Книги

Арнольд Минделл. Лидер как мастер единоборства. (Введение в психологию демократии)

-= 3 =-

Внешне этот мир похож на огромное дело, созданное для получения прибыли, или на этнос, отстаивающий свою само­бытность. Однако, если всмотреться глубже, то окажется, что быть жителем планеты или членом любой из миллио­нов подгрупп, ее населяющих, означает быть участником не­коего огромного семинара. Действительно, большинство из нас ведет себя подобно участникам семинара, полагаясь на своих лидеров-учителей как на богов, обладающих полити­ческой, духовной, целительной и эмоциональной мудростью и силой.

Однако, едва ли найдется лидер, отвечающий всем тем требованиям, которые мы к нему предъявляем. У рядовых граждан («участников семинара») возникает множество соб­ственных проблем при достижении личных целей как в груп­пе, так и в личной жизни.

Иногда роль управления таким семинаром как бы берет на себя великий дух. Мы внезапно обнаруживаем тогда вокруг себя героев и героинь, святош и святых, маньяков и ученых, но лишь очень немногие из них заинтересованы в том, чтобы помочь нам стать самими собой, развить наш собственный лидерский потенциал, и знают, как это сделать.

Если этот мир подобен семинару или собранию, то он должен быть таким, где всем не терпится принять участие в его работе и работать в одиночку или вместе с другими. Такой мир был бы изумителен.

Однако, в действительности все обстоит совсем иначе— никто не хочет «возникать» на групповых, общественных или деловых собраниях; некоторые группы и народы управляют­ся ужасными тиранами; все боятся выступать, а если кто-нибудь и осмелится на это, никто не умеет выслушать этого человека. Воздух пропитан страхом потенциального насилия. Низкая самооценка, видимо, принимает размеры эпидемии и лишь очень немногие из старших участников способны лю­бить младших, помогать им развиваться в такой атмосфере, где бизнес и личный духовный рост—одно и то же.

Я убежденный сторонник трансперсональных представ­лений, перевода бессознательного в осознаваемое, достиже­ния оптимального уровня развития человеческого потенциа­ла. Однако, первым шагом на пути улучшения существую­щего положения является осознание того факта, что, как и на семинаре, мы прибыли в этот мир, чтобы извлечь макси­мум возможного из нашей жизни. Это—незыблемая истина духовного обучения. Жизнь—это место, где мы охотимся за самими собой, место сверхъестественное, наводящее благо­говейный ужас и в то же время это сад, в котором мы рас­тем. Но чтобы осознать это, мы должны понять, как надо расти и расцветать. Обладая средствами и знанием меж­континентальной коммуникации, мы не слишком много зна­ем о коммуникации межличностной и трансличностной. Что­бы научиться этому, мы должны знать то, во что верим и как мы действуем. В физике представления об этом мире сведены в теории. Поэтому начнем с теории.

Теория поля

Следующая аналогия из системной теории организацион­ного развития поможет объяснить нашу общую ситуацию. Представим организацию в виде огромного айсберга. (К. Биль, «Айсберг организационного развития», лекция, прочи­танная им в Айгентале, Швейцария, апрель 1989 г.)

Вообразите, что ваша группа, предприятие или нация плавает в океане (поле) иногда свободно, иногда связанно с другими группами и организациями. По этой аналогии ли­деры располагаются на верхнем уровне организации, «над водой», смотрят в будущее, чтобы управлять движением айс­берга, тогда как работники располагаются ниже ватерлинии, поддерживая существование всей группы, как правило, не имея представления о направлении движения, о замыслах своих родителей, старших или лидеров. Организационное раз­витие отчасти основано на содействии тому, чтобы этот айсберг функционировал как единое целое.

Когда в общении между людьми возникают трения, это неизбежно порождает трудности в организации, что может привести к ее застою или упадку. В этом случае организа­ционные консультанты стараются проанализировать возни­кающие проблемы, диагностировать ситуацию и предлагают решения этих проблем, когда каждый информируется об отдельных частях организации. В данной модели организа­ции океан представляет собой множество взаимодействий между организацией и внешним миром, куда входят возмож­ные вышестоящие организации, клиенты, а также матери­альные и информационные ресурсы, с которыми она должна быть связана для поддержания своего существования. Мо­дель организационного развития хорошо работает во многих ситуациях, хотя некоторые из ее методов основаны на пред­положении, что человек действует механически, как часть машины. В отличие от такого типичного упрощенного под­хода к организационной динамике, существует другой метод, в котором учитываются джунгли, в которых мы живем— джунгли невыразимых эмоций, теней и безымянных сил.

Эмоции и группы

На любое собрание группы всегда оказывают влияние невидимые факторы, проявляющиеся в настроениях, моти­вациях, проблемах группы, а также в амбиции, депрессии, иллюзиях и фантазиях ее членов. Более того, организации, как и все группы, раздираются внутренней ревностью, сопер­ничеством, любовными интрижками, злоупотреблением алко­голем и наркотиками, внутригрупповыми распрями между учеными и бюрократами, фантазерами и руководителями среднего звена, студентами и преподавателями, секретарями и начальниками. Когда «после работы» устраиваются вече­ринки и компании, все эти факторы выявляются более четко, так как выпивая, люди дают выход тем частям своего «я», которым в течение всего дня не находилось места. Тут и всплывают на поверхность личные проблемы, интриги, сплет­ни, конфликты, а иногда даже и стычки. Исследования орга­низационного развития сосредоточены не на перспективах и интересах глобальной системы (нации или планеты), а на обозримых и безотлагательных интересах и целях пред­приятий и организаций, имеющих значение только сегодня или завтра. Мечта Генри Форда—сделать автомобили до­ступными широким массам, фирмы компьютеров «Макин­тош»—персональный компьютер—на каждом столе, перспек­тивы фирмы «Пепси» определяются ее стремлением вытес­нить с рынка «Кока»!

Этих сиюминутных интересов без концепции глобаль­ного семинара, без знания о потребности человека достичь чего-нибудь значительного в жизни, недостаточно для удер­жания на плаву организационного айсберга.

Для того чтобы отобразить подлинную сущность органи­зации, в концепцию организационного айсберга необходимо ввести новый параметр. Такая схема должна включать также фактор духовных перспектив, эмоций, чувств, настроений и даже паранормальных явлений, пролизывающих жизнь груп­пы. Этот невидимый фактор описывается в других науках как скрытая энергия (физика), коллективное бессознатель­ное (философия Юнга) или как морфогенетическое, магнит­ное поле в концепции вселенной Шелдрейка.

Новая схема могла бы отобразить завуалированные, призрачные чувства, которые порождают подводные токи и течения. Организации характеризуются не только открытой и определяемой структурой, намерениями и целями, но так­же своими эмоциональными характеристиками, такими как конфликтные взаимоотношения,   ревность  и  зависть, равно как и альтруистические побуждения, духовные потребности и заинтересованность в смысле жизни. Жизненно важные духовные ценности, проблема загрязнения окружающей сре­ды, войны в различных частях света, несмотря на то, что они слабо воспринимаются или к ним редко обращаются, тем не менее тоже влияют на структуру внутренних и внешних местных событий в организации.

Характеристики поля

Информационный поток. Организации, следовательно, не просто организмы, а организмы, обладающие воображением, физические объекты, управляемые своим воображением равно как и организационными структурами, эмоциями— также как идеями и капиталом. Организация вместе со свои­ми фантазиями и подводными течениями образует поле, ко­торое проявляется в человеческих ощущениях, особой атмос­фере и специфических заданиях и ролях. Если это поле со­гласованно, гармонично (конгруэнтно), тогда то, во что группа верит, и то, что она делает—тождественны.

Однако, в большинстве случаев то, что мы делаем, отли­чается от того, что мы говорим. Это всегда приводит к ин­дивидуальному и групповому беспорядку, трудностям, не­совместимости и конфликтам независимо от того, чем явля­ется эта группа—парой, семьей, группой друзей или целой нацией. При этом группа погружается в информацион­ный поток, море сигналов, необъяснимых, неизвестных или   невидимых.

В качестве примера неконгруэнтного поля я вспоминаю работу с группой способных руководителей в одной из веду­щих европейских стран. Они обратились ко мне, так как хотели бы работать сообща и установить более плодотвор­ные взаимоотношения между собой, хотя вслух об этом никто бы не высказался. Они вели себя жестко и сдержан­но. Когда я работал с ними, мне стало очевидно, что их поле рассогласовано под воздействием невыраженного и неопре­деляемого давления из-за того, что каждый считал себя способнее других.

Позже мы поговорим о том, как работать с неконгруэнт­ными полями и информационными потоками, чтобы повы­сить чувство общности и командный дух.
Поля ориентируют находящихся в нем людей. Что такое поле? Поля—это природные явления, которые включают в себя каждого человека, вездесущие силы, создающие давление на объекты в окружающей их среде. Пример из физики: если подложить под бумажный лист магнит, а на поверх­ность листа насыпать металлические опилки, то можно бу­дет увидеть силы магнитного поля. Поле ориентирует эти опилки вдоль силовых линий.

Нам кажется, что мы управляем и руководим своей жизнью и группами, но фактически поля также порождают и ориентируют нас, как и мы их. Поля организуют людей в группы, если подразумевать под группой людей любое чис­ло индивидов, одинаково понимающих слово «мы». Поля могут быть невидимы невооруженным глазом, но они могут создавать такое же напряжение и беспокойство, как непо­стижимый дух.

Обычно существует много различных типов «мы». «Мы» одной группы отличаются от «мы» другой группы по спо­собу, которым группы идентифицируются. Таким образом, семья—это группа, так как ее члены иногда пользуются словом «мы». Аналогично, компания друзей, играющих в кегли, есть разновидность «мы», выражающая принадлеж­ность к спортивному клубу.

Предприятия, города, нации,религии, расы—это все груп­пы, обладающие особыми типами поведения (паттернами) и согласием относительно определенных ценностей и представ­лений, даже если они не до конца сформулированы. Все члены одной группы связаны общими убеждениями и цен­ностями.

Следовательно, поле выражается в убеждениях, которые порождают наши личные и групповые индивидуальности. Хотя поле невидимо и намного больше людей, в нем нахо­дящихся, оно совершенно реально проявляется в наших убеждениях. Мы переживаем наши ценности и убеждения как нечто побуждающее нас совершать определенные по­ступки и ощущаем эти ценности как «группирующие» нас вместе, как порождающие индивидуальность.
Поля могут быть невидимы невооруженным глазом, но они проявляются в воображении личности, в историях, рас­сказываемых людьми об их группах, или даже в народных мифах. Личности и группы образуют театр военных действий для героев мифов при разрешении мифических конфликтов. Именно эта призрачная природа поля так сильно затрудняет работу экологов, экономистов и политиков по изучению этого мира, так как он только отчасти детерминирован причинны­ми факторами. Этот мир детерминирован также случайными факторами, полем воображения, и для решения возникаю­щих в нем проблем мы так же нуждаемся в шаманах и пред­сказателях, как в политиках и ученых.

Поля не имеют границ. Поля не имеют ни внутренних, ни внешних границ, они всепроникающи подобно электро­магнитным колебаниям или атмосфере, которые не облада­ют четко обозначенными границами.

Принадлежность к данной группе совершенно не зависит от нашего желания или согласия быть членом этой группы. Мы являемся частью данного «мы», если паттерн группы— нормативный тип поведения—в нас или нас окружает. При­надлежность к группе может никак не быть связанной с тем, где мы живем или с кем общаемся. Группы, как и окружающие их поля, зависят от разделяемых всеми члена­ми группы фантазий. В поле мышления не существует «сво­их» или «чужих». Каждый, кого затронуло данное поле, является его частью.

Поля существуют независимо от времени, пространства и физического разделения. Даже физик не может точно ска­зать, где начинается или кончается в пространстве человек. Врач не может предсказать момент нашей смерти. Мы в та­кой же степени поля и волны, в какой—тела и частицы! Мы состоим из идей, представлений и ощущений, так же как и из вещества и материи. Вот почему для того, чтобы быть связанным с природой, даосизм советует следовать своим внутренним ощущениям, а не внешним проявлениям вещей.

Такая  характеристика   поля   имеет  важные   последствия для понимания самих себя. Такие понятия как личност­ное и безличностное, личное и коллективное,, я и ты, внутреннее и внешнее, являются относи­тельными и не имеют абсолютного смысла. Следовательно, каждое чувство, мысль, движение и стелкновение являются одновременно и внутренним и внешним событием. Таким образом, медитация или работа над собой воздействуют на внешний мир, а мировые события влияют на личную жизнь.

Поля можно ощущать как силы. Поля часто можно ви­деть в фантазиях и снах, но можно и ощущать как энергети­ческие силы, подобно силам гравитации. Под их воздействи­ем мы можем чувствовать себя тяжелыми или легкими. Дей­ствуя подобно электромагнитным силам, они притягивают нас друг к другу или отталкивают друг от друга. Мы ощу­щаем их как будто слабые или сильные ядерные силы удер­живают нас вблизи нашей личностной сущности или позво­ляют нам удалиться от нее.

« Предыдущая страница Страница 3 из 19 Следующая страница »

« Назад