает симпатичного юношу и, наконец, восстанавливает рухнувшую стену города неверных. Муса не может не выразить своего возмуще-ния, и Хадир вынужден покинуть его. Но перед расставанием он объясняет моти-вы своих действий. Утопив лодку, он в действительности спас ее для владельца, потому что пираты собирались украсть ее. Ведь рыбаки могут достать лодку со дна. Симпатичный юноша готовился совершить преступление; убив его, Хадир спас его набожных родителей от бесчестья. Восстановив обрушившуюся стену, он спас от разорения двух набожных молодых людей, спрятавших под ней свои бо-гатства. Лишь тогда Муса, возмущение которого было безгранично, понял (правда, слишком поздно), что поспешил с выводами. Поступки Хадира выглядели абсо-лютным злом, но это не соответствовало действительности.
      При наивном восприятии этой притчи можно подумать, что Хадир является не-покорной, капризной, злой Тенью набожного и законопослушного Мусы. Но это не так. В гораздо большей степени Хадир олицетворяет некие тайные богодухновен-ные действия (аналогию можно найти в известном индийском сюжете, лежащем в основе романа "Король и труп" Генри Циммера).
« Предыдущая страница Страница 2 из 8 Следующая страница »

« Назад