Книги

Эрик Берн Люди, которые играют в игры

-= 4 =-

Согласно другим версиям, девочка звала на помощь и охотник убил
волка топором в тот момент, когда волк собирался съесть Красную Шапочку.
 
Перед нами опять разыгрывается сцена похищения. Могучее животное завлекает
девочку обманным путем. Волк любит есть детей, но вместо девочки в его животе
оказываются камни. С точки зрения "марсианина" эта история вызывает целый ряд
интересных вопросов. Он принимает ее на веру целиком, вместе с говорящим волком,
хотя с таковым никогда не сталкивался. Но, размышляя о случившемся, он гадает:
"Что все это может означать?" и "Что представляют собой люди, с которыми это
могло случиться?"
 
 
 
 
Реакция "марсианина"
 
 
...Однажды мать послала Красную Шапочку отнести пирожок бабушке, которая жила за
лесом. По дороге девочка встретила волка. Вопрос: какая мать пошлет маленькую
девочку в путь через лес, где водятся волки? Почему она не отнесла еду сама или
не пошла с дочерью? Если бабушка столь беспомощна, почему мать позволяет ей жить
одной в отдаленной хижине? Но если уж девочке обязательно надо было идти, то
почему мать не запретила ей останавливаться и заговаривать с волками? Из истории
ясно, что Красная Шапочка не была предупреждена о возможной опасности. Ни одна
настоящая мать не может быть в действительной жизни столь беспечной, поэтому
создается впечатление, будто мать совсем не волновало, что произойдет с дочерью,
или она решила от нее избавиться. В то же время едва ли найдется другая такая же
бестолковая маленькая девочка. Как могла она, увидев волчьи глаза, уши, лапы и
зубы, все еще думать, что перед ней ее бабушка? Почему она не бросилась бежать
из дома? И кем же она была, если потом помогала набивать волчий живот камнями! В
любом случае всякая добрая девочка после разговора с волком не стала бы собирать
цветочки, а сообразила бы: "Он собирается съесть мою бабушку, надо скорее бежать
за помощью".
 
Даже бабушка и охотник не свободны от подозрений. Если посмотреть на эту историю
как на драму с участием реальных людей, причем увидеть каждого со своим
собственным сценарием, то мы заметим, как аккуратно (с точки зрения марсианина)
их личности сцеплены друг с другом.
 
1. Мать, видимо, стремится избавиться от дочери с помощью "несчастного случая",
чтобы в конце истории разразиться словами: "Ну разве это не ужасно! Нельзя даже
пройти по лесу без того, чтобы какой-нибудь волк...".
 
2. Волк, вместо того чтобы питаться кроликами и прочей живностью, явно живет
выше своих возможностей. Он мог бы знать, что плохо кончит и сам накличет на
себя беду. Он, наверное, читал в юности Ницше (если может говорить и подвязывать
чепец, почему бы ему его не читать?). Девиз волка: "Живи с опасностью и умри со
славой".
 
3. Бабушка живет одна и держит дверь незапертой. Она, наверное, надеется на что-
то интересное, чего не могло бы произойти, если бы она жила со своими
родственниками. Может быть, поэтому она не хочет жить с ними или по соседству.
Бабушка кажется достаточно молодой женщиной - ведь у нее совсем юная внучка. Так
почему бы ей не искать приключений?
 
4. Охотник - очевидно, это тот спаситель, которому нравится наказывать
побежденного соперника с помощью милой маленькой особы. Перед нами явно
подростковый сценарий.
 
5. Красная Шапочка сообщает волку, где он может ее снова встретить, и даже
залезает к нему в постель. Она явно играет с волком. И эта игра заканчивается
для нее удачно.
 
В этой сказке каждый герой стремится к действию почти любой ценой. Если брать
результат таким, каков он есть на самом деле, то все в целом интрига, в сети
которой попался несчастный волк: его заставили вообразить себя ловкачом,
способным одурачить кого угодно, использовав девочку в качестве приманки. Тогда
мораль сюжета, может быть, не в том, что маленьким девочкам надо держаться
подальше от леса, где водятся волки, а в том, что волкам следует держаться
подальше от девочек, которые выглядят наивно, и от их бабушек. Короче говоря:
волку нельзя гулять в лесу одному. При этом возникает еще интересный вопрос: что
делала мать, отправив дочь к бабушке на целый день?
 
Если читатель увидит в этом анализе цинизм, то советуем представить себе Красную
Шапочку в действительной жизни. Решающий ответ заключается в вопросе: кем станет
Красная Шапочка с такой матерью и с таким опытом в будущем, когда вырастет?
 
 
 
 
Сценарий Красной Шапочки
 
 
Многие психоаналитики, анализируя сказку о Красной Шапочке, большое внимание
уделяют символическому значению камней, положенных в волчий живот. А
трансакционные аналитики считают более важным изучение взаимодействий между
героями сказки.
 
...Керри пришла к психотерапевту на консультацию в возрасте тридцати лет. Она
жаловалась на головные боли, депрессию, скуку, отсутствие удовлетворительного
партнера. Как и большинство Красных Шапочек (КШ), с которыми сталкивался
психотерапевт, она старалась всем помочь, но не прямо, а как-то косвенно.
Однажды, войдя в помещение консультации, она сообщила: "На улице, около вашего
дома, лежит больная собака. Позвоните в ветеринарную поликлинику!" - "А почему
вы сами не позвоните?" - спросил психотерапевт. "Кто, я?" - был ответ женщины.
Сама она никого никогда не спасла, но всегда знала, где найти спасителя. Это
типично для КШ. Психотерапевт как-то спросил ее: "Не приходилось ли вам работать
в учреждении, где кого-то из сотрудников регулярно посылали покупать бутерброды
к совместному чаепитию? И кто обычно ходил?" - "Конечно, я", был ответ.
 
Сценарная часть жизненной истории Керри такова. В возрасте от шести до восьми
лет мать обычно посылала дочь к своим родителям с разными поручениями или просто
поиграть. Иногда бабушка отсутствовала, тогда внучка играла с дедушкой, который
в основном старался забраться к ней под платье. Матери она об этом не говорила,
так как понимала, что мать этому не поверит и обвинит ее во лжи.
 
Теперь вокруг Керри много мужчин, большинство из которых для нее "мальчишки",
"щенки". Некоторые пытаются за ней ухаживать, но она рвет отношения после двух
или трех встреч. Каждый раз, повествуя психотерапевту об очередном разрыве, на
его вопрос "Почему это произошло?" она отвечает: "Ха! Потому что он щенок!" Так
она и живет, отпугивая всех "щенков", прозябая в тоскливом, подавленном
состоянии. Отношения с дедушкой были самым волнующим событием в ее жизни.
Видимо, она намерена провести остаток своей жизни в ожидании нового "дедушки".
 
Такой была жизнь КШ (Керри) после того, как сказка закончилась. Впечатления от
"волка" (дедушки) - это самое интересное из всего, что с ней происходило. Во
взрослом состоянии она также "бродит по лесу" и "носит пирожки", надеясь
встретить нового "волка". Но попадаются лишь "щенки", которых она с
пренебрежением отвергает.
 
Характеристика реальной КШ такова:
 
1. Мать обычно посылает дочь с поручениями.
 
2. Девочка не любит помогать людям сама, но пытается организовывать помощь и
всегда ищет поводы для этого.
 
3. Когда она выросла и стала работать, именно ее выбирают из всех сотрудниц для
различных поручений. Она всегда либо спешит, либо рассеянно бродит, совсем как
маленькая девочка. Она не умеет ходить с достоинством.
 
4. Она все ждет чего-то подлинно волнующего, а пока что мучается от скуки,
поскольку попадаются лишь "щенки", на которых она привыкла смотреть свысока.
 
5. Ей нравится "наполнять волчьи животы камнями" или каким-нибудь их подобием из
повседневной жизни,
 
6. Неясно только одно: является ли для нее мужчина-психотерапевт спасителем или
он - просто приятный несексуальный "дедушка", в присутствии которого она ощущает
покой и легкую ностальгию по былым ощущениям?
 
7. Она смеется и соглашается, когда психотерапевт говорит, будто она напоминает
ему КШ.
 
8. Следует отметить, что сценарии матери Красной Шапочки, дедушки по материнской
линии и бабушки по материнской линии должны быть дополнительными, для того чтобы
эпизоды сказки повторялись неоднократно. Счастливый ее конец также подозрителен,
так как в реальной жизни все происходит иначе. Надо иметь в виду, что волшебные
сказки обычно рассказывают добронамеренные родители, поэтому счастливый конец
навязывается благожелательным, но лживым Родительским состоянием Я. Сказки,
сочиненные самими детьми, чаще всего более реалистичны и совсем необязательно
хорошо заканчиваются. Наоборот, финал этих сказок бывает ужасным.
 
 
 
 
В ожидании Rigor mortis
 
 
Одну из целей сценарного анализа мы видим в соотнесении жизненного плана
пациента с грандиозной историей развития человеческой психологии с самых
пещерных времен вплоть до наших дней. Некоторые ученые, освещая принципы
сценарного анализа, считают, что Фрейд, Юнг и их последователи показали, логика
и деяния героев мифов живы и по сей день... Они утверждают, что мифический герой
достиг всемирно-исторического триумфа, тогда как герои волшебных сказок
побеждают в обычных домашних спорах. А нам бы хотелось добавить пациент является
пациентом потому, что он - реальный человек. Поэтому он и идет к психотерапевту,
роль которого - Мудрый Волшебник из мифов и сказок, чей совет помогает "герою"
пережить ловушки и удары неумолимой судьбы. Так, на наш взгляд, воспринимает это
Ребенок в пациенте, и неважно, как излагает проблему его Взрослый.
 
Совершенно очевидно, что дети во все времена сталкивались и сталкиваются с
одними и теми же проблемами, используя для их решения примерно одни и те же
средства. Человек, пытаясь дойти до сути, нередко видит, что жизнь-то
оказывается чем-то вроде старого вина, но в новых мехах. Так, например, скорлупа
кокоса уступила путь бурдюку из козьей шкуры, бурдюк глине, а глина стеклу,
однако виноградные гроздья почти не изменились. Поэтому психотерапевту трудно
бывает обнаружить изменения в каком-то обычном сюжете или выявить новизну
жизненных приключений пациента. Некоторые элементы его сценария можно с
определенной уверенностью предсказать и даже изменить путь его развития, прежде
чем человек столкнется с бедой или катастрофой. Это мы называем превентивной
психиатрией, когда "имеет место прогресс". Более того, психотерапия в состоянии
помочь внести в сценарий изменения или вовсе его отбросить "достигнуть
выздоровления".
 
Мы исходим из необходимости искать именно тот миф или ту волшебную сказку,
которым следует пациент. И чем более мы к ним приближаемся, тем лучше для
пациента.
 
Отсутствие такого "исторического" основания обычно бывает чревато ошибками.
Простои эпизод из жизни пациента или его любимая игра могут быть приняты за весь
сценарий. Соотнесение жизненного плана пациента или жизненного плана его Ребенка
с целостностью сюжета, апеллирующего к универсальным изначальным пластам
человеческого сознания, дает психотерапевту по меньшей мере основание для
анализа, а в лучшем случае указывает на необходимые действия, чтобы
предотвратить или смягчить печальный финал.
 
 
 
 
Сценарий: в ожидании Rigor mortis
 
 
Волшебная сказка может открыть элементы сценария, без которых трудно докопаться
до сути, например "сценарной иллюзии". Трансакционный аналитик чаще всего
полагает, что некоторые психиатрические симптомы возникают из определенной формы
самообмана Именно поэтому пациента можно вылечить, исходя из тою, что его
проблемы имеют своим источником фантастические идеи.
 
В сценарии, известном под названием "Фригидная женщина" или "В ожидании Rigor
mortis", мать убеждает девочку, что мужчины - это животные, но долг супруги -
удовлетворять их животную страсть. Если мать заходит достаточно далеко, девочка
может даже вообразить, что умрет в случае оргазма. Обыкновенно такая женщина -
большой сноб, она предлагает выход, или "антисценарий", способный "снять"
проклятие. Секс будет дозволителен, если мужем дочери станет очень важная
персона, какой-нибудь Принц с Золотыми Яблоками. Если же это не удастся, мать
обычно внушает дочери: "Все опасности останутся позади по достижении менопаузы,
когда ты уже ничего не будешь чувствовать в смысле секса".
 
Здесь налицо три иллюзии: оргатанатос, или фатальный оргазм. Принц с Золотыми
Яблоками: благословенное освобождение или очищающая менопауза. Но из них ни одна
не является настоящей сценарной иллюзией. Девочка проверяет оргатанатос
мастурбацией и понимает, что это не смертельно. Принц с Золотыми Яблоками не
иллюзия, ибо как раз возможно, что такой человек найдется. Можно ведь выиграть
пари или получить четыре туза в покере такое маловероятно, но не мифично: это
случается. А благословенное освобождение - это не то, чего на самом деле хочет
ее Ребенок. Чтобы найти сценарную иллюзию, нужна волшебная сказка.
 
 
 
 
История Спящей Красавицы
 
 
...Рассерженная волшебница сказала, что девушка уколет палец вязальной спицей и
упадет замертво. Другая предсказала "Она будет спать сто лет". Когда ей минуло
пятнадцать, она уколола палец и мгновенно уснула. В это же мгновение уснули все,
кто был в замке. В течение столетия многие принцы пытались пробиться к замку, но
ни один из них не преуспел. Наконец, когда настало время, прибыл принц, которому
было суждено достичь цели. От его поцелуя принцесса проснулась. Они полюбили
друг друга. В это же время очнулись все в замке. Они находились в тех же самых
местах и тех же позах, когда заснули, как будто ничего не произошло и не минуло
столетия. Сама принцесса так и осталась пятнадцатилетней, а не стала
стопятнадцатилетней.
 
Она вышла за принца замуж, и по одной версии они зажили счастливо, по другой -
это было только началом их несчастий.
 
Мифология полна волшебными снами. Наверное, самый известный - это сон
Брунгильды, спавшей на вершине горы, окруженной огнем, который под силу было
преодолеть только герою, каковым и оказался Зигфрид.
 
События, описанные в истории Спящей Красавицы, безусловно с некоторыми
поправками, могут происходить. Девицы укалывают пальчики и падают в обморок, а в
сон они погружаются в своих "башнях". Точно так же "принцы" бродят в поисках
заколдованных красавиц. Единственное, чего не может быть в жизни,- чтобы никто
не постарел и не изменился по истечении многих лет. Это и есть настоящая
иллюзия. Именно та иллюзия, на которой строится сценарий, в основе которого
лежит появление принца. Девушке все еще будет казаться, что ей пятнадцать, а не
тридцать, сорок или пятьдесят лет и будто вся жизнь еще впереди. Такова иллюзия,
задержанной юности, скромная дочь иллюзии бессмертия. И реальной жизни такую
девушку почти невозможно убедить в том, что "принцы" - это уже не те молодые
люди, о которых она мечтала, так как они уже достигли ее возраста и стали
"королями", что для нее менее интересно. Это самая грустная часть работы
сценарного аналитика: разрушать иллюзию, сообщать Ребенку пациента, что Санта
Клауса в жизни не существует. Пациенту и аналитику гораздо легче работать, если
у пациента есть любимый сказочный сюжет, от которого можно отталкиваться.
 
Одна из практических проблем подобных сценариев состоит в том, что, найдя
Принца, Спящая Красавица может ощущать рядом с ним свою социальную
неполноценность, поэтому она порой начинает выискивать недостатки и разыгрывать
"опозоренную", чтобы низвести его до своего уровня. В результате он начинает
желать только одного: чтобы она ушла назад в свой "замок" и вновь "заснула".
Если же Спящая Красавица соглашается на меньшее, не на принца, а на Макинтоша из
зеленной лавки, то она будет чувствовать себя обманутой, станет вымещать на нем
зло. Но в то же время она не будет терять из виду других мужчин: а вдруг
появится тот самый, долгожданный Принц. Описанный сценарий очень важен, потому
что множество людей на всем земном шаре тем или иным образом проводят свою жизнь
в ожидании Rigor mortis.
 
 
 
 
 
Семейная драма
 
 
Хорошим способом, раскрывающим основную интригу и главные линии сценария
пациента, мы считаем возможность предложить ему вопрос: если вашу семейную жизнь
представить на сцене, какая могла бы получиться пьеса? Прототипом некоторых
семейных драм нередко считают пьесы древнегреческого драматурга Софокла об Эдипе
и Электре. Сценарный аналитик должен знать, что драма Эдипа или Электры может
выражаться в замаскированных сексуальных переживаниях матери, связанных с сыном,
и во влечении отца к дочери. Внимательное изучение подобных ситуаций почти
всегда открывает довольно явные трансакции, свидетельствующие о том, что эти
влечения и чувства могут реально существовать, хотя родители обычно стараются их
скрыть за своего рода "шумовой завесой". Смущенный родитель маскирует половое
влечение Ребенка в нем к его собственному отпрыску, становясь на Родительскую
позицию шумных указаний и поучений. Но в определенных обстоятельствах подлинные
чувства пробиваются наружу, несмотря на попытки скрыть их. Обычно самыми
счастливыми родителями бывают те, кто открыто восхищается привлекательностью
своих детей.
 
Трагедии Эдипа и Электры в реальной жизни возможны в разных вариантах. Когда
дети становятся взрослыми, то вполне вероятны случаи, что мать вступает в
интимную связь с приятелем сына или отец с подругой дочери. Иная, более
"игровая" версия - это когда мать находится в интимных отношениях с приятелем
дочери, а отец - с подругой сына.
« Предыдущая страница Страница 4 из 29 Следующая страница »

« Назад