Книги

Синхронистичность и рак: модель для понимания и психотерапевтическое поле Доклад на XVI Конгрессе IAAP, Барселона, 2004 Мария Клаудия Лоретти

-= 2 =-


          Символизм этой игры и рисунка, сплетенного активным воображением во время анализа, «поиск сокровища» наводит на мысль о святости. Этот перенос полностью погружен в смысл, относящийся как таковой к позитивному материнскому имаго, которое компенсирует ощутимую нехватку либидо, которую молодая женщина испытывала в своих ранних отношениях с матерью. Как жертва и преследователь своего больного мужа, последняя не могла любить дочь, которая оказалась плодом этих патологических отношений.
            Винникотт концептуализировал ранние психические состояния, связав их с присутствием здоровой матери, которая способна удерживать и отражать. Он также учел парадоксальную природу Самости, которая нуждается в Другом, чтобы развивать свои внутренние и внешние черты.  
            Масуд Хан утверждает, что Самость состоит из символов, которые ее репрезентируют. Самость принимает на себя унаследованные анатомию и физиологию, но она также состоит из  своих собственных символов, которые одновременно образуют и представляют ее.          
          Дети боятся быть уничтоженными. Для преодоления этого страха им нужны границы. Раковые больные испытывают нечто подобное в отношении своей болезни, так как она представляет собой внутреннюю угрозу границам их собственной идентичности.
         Клинические случаи дают аналитику возможность работать одновременно на уровнях, отличающихся по глубине и переносу. Один из этих уровней - «малая Самость» по Винникотту – относится к переживаниям натального и пренатального периодов раннего детства. Другой уровень – это «большая Самость», как  назвал ее Юнг. Во время анализа оба эти уровня непрерывно возникают и переплетаются. На уровне «большой Самости» превалирующие архетипические образы принимают вид Ребенка, Великой матери или Монстра или всепожирающего рака. Однако, как предполагал Нойман, возможно наличие более глубокого уровня  (или сферы) Самости, который управляет областью, расположенной над той, где обитают архетипы. Именно здесь и могут возникнуть синхроничные проявления.      
         Чудеса происходят на этом уровне.  Пациентке после шесть лет  анализа по поводу рака печени  отменено всякое лечение ввиду ее полного выздоровления. В течение более года в ее печени не проявилось никаких признаков раковых образований. Пациентка трансформировала свою деструктивную опухоль в полноценную и отличную от прежней жизнь. Она также начала снова учиться и стала  специалистом по музыкотерапии. Она написала замечательную диссертацию о боли как ее внутреннем пути к трансформации. Теперь она использует свой опыт, чтобы помогать другим, подобно тому, как Орфей, который после путешествия в подземный мир родился заново, чтобы наделить голосом свою Душу.
         Другой пациентке в какой-то момент  терапии я посоветовал рисовать левой рукой. Она  сделала серию каракулей, и это рисование постепенно превратились в нечто подобное алхимическому процессу, в котором образы приобретали смысл и начинали направлять процесс индивидуации, используя план, чья власть уходила далеко за пределы осознанного знания (см. рисунки).
        Я помогал этой пациентке некоторое время, и в этот период у нее наблюдался  значительный прогресс в осуществлении ее судьбы в значимых аффективных  отношениях с другими и собой. Она также опубликовала книгу о положении женщин и пережила глубокий духовный опыт, который привел ее к Дао.
         На определенном этапе ее болезнь взяла верх. Я была рядом с ней до конца. Она позвонила мне и попросила навестить ее, так как сама не могла добраться до меня. На следующее утро я отправилась к ней домой, но не могла поговорить с ней, так как она спала, находясь под воздействием транквилизаторов. Я поговорила с ее мужем о ее приближающейся смерти и о том, как он готовился к этому печальному событию.
        Вечером того же дня я была в кино, когда почувствовала внезапную боль в сердце. Глубоко дыша, я попыталась расслабиться и почувствовать свое тело. Мне привиделся отец, который в тот момент находился в больнице. Я подумала, что он умирает, и посмотрела на часы. Было четверть десятого. Боль не проходила. Я подумала, что у меня сердечный приступ, но мысль о том, что от кинотеатра до больницы рукой подать, утешила меня. Я сосредоточила свое внимание на сердце, делая глубокие вдохи, чтобы расширить его. Постепенно боль отступила. Как можно скорее я позвонила своей матери, чтобы выяснить, не звонили ли ей из больницы. Она заверила меня, что с отцом все в порядке. В ту ночь мне приснилось, что «пациентка пришла навестить меня, а я находилась  в комнате, которая в детстве была моей спальней. Она разбудила меня. Легкая как воздух, она торжественно сообщила мне, что пришла на аналитическую сессии вместо той, которую мы пропустили. Она хотела попрощаться, когда собралась уходить. Ее прощальные слова оставили меня с ощущением  чувства благодарности и любви и с впечатлением, что что-то осталось незавершенным. Я попыталась встать, но она удалилась, проскользнув в окно, как глоток воздуха, в направлении к северу». На следующий день мне позвонил ее муж и сказал, что она «ушла» накануне вечером в четверть десятого.
        Этот эпизод синхронистичности показывает, как глубока связь между бессознательным в сфере Самости двух человек. Это может статьгештальтом, в котором даже тело другого человека является приемником сообщений, наполненных реальным и символическим смыслом, которые  вовлекают нас в роковые переходы и свидетельствуют о  смысле целостности.
       В этом месте мы не должны забывать о важности личной вовлеченности психоаналитика, который во время анализа переживает и работает по мере спуска в подземный мир и возрождения в свете. Более того, в этих особых случаях необходим тщательный контроль для того, чтобы иметь дело с психической вовлеченностью, которая может возникнуть на бессознательном уровне и которая может привести к разнообразной соматизации. Фактически, тело психоаналитика может переживать то, что пациент не в состоянии чувствовать и воображать.
        Пятилетняя девочка пришла ко мне после смерти матери, скончавшейся от рака мозга. Ей ничего не сказали о том, что произошло, и во время сессии в игре она выразила всю драму утраты, которая отрицалась. В конце сессии у меня началась ужасная головная боль и я почувствовала острую нужду в стакане горячего молока. Через некоторое время головная боль у меня прошла. На следующий день, в результате инсайта, я смогла связать свою головную боль с раком умершей матери и понять, что в моем отреагировании, с   терапевтической точки зрения, горячее молоко представляло жест хорошей матери, означающий осознание и выздоровление.

Заключение
       Своей этимологией слово  “sense” – ощущение  (нем. Sin, франц.Sense, итал. Senso, испан.Sentido),   синоним слова “meaning” (смысл) – ведет нас к телу, к его взаимосвязанным сенсорным функциям, к интуитивным знаниям и суждениям. Это как если бы мы слушали язык души, превращенный в плоть, так как все содержащееся в душе есть результат сознания, воспринимаемого через тело. Оно выражает наше настроение, наши чувства, наши прошлые переживания. Тело выражает любое несоответствие между словами и бытием, оно позволяет нам удовлетворять потребности через действия, и оно выполняет наши желания.
        Мы наблюдали, как пациенты, воспитанные так, чтобы контролировать свои чувства, испытывали сложность в их искреннем выражении, как  реально, так и в воображении. Однако, когда  сильное чувство,  как непреодолимое послание души, удерживается от выражения во внешнем мире или в воображении, это отражается в теле и возвращается в тело, которое является синхронным, неотъемлемым и значительным  звеном между чувством и его выражением.  Это не та казуальная связь, которая существует между чувством и его физической внешней манифестацией. В синхронном функционировании двух душевно-телесных систем клеточная дифференциация является результатом эмоций, подавленных на сознательном уровне или вовсе никогда не выражавшихся. В то же самое время это попытка повторного рождения, которая не удалась из-за высвобождения деструктивных сил, рвущихся из неосознанной депрессии или подавленного гнева. По некоторым причинам, которые пока еще не совсем ясны, наша ДНК реактивирует репродукцию клеток, типичных для  ранних стадий роста эмбриона. Если мы присмотримся внимательней, мы сможем увидеть логику в этом бесконечно малом механизме. Наша ДНК несет глубокий «смысл», которому предстоит воплотиться в каждой отдельной жизни. В ней есть план-характеристика клеток специфических органов, которые, работая вместе, образуют ту высшую гармоничную систему под названием «Человек».
       Здесь мы становимся свидетелями процесса, который начинается с предназначения и заканчивается судьбой.
       Если обрушивается несчастье и оно не прорабатывается в психике, деструктивные эмоциональные силы через регресс к первичному состоянию разрушают план, созданный для обретения порядка и целостности. Следуя своему базовому примитивному генетическому образцу, клетки воспроизводят себя по-анархистски: они просто хотят быть самими собой! Они возвращаются к автономному изначальному состоянию  первоклеток, в котором они существовали, прежде чем стать частью организованного целого. Они возвращаются к примитивному, бессистемному, недифференцированному прародительству, лишенному смысла и направления, к состоянию первичного хаоса, существовавшему до возникновения времени. Их «безумие» - это нечто вроде восстания против иерархического порядка, интроверсии и приговора психотического функционирования целостной системы.
      Содержание психики становится конкретной реальностью в материи в процессе, напоминающем ограниченную синхроничность. В понятии «энтелехия», где идеи первичной энергии и плана неразрывно связаны, мы находим сходный проект, предназначенный для воплощения всего человека.
      Если человек не следует этому плану, его психика сигнализирует о недостатке гармонии, и рак становится синхронным выражением страдания на самых глубоких уровнях Самости. Человеку не удается понять важную связь между болезнью и судьбой, которая требует радикально иного подхода к «бытию в мире».
       Недостаток гармонии в результате болезни требует от пациента пройти «фазу перехода». Пациент должен понять «смысл» своей собственной судьбы, задав себе вопрос о своей болезни: «Почему это происходит со мной?»
    Вступая в поле синхронного события, терапия может модифицировать регрессивные, саморазрушительные механизмы, чтобы построить новый порядок, основанный на восстановлении «смысла» из «бессмысленности», устанавливая таким образом связи между материей и душой.

Литература


Balint M., Medico, paziente e malattia, Feltrinelli, 1961, Milano
Fordam M., The self and autism. L.A.P., vol. 3°, London H. Karnac Books, 1976

Jung C.G., La sincronicitа come principio di nessi acausali. Opere vol. 8°, Boringhieri, 1952
Jung. C.G., Riflessioni teoriche sull’essenza della psiche, Opere vol. 8°, Boringhieri, 1947/1954
Jung C.G., La struttura della psiche, Opere vol. 8°, Boringhieri, 1927/1931
Jung C.G, Aion: ricerche sul simbolismo del Sй, Opere vol. 9°, Boringhieri, 1951
Jung C.G, Psicologia e alchimia, Opere vol. 12°, Boringhieri, 1944
Loreti M.C., Il senso alchemico del cancro, in Il Sй nella teoria e nella clinica, Seminario residenziale AIPA, 1999, Ancona
M. Masud R. Khan, Lo spazio privato del Sй. Scoperta e divenire del Sй, 1972
Modigliani C., Cancro e malattie psicosomatiche, in Psicosomatica da stress, F. Antonelli, Borla, 1981
Modigliani C., La sofferenza psichica oggi. La Nevrosi come modello di salute, in Riv.  Medicina Psicosomatica, Ed. Universo, 2-1983,
Modigliani C., Sogno ricorrente dopo terapie antiblastiche, in Riv. di Psicologia   Analitica, Astrolabio, nov. 1996, Roma
Neumann E., Il Sй, l’individuo, la realtа. La psiche e i livelli di trasformazione della realtа un tentativo metapsicologico, Eranos, Ed. Vivarium, 1952
Spitz R., Il primo anno di vita del bambino, Giunti Barbera, 1969
Winnicot D.W., Sviluppo affettivo e ambiente, Armando,  1954, Roma


© Перевод с англ. Сусанны Качкановой, 2009г.

Комментарии переводчика

Тема онкологии заинтересовала меня, так как, к несчастью, она коснулась меня лично.
Очень давно, когда я еще была школьницей, от рака умерла моя сестра, не дожив трех месяцев до тридцати одного года.
Несколько лет назад ушел из жизни взрослый, но совсем не старый муж моей подруги.
А сейчас умирает от рака муж моей сестры, не дожив до пенсионного возраста.
Разные люди. Разное время. Причина одна, как я теперь понимаю. Во всех этих случаях я теперь ясно вижу то общее, что связывает их. Это – отношение к себе каждого из них. Как  в приведенных в статье случаях, все эти люди были очень хорошо адаптированы к социальным нормам. Я хочу добавить, что все они четко следовали тем представлениям о долге, которое было воспитано в них их семьями. Каждый из них в своих собственных жизненных историях всегда стремился быть «правильным» и «хорошим», соответствуя ожиданиям окружающих людей. Никто из них не умел говорить «нет». Все были внешне весьма уравновешенными людьми. Боюсь, что ни один из них не выполнил своего истинного предназначения в жизни. Я имею в виду их нереализованные таланты, о которых мне известно, ведь все они близкие мне люди. В каждом из случаев произошло или, как в последнем, происходит некое предательство Самости.
Особенную боль у меня вызывает история моего зятя, так как это человек большого таланта,  художник. К сожалению, самым главным для него было всегда «сохранять лицо» и ни за что не проявлять гнева. При этом я считаю, что и талант свой он так и не оценил по достоинству. Его рак обнаружился совершенно случайно, и произошло это, когда он взялся делать неквалифицированную работу, за которую ему бы вообще не надо было бы браться. Можно сказать, что синхроничность проявилась тогда,  когда человек окончательно отказался от себя самого в угоду  превратно понятому чувству долга. Можно сказать, что ему пришлось это сделать, ведь, к сожалению, история нашей страны тесно переплелась с судьбой моих родственников. Тем не менее, я считаю, что если бы этот человек ценил свой дар, не боялся бы быть настоящим, то есть проявлять разные свои эмоции и не считать себя ответственным за все, что происходило в его семье, а разделять эту ответственность с кем-то еще, он мог бы справиться лучше и с внешними, практически политическими, обстоятельствами.
Его судьба – это очередное подтверждение значимости Тени и ее непроработанности. Отказ от части себя, возможно значительной, неминуемо ведет к лишению – в случае рака, увы, к лишению жизни.

« Предыдущая страница Страница 2 из 2

« Назад