Книги

Е. Мазур ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЙ СМЫСЛ РАБОТЫ С ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ТРАВМОЙ

-= 3 =-

Воронка энергии   удерживается   травматическими   симптомами,   они уравновешивают  друг  друга,  создавая видимость нормального функционирования.    Воронка   управляется   травматическими симптомами  таким  образом,  чтобы  предостеречь организм от
перегрузки.   Пациенты,   пребывающие   в   воронке  травмы, испытывают   такие   симптомы,  как  страх,  головокружение, подавленность,  зажатость, упадок сил, переживание суженного восприятия  и  др.  Травматические  симптомы  на уровне тела
проявляются  в  виде  негативных телесных ощущений — холода, напряжения, дискомфорта, мышечного тремора и т.п.   Каждая  травматическая  воронка  имеет  противоположную по значению,   «исцеляющую   воронку».  Построение  «исцеляющей
воронки»   происходит   благодаря  осознанному  чувствованию телесных   переживаний,   что   помогает   строить  ресурсы, необходимые для проживания «законсервированных» импульсов, и открывает  доступ  к «замороженной» в травматической воронке энергии.  На  построение «воронки исцеления» указывают такие телесные   проявления,   как   потягивание,  чувство  тепла,
ощущение   волн  энергии,  расслабление,  комфорт,  ощущение легкости,   чувство  настоящего  времени  и  др.  Построение исцеляющей  «воронки» похоже на наложение гипса на сломанную руку,  который  создает  защищенное, безопасное пространство для исцеления.   Терапия   травмы   требует   работы  с  обеими  воронками, разрешение  травмы  происходит в результате диалога «воронки
травмы»  и  «воронки  исцеления»,  встрече травматического и исцеляющего переживания.   В  целях успешного разрешения травмы необходимо работать с
целостным  опытом  пациента.  В  соматической терапии травмы было  предложено  понятие  для  работы  с  гештальтом опыта, который  получил название системы «SIBAM» — по первым буквам английских   названий  элементов,  составляющих  этот  опыт: ощущение  (sensation),  обрaз (image), поведение (behavior), аффект  (affect),  смысл  (meaning).  «SIBAM» —  это  способ организации опыта установления контакта с окружающей средой, а также способ организации реакций индивида на происходящее.
В здоровом состоянии человека между элементами переживаемого опыта  существуют  гибкие  взаимосвязи.  В  условиях  травмы взаимосвязи   между   различными   частями  опыта  меняются, появляются  сверхсцепленные  и  слабо  сцепленные  симптомы.
Комбинация  сверхсцепленных  и  слабо  сцепленных симптомов, надолго   сохраняющих   травматические   паттерны,  образует травматическое  сцепление, которое удерживает травматические симптомы.   Цель   терапии   травмы   состоит  в  проработке травматического    сцепления    и    восстановлении   гибких
взаимосвязей системы целостного опыта пациента.   В   практической   работе   травмотерапевт   разворачивает травматическое  переживание  как  процесс  на  всех  уровнях системы  «SIBAM» —  на  уровне  телесных  ощущений,  мыслей,
чувств,  образов, поведенческих действий. Работа с телесными переживаниями,   телесно  ощущаемыми  смыслами  и  чувствами является  базовой,  она  помогает восстановить целостность и изменить  внутреннее  ощущение  себя, своего Я, что помогает исцелению  травмы.  Работа  с системой «SIBAM» — завершающий
этап  работы  с  травмой,  который  сопровождается ощущением полноты, целостности, спокойствия внутреннего ощущения себя, комфортом   в   теле   и   изменениями  на  уровне  смыслов, выражающихся  в  осознании  смысла  травмы  и открытии новых
смыслов.  Интересно,  что  в  соматической терапии изменение смыслов является результатом изменения телесного состояния.   Хочется  проиллюстрировать последнее положение примером из собственной    психотерапевтической   работы.   Соматическая
терапия   травмы  проводилась  нами  в  группе  пациентов  с депрессивными   и  тревожными  психическими  расстройствами, страдающими  разного  рода травмами потери, горя, конфликта, тяжелого заболевании.
  Групповая  работа  с  травмой с использованием приведенных выше принципов дала позитивную динамику состояния, привела к снижению уровня соматизации, тревоги и депрессии, освободила от  фиксации  на травматическом опыте. У пациентов произошло развитие  ресурсов  как позитивных переживаний тела, которые
они   использовали   для   регуляции  своего  состояния.  На завершающем  этапе  терапии группа вышла на экзистенциальный уровень   осмысления  опыта  своих  жизненных  травм.  Можно сказать,  что  осмысление  происходило  на  уровне жизненной философии.   Пациенты   рассказывали   друг   другу   разные
философские  притчи  и  осмысляли  их  применительно к своим жизненным ситуациям. Одна пациентка рассказала миф о Сизифе, которого наказали боги, заставив катить камень в гору; Сизиф смог справиться со своим страданием, когда стал воспринимать страдание  как  игру  и  отнесся  к  ней  с  улыбкой. Другая
пациентка  рассказала  притчу  об отце, который подарил сыну кольцо  с  надписью  «все  пройдет».  Обсуждая  эти  притчи, пациенты  находили смыслы, которые помогали им справляться с травматическими  ситуациями:  «не  надо отчаиваться», «когда трудно, нужно не замыкаться в себе, а идти к людям» и т.п. В результате терапии пациенты изменили также личностные смыслы своих   травматических   переживаний.  Например,  пациентка, страдающая  чувством  вины,  пересмотрела  свое  отношение к смерти  мужа:  «Я ясно поняла, что сделала все возможное для
него,  и  моей  вины  ни  в  чем  нет. Теперь надо думать об устройстве  своей жизни, надо снова устраиваться на работу и жить   дальше».   Соматическая  терапия  травмы  завершилась открытием новых смыслов и перспектив жизни.
  Метод   соматической   терапии   психической   травмы  был разработан  первоначально  для  работы  с шоковыми травмами, однако   его   последующее   применение   показало,  что  он эффективен  также  и  при других видах травм: эмоциональных, травмах  развития,  реакциях горя, потери, при разнообразных
конфликтах  и  стрессовых  ситуациях.  Мы считаем, что метод соматической  терапии  достаточно  универсален  и может быть использован  в  работе  психотерапевта  любой ориентации. Он создает  возможность  обращения  к реальному телесному опыту клиента в целях достижения его психологических изменений.   С  нашей точки зрения, метод соматической терапии отвечает принципам  экзистенциального  подхода.  В  работе  с травмой Левин  обращается  к телесности как к данности человеческого бытия  и  раскрывает  роль  тела  в  создании травматических
симптомов  и  исцелении  от  них.  Тело  оказывается  особой данностью,    которая    может   изменяться   под   влиянием человеческого  сознания. Тело оказывается источником свободы и  преобразований, оно обращает человека к будущему. Как и в
экзистециально-гуманистической  терапии,  работа  с  травмой происходит     благодаря     раскрытию     и    исследованию субъективности,   однако   в   соматической  терапии  акцент делается   на   уровень   телесного   переживания.   В  ходе соматического  переживания  разворачивается  процесс поиска,
который    раскрывает    и   трансформирует   травматическое переживание     на     уровне    телесных,    поведенческих, эмоциональных,  образных  и  смысловых  процессов.  По сути, соматическое   переживание   представляет   экзистенциальный
процесс  поиска,  в  ходе которого происходит преобразование травматического  переживания  как  «экзистенциальной заботы» клиента.    Техника   соматического   переживания   является процессуальной   техникой,   нацеленной   развитие  процесса
переживания  телесных ощущений. Эта техника обращена к опыту переживания  момента настоящего на уровне телесных ощущений, что   отвечает   принципам   экзистециально-гуманистического подхода.  Можно  сказать,  что  соматическая  терапия травмы представляет     собой     экзистенциальную     соматическую
процессуальную работу с травматическим переживанием.   Раскрывая  экзистенциальный  смысл работы с травмой, стоит подчеркнуть,  что  травму  необходимо  рассматривать в более широком  жизненном  экзистенциальном  контексте, в контексте отношений   человека   с  миром  и  другими  людьми.  Следуя
экзистенциальному    подходу,   травматическое   переживание следует   понимать  не  как  некоторую  болезненную  реакцию человека   на  неблагоприятное  жизненное  событие,  которая должна быть устранена, а как целостное переживание личности,
которое  имеет  смысл  для жизни человека. Этот смысл должен быть  им  раскрыт.  В более широком плане следует понимать и травматическую   ситуацию:  она  есть  не  просто  отдельное жизненное  событие,  которое необходимо преодолеть, травма —
это  неизбежный  жизненный  факт,  экзистенциальная данность человеческого   существования,   которое   имеет  смысл  для целостной  личности и жизни человека в целом. Травма имеет и более  глубокий  смысл, она сталкивает человека с опасностью
угрозы  жизни, помещает его на грань жизни и смерти и ставит перед  необходимостью  жизненных  изменений и преобразования личности.   Как   известно,  травма  затрагивает  достаточно глубокие  душевные  переживания личности. Можно сказать, что экзистенциальный  смысл  травмы  состоит в том, что она дает
человеку шанс для изменения себя и своей жизни.   Эффективная  психотерапия  травмы  предполагает  работу  с целостным опытом травматического переживания, включая работу с  соматическими  и  смысловыми переживаниями (Мазур, 2005).
Работа   с   травмой   требует   обязательного  обращения  к телесности.   Без   трансформации   телесных  травматических реакций  эта  работа  не может быть завершенной. Обращение к телу    позволяет    использовать   естественные   природные исцеляющие  процессы  для  разрешения  травмы.  Практическая
работа    с    травмой    осуществляется    с    применением экзистенциальных    процессуальных    соматических   техник. Травмотерапевт  должен  обладать  искусством  присутствия  и способностью   работать   с   опытом   настоящего   клиента.
Экзистенциальный    смысл   работы   с   травмой   прекрасно раскрывается в словах Питера Левина: «Исцеление травмы — это чудесный  дар,  возвращающий  нас в уникальный мир взлетов и падений, гармонии, любви и сострадания».

nbsp; ЛИТЕРАТУРА
  1. Бьюдженталь Д. Искусство психотерапевта. СПб., 2001.
  2.    Бьюдженталь    Д.    Смысл   текущего   момента   //
Экзистенциальная традиция. 2006. № 2. С. 126‑146.
  3.  Левин  П.  Исцеление  от  травмы: уроки природы. Спец.
выпуск:    Работа    с   психической   травмой.   Московский
психотерапевтический журнал. 2003. № 1. С. 53‑69.
  4.  Мазур  Е.С. Эффект Зейгарник и концепция незавершенных
действий  в  гештальт-терапии  // Сб. материалов Моск. ин‑та
гештальта и психодрамы. М., 1998. С. 6‑17.
  5. Мазур Е.С. Экзистенциально-гуманистическая психотерапия
в    России:    история    и    перспективы    развития   //
Экзистециально-гуманистический  подход  в  психотерапии. М.:
Смысл, 2003. С. 4‑18.
  6. Мазур Е.С. Экзистенциально-соматический подход в работе
с  психологической  травмой  //  Психология телесности / Под
ред. В.П. Зинченко, Т.С. Леви. М.: АСТ, 2005. С. 674‑700.
  7. Марчер Л., Олларс Л., Бернард П. Травма рождения: метод
ее разрешения // Спец. выпуск: Работа с психической травмой.
Московский    психотерапевтический    журнал.   2003.   № 1.
С. 92-120.
  8. Перлс Ф., Гудмен П. Теория гештальт-терапии. М., 2001.
  9.   Франкл  В.  Поиск  смысла  жизни  и  психотерапия  //
Психология личности: Тексты. М., 1982.
  10.  Черепанова Е.М. Психологический стресс: помоги себе и
ребенку. М., 1997.
  11. Ялом И. Экзистенциальная психотерапия. М., 1999.
  12.   Levine   P.  Nature’s  Lessons  in  Healing  Trauma.
Foundation for Trauma Enrichment. Lyons, 1996.
  13.  Levine P. Waking the Tiger: Healing Trauma. Berkeley:
North Atlantic books, 1997.
  14.  Levine  P.  &  J.  Chitty.  New  Insights into Trauma
Therapy. APTA National Conference, 1994. P. 13.
  15.  Zettl  L.  &  E.  Josephs.  Self  Regulation Therapy.
Canadian  Foundation  for  Trauma  Research  and  Education.
Vancouver, 2001.
 


 

« Предыдущая страница Страница 3 из 3

« Назад