Архетипы

Анимус

   Анимус женщины проявляет в ней, прежде всего, её мужские черты. В целом, подобно Аниме мужчины, это понятие включает в себя три разноуровневых компонента: коллективный образ мужчины, индивидуальные представления человека о мужских качествах, и мужской принцип, скрытом внутри женщины. Ко внешней сфере приложения мужского ума — коммерция, политика, технология и наука — женщина часто относится полубессознательно, как мужчина к своим чувствам. Таким образом, к сфере подсознания принадлежат мышление женщины и чувства мужчины. Если Анима приносит неосознанные волны настроения, Анимус — бессознательную убеждённость, заставляя настаивать на воспринятых утверждениях и общепринятых мнениях вместо их действительного осознания.
 
Как мать является первым носителем образа Анимы, так отец становится воплощением Анимуса, который затем проецируется на множество других мужских фигур. Анимус может олицетворять любая мужская фигура, от самой примитивной до очень духовной, в зависимости от развития ума: во сне он может предстать и как мальчик, и даже просто как голос. Также он персонифицируется как группа мужчин, что менее характерно для Анимы, которая чаще олицетворяется одной фигурой (очевидно потому, что доминирующее чувство — одно, а господствующих мнений много):
 
«Анимус подобен собранию отцов или достойных людей, которое изрекает непререкаемые «разумные» суждения. При ближайшем рассмотрении эти суждения оказываются широко распространёнными высказываниями или мнениями, более или менее бессознательно усвоенными с детства и спресованными в догму правды и справедливости: собранием аксиом, которое, если сознание не может компетентно разобраться в ситуации (что случается нередко) моментально предоставляет готовое мнение. Иногда такие мнения имеют форму так называемого здравого смысла, иногда они похожи на пародию обучения: «Люди всегда так делают» или «Все говорят, что это так».»[11]
 
Критическое суждение Анимуса может создавать чувство своей неполноценности или сковывать инициативу. С другой стороны оно побуждает к черезмерной критичности. Интеллигентная женщина может быть в такой же степени жертвой Анимуса, как и её малообразованная товарка. Вторая цитирует средства массовой информации, или её мнения поддерживает некая зыбкая сущность, называемая «они»: «Они говорят», а первая ссылается на некий авторитетный источник: университет, церковь, государство, книгу или исторический документ. Но в обоих случаях, если задать вопрос по сути её суждений, ответ будет спорным и догматическим. Анимус жаждет власти, и какой бы милой женщина не была в обычной жизни, она впадает в тиранию и агрессию и не слышит доводов разума, если затронут её Анимус. Причина в том, что деятельность Анимуса создаёт для женщины реальную трудность мыслить без предубеждений. Ей приходится остерегаться своего внутреннего голоса, который постоянно говорит ей: «должно быть так», не давая возможности видеть реальность такой, как она есть.
 
Тем не менее Анимус играет и позитивную роль, создавая опору в критической ситуации и действительно стимулируя к поиску знания и правды.
 
В своей роли общепринятой опоры Анимус соответствует мифологическому архетипу главы пантеона богов — Юпитера, который отвечает за коллективное мировоззрение и общечеловеческие наработки религии, философии и культуры. С другой стороны, противопоставление Анимы и Анимуса как женского и мужского начал сопоставляет им мифологические образы идеально-женского и идеально-мужского начал, выражаемые архетипами Венеры и Марса. Так как это последние разработанные человечеством образы, это самые доступные и понятные нам матрицы бессознательного.
 
Представление о Персоне как о объективной власти людей над человеком (Юпитере), а об Анимусе как об идеально мужском, то есть чисто личном, а не внешнем, волевом, марсианском начале (каким на самом деле, видимо, и является «голос»), значительно упростило бы общую систему, напрямую сопоставив её астрологическим архетипам, по образу более простым, чем психические функции Юнга. Но образ Анимуса как «собрания мужей» не позволяет это сделать. Согласно прошлой, теперь уже подсознательной стадии сознания и образу авторитета, отца, Анимус — это Юпитер. И здесь надо указать, что отец играет в жизни ребёнка, будь то мальчик или девочка, несколько иную роль, чем мать. Он всегда воплощает авторитет и общую ориентацию человека во внешнем мире, в то время как мать передаёт ребёнку более неуловимые способности к развитию внутреннего мира чувств и мечтаний.
 
Мать защищает ребёнка от внешней жизни — подобно этому анима уводит от реальности бытия. Инфантильность мужчины в этом смысле — уход от «взрослой» независимой деятельности в субъективные сферы своей души. Отец же раскрывает перед ребёнком объективный внешний мир и, олицетворяя сферу авторитета и морали, напротив, создаёт защиту от субъективных душевных уклонов. Ребёнок отождествляет себя с матерью, но отец остаётся чужд для него. В этом смысле мать символизирует субъективное сознание, отец — объективное бытие; Анима для всех людей является проводницей в сферу личного бессознательного, а Анимус выступает как проводник в коллективное бессознательное за пределы себя.
 
В этом отличие Анимы и Анимуса как олицетворений любви. Если чувства мужчины уводят его от общепринятой реальности в мир, создаваемый Анимой, любовь женщины раскрывает её для внешней жизни. В любви её самораскрытие достигает совершенства: астрологически проявляя качество Марса. При этом она видит реальность с позиции своего Анимуса, то есть в полуосознанном варианте — с субъективной позиции любимого ей мужчины, а в чисто бессознательном — с навязанной ей традицией позиции общества: поскольку общественная мораль, отражая архетип Юпитера, выступает по отношению к народу в роли отца. Полубессознательно управляемое Анимусом, мировоззрение женщины более фанатично, чем взгляды мужчины, которые относятся к целиком проявленной сфере разума.
 
Здесь можно увидеть ещё одно отличие между Анимой и Анумусом. Если Анима, уводя вглубь души, сливается с Тенью, Анимус резко отмежёвывается от неё: общественный разум создаёт образ врага, чтобы не быть поглощённым бессознательными процессами коллективной души. Общественное сознание делает это по привычке: оно, как и сознание человека, боится скрытых сфер неведомого, от которых можно ожидать непредсказуемого. Юнг указывает на то, что раньше этот страх был оправдан: сознание бы не могло возникнуть, не отрицая бессознательного. Однако теперь оно отошло от живых природных истоков слишком далеко, и потому разум должен сознательно возращаться к неосознанным движениям души. Столкновение между собой Анимуса и Тени продолжает иллюстрацию самого драматического сюжета мифологии, о котором мы уже упоминали: архетипического сюжета битвы земного и подземного царей, сражения громовержца со змеем. Эта борьба всегда кончается победой архетипа Юпитера, хотя лишь временной: ради динамики развития силы невидимого мира вновь подымают голову.
 
Понятно, что деление на мужское и женское отчасти условно, и мужская часть личности женщины может на время стать для неё более осознанной, чем потребности её женской души. Современные последователи Юнга считают, что Анима и Анимус существуют у всех людей, помогая человеку осознать разнообразные скрытые качества своей личности. Активизация этих архетипов в душе человека является первым шагом к созданию собственной индивидуальности — уникальной и не похожей ни на одну из того ряда масок, которые мы бессознательно усвоили с детства.
 
Такую же роль играет и любовь: она обозначет первую веху на пути создания бессмертного кристалла себя. Анимус — любовь в более высоком смысле, чем чувственная любовь Анимы: это более взрослая любовь к супругу, а также к родине и идее, которую в астрологии обозначает планета Юпитер. Как известно, женщина ценит брак больше любви: он развивает её Анимус — её дух — и выводит его из сферы патриархально-бессознательного в область сознания (так жена защищает идеи мужа и способствует их воплощению). Для мужчины же более развивающей и потому более важной остаётся чувственная любовь, заставляющая его с новой силой и в новом качестве пережить бессознательные ощущения детства: только душа-Анима способна предоставить гармоничное дополнение его личности, ориентированной на формальную взрослую жизнь.
 
Первая любовь редко реализуется в прочный брак, и часто супружество связано с человеком совсем иного плана, чем изначальное чувство любви. Это происходит потому, что любовь для обоих полов обычно осознается через образ Анимы, а для брака требуется согласие Анимуса. Если какие-то черты возлюбленного не удовлетворяют разум человека — «собрание мужей» в его душе, которое судит его поступки — они формируют Тень. А Анимус — та полубессознательная часть души, которая стремится стать осознанной,— категорически настроен против Тени во всех сферах жизни. Поэтому и образ супруга часто не совпадает с образом возлюбленного, хотя в перспективе критерий чувства и критерий разума должны совпать: Анима и Анимус должны составить одно, различаясь между собой лишь по образу пола (как и задумал их Юнг, дав им одинаковые имена).
 
Сближение образов Анимы и Анимуса означает реализацию мифологического сюжета брака громовержца с богиней любви (зодиакальных архетипов Юпитера и Венеры — господина мировоззрения и госпожи чувств), который символизирует изобилие, процветание и стабильное благополучие. Свадьба двух столь непохожих властителей мира между собой становится возможной только на позднем этапе развития мифологического сознания, ставящего задачу овладеть природой чувств.
 
Это происходит после того, как человечество осознаёт себя разумным и на основе этого представляет людей равными богам, что фиксирует мифологический архетип Близнецов. Понятно, что и в одном человеке единение мужского и женского начал происходит не сразу. Таким образом, мы можем обозначить три первые стадии развития чувства, с которыми так или иначе сталкиваются все:
 
— невольное чувственное влечение, возникшее по образу памяти души (Анима, астрологически Луна);
 
— склонности, диктуемые воспитанием (Анимус, Юпитер — который сражается с Тенью, Плутоном); и
 
— стабильное чувство, преодолевшее фазу «ум с сердцем не в ладу» (Анима, отличающаяся от Тени: то есть Венера; или Анимус, победивший Тень, то есть Марс).
 
Образ Анимуса в личном гороскопе, как подсознательный социальный идеал, можно соотнести с качествами планеты, по астрологической терминологии, экзальтирующейся в знаке рождения (то есть для Овна это будет Лев, так как в знаке Овна экзальтируется Солнце). Он также связан с показателями социального взаимодействия — кроме самого Юпитера, здесь играет роль положение его супруги: астероида Юноны, отвечающий за брак, а также с планетоидом Хироном. Кроме того, как праобраз отца, Анимус несёт характеристику Сатурна, а как любовь к мужу — характеристику Марса. В совмещении гороскопов все эти планеты цементируют брак. Астрологически понимание Анимуса человека по многом равносильно вычислению его потенциального партнёра по браку. И поскольку Анимус связан с сатурнианской характеристикой судьбы, он уже несколько выходит за пределы индивидуальности самого человека и определяется обстоятельствами его жизни и характером людей, оказавшими влияние на развитие личности (для описания Анимуса полезно учесть и их гороскопы).
 
Подобно тому, как планета Юпитер стремится максимально раздвинуть горизонты человека, Анимус выводит его за рамки личного бессознательного. Он подготавливает человека к контакту с коллективным бессознательным, развивая в нём способность эмоционального взаимодействия с другими людьми: дружественными и враждебными, и просто равнодушными. Ведь коллективное бессознательное потенциально включает все души, а потому сразу травмирует того, кто подсознательно боится «посторонних людей», прикрываясь традиционным утверждением, что «чужая душа — потёмки». Подобно Марсу, Анимус проявляет бесстрашие человека.
 
Для Юнга Анима и Анимус являются прежде всего посредниками между сознанием и бессознательным. В полубессознательной, «вспомогательной» природе психических функций Анимы и Анимуса, уводящей нас вглубь своей души, основная их ценность. Юнг пишет: «В навязчивом состоянии обе фигуры теряют свой шарм и свою ценность; они сохраняют их, только когда обращены не к миру, а вовнутрь, когда они являются мостами к бессознательному. Обращённая к миру Анима непостоянна, капризна, мрачна, бесконтрольная и чисто эмоциональна, иногда наделена демонической интуицией, беспощадна, хитра, неверна, злобна, двулика и скрытна. Анимус упрям, держится за принципы и формальный закон, догматичен, стремится к преобразованию мира, теоретизированию, спорам и господству. Оба имеют дурной вкус: Анима окружает себя низкими людьми, а Анимус идёт на поводу у второсортных идей.»[12]
 
Влияние Анимуса и Анимы понять сложнее, чем Тени и Персоны. Сознание не может полностью выявить их, частично они принадлежат тёмным сферам коллективного бессознательного. Так, мужчина может развить свои чувства и интуицию, но сам он не владеет теми качествами, которые он проецирует на богинь или Деву Марию. Но возникая в фантазиях, снах и видениях, они дают возможность понять, что скрывается внутри бессознательного, так как сны, по Юнгу, являются «голосом природы». Анима и Анимус дают человеку знание о себе и воздействующих на него силах, хотя никогда не полное, поскольку коллективное бессознательное является неисчерпаемым океаном, и образы, возникающие из него, бесчислены
« Назад
Яндекс.Метрика