Книги

Зигмунд Фрейд. Изначальная запись случая.

-= 1 =-

Зигмунд Фрейд.

Изначальная запись случая.

Оглавление

Примечание издателя. 1
Изначальная запись случая. 3

Примечание издателя.

На протяжении всей жизни Фрейд имел привычку после того, как одна из его работ появлялась в опубликованном варианте, уничтожать весь материал, на котором базировалась публикация. Соответственно, сохранилось чрезвычайно малое число его изначальных рукописей и еще меньше — предварительных заметок и записей, на которых они основывались. Данная запись представляет собой необъяснимое исключение из этого правила; она обнаружена среди бумаг Фрейда в Лондоне после его смерти. Этот факт упоминался издателями Gesammelte Werke в предисловии к тому XXVII, содержащему ряд его работ, изданных посмертно. Однако, данные записи не были включены в этот том и до сих пор (1954) не были опубликованы в Германии. Сейчас они появляются впервые на английском языке в переводе Алекса и Джеймса Стрейчи.
Эта рукопись, написанная на бумаге большого формата, которую всегда предпочитал Фрейд, содержит, очевидно, записи, «сделанные вечером в тот день, когда проходило лечение», как говорится в примечании на стр. 159. Как правило, эти записи делались ежедневно, но некоторые из дней пропущены, и эти пропуски были впоследствии заполнены. На краях страниц время от времени появляются слова, написанные вертикально. Эти слова — такие как «сновидение», «трансфер», «маструбационная фантазия» — предназначены для обобщения рассматриваемого материала. Они явно были добавлены позже, возможно, когда Фрейд готовился к одной из презентаций данного случая. Таким образом, не было необходимости воспроизводить их здесь. Запись обрывается без объяснения причин после 20-го января 1908 года, когда лечение продолжалось менее 4-х месяцев.
Изначальные записи на немецком сделаны по большей части в телеграфическом стиле, с большим количеством сокращений и пропуском местоимений и других несущественных слов. Однако лишь в очень немногих местах смысл нельзя восстановить с определенной уверенностью. Чтобы сделать материал более читаемым и понятным, в переводе изначальные сокращения большей частью восстановлены. Несмотря на формальную связность этой версии, читатель должен постоянно помнить, что в действительности это не более, чем наброски, которые делались без намерения опубликовать их в неотредактированной форме. Большинство имен собственных, которые появляются в записях, замещены здесь другими именами или случайно выбранными начальными буквами. Конечно, здесь сохранены псевдонимы, использованные самим Фрейдом в опубликованной версии этого случая.
Приблизительно первая треть изначальной записи была практически дословно воспроизведена Фрейдом в опубликованной версии. Это включает в себя первоначальное интервью 1 октября 1907 года и первые 7 сессий — т.е. до 9 октября включительно (до конца главы I (D) (стр. 186)). Изменения, которые сделал Фрейд, являются почти исключительно стилистическими. В опубликованной версии Фрейд добавляет определенное количество комментариев, но принципиальное изменение заключалось в том, что он придал истории маневров меньше запутанности, чем было в каждодневных записях. В целом различия между двумя версиями недостаточно важны, чтобы оправдывать публикацию этой первой части записей. Однако может быть интересно дать изначальную версию первого интервью Фрейда с пациентом, чтобы получить некое представление о природе изменений, хотя здесь они больше, чем где-либо еще в первых сессиях.
* * *
«Первое окт. 07. — Доктор Лоренц. Возраст 29,5, сказал, что страдает от навязчивостей, особенно интенсивных с 1903 года, но начавшихся еще в детстве. Основной чертой были страхи, что что-то случится с двумя значимыми для него людьми — его отцом и дамой, которой он восхищался. Кроме того были навязчивые импульсы, например, перерезать лезвием свое горло, и запреты, иногда в связи с весьма незначительными вещами. Годы своей учебы, как он сказал мне, он провел, пытаясь бороться с этими идеями, и, следовательно, лишь недавно сдал свой последний экзамен по юриспруденции. Его идеи лишь препятствовали профессиональной работе, когда дело касалось уголовных законов. Он также страдал от импульсов нанести какие-либо повреждения даме, которой он восхищался. Этот импульс обычно не проявлялся в ее присутствии, но возникал, когда ее не было рядом. Однако, находиться от нее на расстоянии — она живет в Вене — всегда приводило к тому, что он хорошо себя чувствовал. Среди всех многочисленных видов лечения, которые он перепробовал, ничто ему не помогало, за исключением гидротерапевтического лечения в Мюнехе, и то, как он полагал, что там он завел знакомство, которое привело к регулярным сексуальным контактам. Здесь у него не было такой возможности, и у него очень редко бывали половые акты, и то нерегулярно, когда предоставлялся случай. К проституткам он испытывал отвращение. Его сексуальная жизнь, как он сказал, была весьма бедной; мастурбация играла в ней незначительную роль, когда ему было 16-17 лет. Первый половой акт у него был в возрасте 26 лет.
«Он произвел на меня впечатление проницательного человека с ясным мышлением. После того, как я изложил ему свои условия, он сказал, что должен посоветоваться с матерью. На следующий день он вернулся и согласился».
* * *
Последующие 2/3 записи Фрейда переведены здесь полностью. В них можно обнаружить некоторый материал, приведенный Фрейдом в опубликованной истории случая, но большая их часть содержит новый материал. Если между записью и опубликованной историей случая обнаруживаются некоторые разногласия, следует помнить, что случай продолжался многие месяцы после того, как обрывается запись, и что у пациента была возможность скорректировать свой прежний рассказ, а у Фрейда — получить более ясное представление о деталях. Запись замечательна тем, что она предоставляет нам единственную возможность получить представление о сыром материале, на котором базировалась вся работа Фрейда, и о той отрывочной манере, в которой этот материал проявляется. Наконец, она дает нам уникальную возможность наблюдать детали работы и техники Фрейда на момент этого анализа. Чтобы помочь читателю следовать за разворачивающейся историей пациента, здесь приводится список иногда непоследовательных хронологических данных, извлеченных из этой записи и опубликованной истории этого случая, а также некоторые факты, касающиеся семьи пациента.
Хронологические данные
1878 Рождение пациента.
1881 (3 года) Ярость против отца.

}

1882 (4 года)
Сцена с фройлен Петер.
1883 (5 лет) Смерть Катерины. Чучело птицы.
1884 (6 лет) Эрекции. Идеи, что родители читают его мысли.
1885 (7 лет) Сцена с фройлен Линой. Застрелившийся брат.
1886 (8 лет) Идет в школу. Знакомится с Гизелой.
1887 (9 лет) Смерть отца Гизелы.
1888 (10 лет) Глист в стуле кузена.
1889 (11 лет) Сексуальное просвещение. «Грязный поросенок».
1890 (12 лет) Влюбился в маленькую девочку. Навязчивость смерти отца. Отрыжка матери.
1891 (13 лет) Обнажается перед фройлен Линой
 
1892 (14 лет) Религиозность до этого времени.
1893 (15 лет)  
1894 (16 лет) Периодические мастурбации.
1895 (17 лет)  
1898 (20 лет) Влюбляется в Гизелу. Навязчивость смерти отца. Самоубийство портнихи.
1899 (21 год) Операция Гизелы. Смерть отца. Началась мастурбация. Военная служба.
1900 (22 года) Клятва против мастурбации. — (Декабрь) Отвержение Гизелой.
1901 (23 года) Болезнь бабушки Гизелы. Возвращение мастурбации.
1902 (24 года) (Май) Смерть тети и вспышка обсессивного невроза. (Летом) Гмунден. — (Октябрь) Экзамен.
1903 (25 лет) (Январь) Экзамен. Смерть безразличного дяди. Планы женитьбы. Обсессивный невроз усиливается. — (Июль) Экзамен. Второе отвержение Гизелой. Лето в Унтерахе. Суицидальная идея.
1904 (26 лет) Первая копуляция (Триеста).
1906 (28 лет) В Зальцбурге. Обращение «первых букв». Сновидение о японских мечах.
1907 (29 лет) (Август) Маневры в Галиции. — (Октябрь) Начало анализа.
Заметки о некоторых братьях и сестрах пациента
Хильда — старшая сестра, замужем.
Катерина — на 4 или 5 лет старше пациента. Умерла, когда ему было 4 года.
Герда.
Констанция.
Брат — на 1,5 года младше пациента. (?Ганс).
Джулия — на три года младше пациента. Замужем за Бобом Ст.

Изначальная запись случая.

***
Что касается следующих сессий, я буду записывать лишь некоторые основные факты без воспроизведения всего курса анализа.
* * *
10 октября. — Он заявил, что хочет поговорить о начале своих навязчивых идей. Выяснилось, что он имеет в виду начало приказов. [Они начались], когда он готовился к государственным экзаменам. Они были связаны с его дамой и начинались с бессмысленных небольших приказаний (например, досчитать до определенного числа между громом и молнией, в определенный момент оббежать вокруг комнаты и т.д.). В связи с его намерением похудеть он получал приказы на прогулках по Грюндену [см. стр. 12] (летом 1902 года) выходить на пробежки во время полуденного зноя. Он получил приказ пройти экзамен в июле, но по совету друга сопротивлялся этому; но позже он получил приказ пройти экзамен при первой же возможности в октябре и подчинился этому. Он поощрял себя к учебе фантазией, что должен спешить, чтобы получить возможность жениться на своей даме. Похоже, эта фантазия была мотивом для его приказа. Кажется, он относит эти приказы на счет отца. Однажды он потерял несколько недель из-за отсутствия своей дамы, которая уехала навестить больную бабушку, очень пожилую женщину. Он предложить посетить ее там, но она отказалась. («Каркающая ворона» [см. стр. 270]). Поскольку он был по уши в работе, он подумал: «Ты можешь подчиняться приказу пройти экзамен как можно раньше в октябре. А что если ты получишь приказ перерезать себе горло, что тогда?» Он вдруг понял, что такая команда уже получена, и спешил к шкафчику за бритвой, когда подумал: «Нет, не так уж это просто. Ты должен пойти и убить старуху». Он повалился на пол вне себя от ужаса. — Кто же отдал ему этот приказ?
Наиболее загадочной все еще остается дама. Клятвы, которые он забыл. Его защитная с ними борьба, явная, но тоже забытая.
* * *
11 октября. — Яростная борьба, плохой день. Сопротивление, поскольку я вчера попросил принести его фотографию с этой дамой — т.е. перестать о ней умалчивать. Конфликт — следует ли ему оставить лечение или раскрыть свои секреты. Его Сз не справляется с его колеблющимися мыслями. Он описывает, как он пытается бороться с навязчивыми идеями. Во время религиозного периода он создавал для себя специальные молитвы, которые занимали все больше и больше времени и в конечном итоге продолжались по полтора часа — по той причине, что в более простые молитвы всегда проскальзывало что-то, обращавшее их в прямую противоположность. Например, «Господи — не — помилуй!» (в противоположность Валааму[1]). Я разъяснил ему фундаментальную ненадежность всех этих мер предосторожности, поскольку то, против чего он боролся, постепенно проникало и в них. Он подтвердил это. Однажды к нему пришла идея брани: она не превратилась в навязчивую идею. (Это было изначальное значение того, что было вытеснено). Неожиданно он все это бросил 18 месяцев назад; из начальных букв некоторых своих молитв он создал слово — что-то вроде «Hapeltsamen» (я должен расспросить его об этом подробнее) [стр. 280] — и произносил это слово так быстро, что ничто не могло проскользнуть в него. Все это усиливалось определенным количеством предрассудков, следами всемогущества, как если бы его злые желания обладали определенной силой, и это подтверждалось реальным опытом. Например, когда он впервые был в санатории в Мюнехе [стр. 255], у него была комната рядом с комнатой девушки, с которой у него были сексуальные отношения. Когда он поехал туда во второй раз, он колебался, стоит ли ему остановиться в той же комнате, поскольку она была очень большой и дорогостоящей. Когда он сказал своей девушке, что решил занять эту комнату, она ответила, что ее уже занял профессор. «Чтоб его удар хватил!» — подумал он. Две недели спустя, во время сна, его встревожило представление о трупе. Он отбросил его, но утром он услышал, что у профессора действительно был удар, и его в это же самое время принесли в комнату. Он также, по его словам, обладает даром пророческих снов. Он рассказал мне первое из них.
* * *
12 октября. — Он не рассказал мне второе, но рассказал мне, как провел день. Настроение у него повысилось, и он сходил в театр. Когда он вернулся домой, он столкнулся со своей служанкой, которая не была слишком молода или привлекательна, но некоторое время назад проявляла к нему внимание. Он не знает, почему это произошло, но неожиданно он ее поцеловал и набросился на нее. Хотя ее сопротивление несомненно было лишь формальным, он пришел в себя и ускользнул в свою комнату. С ним всегда так происходило: все светлые и счастливые его моменты были отравлены чем-то омерзительным. Я привлек его внимание к аналогии между этим и теми убийствами, к которым подстрекали агенты-провокаторы.
Он продолжил это направление мыслей и подошел к теме мастурбации, которая в его случае имела странную историю. Он начал мастурбировать, когда ему было около 21 года — я получил его подтверждение, что это было после смерти отца — поскольку он слышал об этом и чувствовал определенное любопытство. Он повторял это очень редко и всегда после этого чувствовал сильный стыд. Однажды без какой-либо провокации он подумал: «Клянусь моей бессмертной душой, что я брошу это!» Хотя он не придавал никакой ценности этой клятве и смеялся над ее странной торжественностью, он все же бросил в то время этим заниматься. Спустя несколько лет, когда умерла бабушка его дамы, и он захотел к ней приехать, его мать сказала: «Ради моей души, не делай этого!» Его потрясло сходство этих слов, и он упрекал себя за то, что подвергает опасности спасение души своей матери. Он сказал себе, что не должен бояться за себя больше, чем за других людей, что, если у него сохранится стремление поехать к своей даме, он начнет мастурбировать снова. Впоследствии он оставил идею ехать к ней, поскольку он получил письмо, в котором говорилось, чтобы он этого не делал. С этого момента мастурбация время от времени появлялась вновь. Она бывала спровоцирована, когда он переживал особенно приятные моменты или когда он читал что-нибудь приятное. Например, однажды это случилось в светлый полдень, когда он услышал, как на Тейнфалтштрассе [в центре Вены] форейтор гудит в свой рожок — пока офицер полиции, возможно на основании какого-нибудь старого закона, запрещающего гудеть в рожок в городе, не запретил это. В другое время это произошло, когда он читал в Wahrheit und Dichtung[2], как Гете освободился в порыве нежности от влияния проклятия, которое наложила его возлюбленная на того, кто когда-либо поцелует его в губы; он долго суеверно страдал от сдерживавшего его проклятия, но вот он наконец разорвал свои цепи и с восторгом снова и снова целовал свою любовь. (Лилли Шонеманн?)[3] И он в этот момент с удивлением мне рассказывал, что стал мастурбировать.
Более того, в Зальцбурге была служанка, которая привлекла его, и с которой он еще встречался потом. Это привело его к мастурбации. Он рассказал мне это, говоря о том факте, что эта мастурбация испортила ему короткое путешествие в Вену, которого он ожидал.
Он рассказал мне некоторые дальнейшие детали своей сексуальной жизни. Половой акт с проститутками вызывал у него отвращение. Однажды, когда он был с одной из них, он поставил условие, что она должна перед ним раздеться, и когда она потребовала за это 50% сверх назначенного, он заплатил ей и ушел, настолько сильное отвращение он почувствовал. В немногих случаях, когда у него был половой акт с девушками (в Зальцбурге и позже с официанткой в Мюнехе), он никогда не упрекал себя. Он был в экзальтации, когда официантка рассказала ему трогательную историю своей первой любви и о том, как ее возлюбленный позвал ее к своему смертному одру.

Страница 1 из 8 Следующая страница »

« Назад