Книги

Эрик Берн ПСИХОТЕРАПИЯ

-= 5 =-

Однажды я заметила, что чувствую себя счастливой, я мыла ванну и пела. Вдруг мне в голову пришла мысль: "А если мой сын убит?" Я остановилась и спросила себя, почему я об этом подумала. И поняла, что не могла просто так чувствовать себя счастливой, что мне как будто необходимо было все испортить. Заглянув в свое прошлое, я осознала, что не раз со мной случалось нечто похожее, что в этом и есть моя проблема, но раньше я просто этого не понимала.
Лазули. Со мной такое тоже бывало. Другие пациентки тоже стали вспоминать случаи из прошлого. Те игры и сценарии, которые рассказали Лазули и Амбер, теперь стали изучать с другой точки зрения: не как операции, обеспечивающие максимум внешних выгод и преимуществ, а как попытки разрешить внутренние конфликты, извлечь внутренние выгоды, где удобства, завуалированные сексуальные награды, защищенность выступали на первый план. (Механизмы, которые принято называть защищенностью или мерами безопасности, очень существенны, чтобы не сказать более. Их функцией является обеспечение и провокация импульсов удовлетворения. Без этого люди лишь изредка обменивались бы словами, считая молчание лучшей мерой защиты.) Знания и опыт, приобретенные пациентками в группе, не только позволили им достигнуть личных терапевтических целей, но и подготовили их к новой ступени лечения. И опыт врача подсказал ему, что Дальнейшая терапия должна состоять в развернутом реакционном анализе, основанном на следующих моментах. ;
1. Возникновение возрастающего количества игр, которые внешне отличаются друг от друга, но в дальнейшем обнаруживают сходную арматуру, характерную для каждого пациента.
2. Игра, в которую играет пациент, по его мнению, ишь изредка оказывается ежедневной с тем же кругом людей.
3. Игра входит в один очень длинный сценарий, воспринимаемый в трех аспектах: протокол, собственно сценарий и адаптация.
4. Структурный анализ второй степени (см. главу XVI).
Понадобилось время, чтобы распознать в группе, например, тонкую игру госпожи Амбер, но, когда она была разгадана, стало ясно, что госпожа Амбер вела вою игру непрерывно весь сеанс, и другие матери быстро поняли, какой эффект такая игра могла производить на двенадцатилетнюю дочь госпожи Амбер. эту игру можно назвать "Поставить в неловкое положение, или Загнать в угол". Она комментируется так: "Хорошо, сейчас я тебе так отвечу, что гебе нечего будет сказать". Она играла в различные варианты этой игры, поэтому ее долго не замечали. Но игра восходила к эдиповскому протоколу: она и ее отец противостояли матери, или она противостояла родителям, чтобы взять верх над своей сестрой. Вскоре стало возможно обнаружить и "учителя": смесь Взрослого с хитрым Ребенком. Но в данном случае "учитель" был иезуитом и талмудистом, доктором софизмов и казуистики.
8. Уход из группы
Уход пациента из группы зависит от того, насколько успешно проходят в группе его игры. Семь участниц покинули группу матерей, потому что по разным причинам их игры не проходили удовлетворительно для них и они не могли побороть возникающую на этой почве неприязнь. Это можно показать на двух простых примерах.
Госпожа Гэй, как старожил клиники, хотела играть с психиатром в "Психиатрию", принимая других пациентов за зрителей. Врач, не имевший еще достаточного опыта, отказался; в ответ пациентка сказала, что не намерена играть роль приходящей няни, и объявила о своем уходе. Больше о ней никто не слышал.
Госпожа Вав была просто невыносима, она хотела играть только в "Это ужасно". С психологической точки зрения это был Родитель -- палач детей. Она удалилась с обиженно-укоризненным видом, когда группа отказалась играть с ней.
Примечания
Я уже выражал благодарность медицинскому персоналу психиатрической больницы в Атаскадеро, куда меня пригласили вести психотерапевтическую программу. В течение девяноста сеансов наблюдателем в группе матерей была Эльза Зисович, затем ее заменила Барбара Розенфельд.
Материальные вопросы работы терапевтических групп близко касаются рассматриваемых здесь тем, и можно коротко на них остановиться. Сеансы проходили в комнате, где последние два года не было стола, пациентки сидели кружком, и обмен мнениями был еще непосредственнее, чем ранее. Количество пациентов в группе вырабатывалось эмпирическим путем, начиная с десяти в 1928 году у Григана Бюррова, который первым применил групповую динамическую терапию. Теперь большинство врачей считают, что лучшее количество пациентов восемь, некоторые уменьшают его до шести. Для восьмерых часовой сеанс мал, а двух-часовой длинен. Шесть человек и часовой сеанс -- это оптимально.
Семнадцать женщин посещали группу матерей, которая работала четыре года, семь из них покинули группу, не встретив понимания, что немного превышает ожидаемый процент отсева. Г. Баш, один из тех, кто много сделал для групповой терапии, вывел из своего опыта некоторые принципы, касающиеся игр. То, что он называет операциями контакта,. находится в прямой связи с тем, что называют ангажементом.
 
Берн Э.
 
Эрик Берн
 
« Предыдущая страница Страница 5 из 5

« Назад