Статьи

Зона лиминальности и проживание своей Тени.


ИНТЕГРАЦИЯ ТЕНИ
Юнг первый употребил понятие Тени. За это время его стало применять много психологов. Тень – это то, что мы исключили из жизни, так как это не соответствует нашему образу в обществе. Роберт Блай (Robert Bly) говорит о длинном мешке, который мы волочим за собой. В него мы свалили все, что нам мешает для нашего продвижения и что противоречит ожиданиям, которые возложили на нас наши родители или мы сами. Вопрос состоит в том, как мы можем интегрировать Тень? Я хочу наметить только некоторые пути, которые ученики Юнга описали по работе с Тенью. Джеремия Абрамс (Jeremia Abrams) и Конни Цвайг (Conni Zweig) собрали все статьи юнгианцев, которые трактуют тематику Тени во всех сферах и разрабатывают пути ее интеграции.

Любить свою теневую сторону
Для Джемса Хиллмана (Jemes Hillman) исцеляет от Тени искреннее признание вытесненного, с одной стороны, а с другой – любовь к притуплённым чувствам. Вопрос в том, в состоянии ли мы проявить столько любви, чтобы принять и самые низменные наши черты – фиксированную, от рождения укоренную слабость косности и слепоты, подлости и жестокости, притворства и самодовольства. Себя любить совсем не так просто, это означает, что всё в себе надо любить, в том числе и теневые стороны, т.е. и то, в чем чувствуешь себя таким неполноценным, таким неприемлемым. Эти мучительные, унижающие стороны смиренно принять, по Юнгу, означает исцеление. Но в то же время работа над Тенью – это и этическая проблема. Я не имею права дать Тени себя поработить и все реализовать, что во мне было вытеснено. Речь больше идет об интеграции Тени в до сих пор жизненное здание. Речь идет о том, чтобы отдать справедливость обоим полюсам – сознательному и подсознательному. Э.Т.А.Гоффман в своем романе "Эликсир дьявола" описывает, куда может тебя занести, если ты поддашься демоническому. Через Тень к нам может обращаться Бог, но и дьявол. Поэтому надо черта избегать, а не, как монах Медардус, пить из одной бутылки с ним. Тут речь больше идет о том, чтобы принять Тень, но не забывать то хорошее, к чему стремился и что реализовал. Некоторые считают, что если осмыслять Тень, злое выйдет на первый план. Но на самом деле, прямо наоборот. Юнг говорит: познание собственной Тени – это предпосылка к тому, чтобы снять моральное затмение в мире. Кто знает свою Тень, тот будет осторожнее обращаться с собой и более критично относиться к собственной мотивации. Он перестанет свою собственную Тень проецировать на другие народы или на соседа и будет милосердно обращаться с окружающими.

Усилить симптомы
Кен Уилбер (Ken Wilber) требует, чтобы мы для обработки Тени сперва сняли бы наши теневые проекции. Один из путей сделать это было бы поначалу развернуть все свои утверждения. Например, утверждение "Весь мир отворачивается от меня" должно стать (по крайней мере в этот данный момент) – "Я отворачиваюсь от этого проклятого мира"" "Мои родители хотят, чтобы я после окончания гимназии дальше училась" должно стать – "Я хочу дальше учиться"; "Моя бедная мать нуждается во мне" должно стать "Мне необходима ее близость". Другой путь состоит в том, чтобы усилить симптомы, которые порождают Тень. Если я свою депрессивность, свои страхи, или чувство виновности не буду пересиливать, а начну нагнетать, то я ясно распознаю свою Тень. Чем сознательнее я буду чувствовать свою Тень, тем меньше будет она иметь власти надо мной. И в какой-то момент она сама собой исчезнет. Но чем больше буду я бороться с ней, тем больше она будет мне противостоять. Вместо того чтобы исключать Тень, мне необходимо сдружиться и пригласить ее быть частью моей индивидуальности. В таком случае расширятся и мой горизонт, и моя индивидуальность.

Проглотить свою Тень
Роберт Блей называет отбирание проекций "съедать Тень". Для него язык является важнейшим средством взять обратно проекции и интегрировать свою собственную Тень. Юнг говорит, что выделенная энергия витает где-то вне психики, а язык может стать нитью, которая возвратит энергию в психику. Мы можем отметить то, что нашу психику глубоко трогает. Так приходим мы в соприкосновение с частями нашей души, которыми пренебрегли. Помимо языка нам может помочь соприкоснуться с нашей теневой сферой и искусство (живопись, скульптура, музыка). Во всяком случае, необходимо активно общаться с внутренними образами. Тот, кто относится пассивно к своим проекциям, говорит Юнг, тот содействует войнам, так как каждая капля энергии, которая не выражается языком или другими формами искусства, витает где-то над властными структурами и может быть подхвачена нашими руководителями из воздуха. Блей цитирует слова У. Блейка (U. Blake): "Кто не художник, тот не может быть христианином". Кто не выражает свою сокровенную жизнь в какой-либо форме, тот в крайнем случае может быть переодетой гнидой, но не человеком. Духовность имеет неразрывную связь с творчеством. Творческое обхождение с собственной Тенью делает ее плодотворной. Творчество связано с доверием и свободой. Кто боязливо держит свою Тень под запором, тот ею руководим. Кто творчески ею располагает, для того она будет источником вдохновения и источником духовности.

Вести диалог
Чтобы преодолеть внутреннее раздирание, необходимо вести диалог с отрицательной и ставшей демонической энергией инстинктов. Но на это необходимо время, чтобы не выбиться из сил. Только почувствовав себя достаточно окрепшим, можно начать этот диалог. Очень часто люди утверждают, что в них нет никакой демонической силы. Они вынуждены были ее вытеснить из-за страха быть полностью покинутыми и предоставленными одиночеству, или же быть застигнутыми страшным возмездием. Однако тот, кто такую энергию слишком долго сдерживал, чувствует себя измученным и истощенным. Истощение, говорит Юнг, и неснимаемая усталость чаще всего – признак того, что отрицаются сильные инстинкты. Демоническая энергия не должна обязательно быть по своей природе злой. Она только потому так агрессивна, что мы зверя (инстинкты) слишком долго держим взаперти. Так что понятно – когда эта энергия вырывается, она агрессивна. Нашей задачей было бы войти в диалог со зверем в нас. Но в то же время нам необходимо снять с себя и страх. Мы не должны себя перенапрягать, поскольку демоническое обладает невероятной разрушительной силой, и она тем больше, чем мы дольше его отрицали. Нам часто снятся звери. Было бы неплохим упражнением поговорить с ними и узнать, что они от нас хотят. Если мы заговорим со львом, который нас преследует и хочет разорвать, он вдруг становится ручным. Ведь не обязательно он хочет нас "съесть" (нашу индивидуальность потянуть на себя). Он хочет только, чтобы на него обратили внимание, приласкали, поговорили, большего он не хочет. И вот тогда станет реальностью то, что нам обещал Исайя: "Тогда волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козленком, и теленок и молодой лев, и вол будут вместе, и малое дитя будет водить их" (Ис. 11:6). Эти слова пророка Исайи открывают нам, что мы не всегда должны бороться с нашими инстинктами, что мы и впрямь можем жить с ними, что они могут быть невероятным источником энергии, если мы их учитываем. Однако это учитывание не само собой разумеется. Как раз наш духовный голос побуждает нас не соприкасаться с этой демонической силой. Холт Стон (Halt Stone) и Сидра Винкельман (Sidra Winkelman) рассказывают о некоем Джоне, адвокате, который всегда был мил и обходителен. Он вытеснил свое демоническое и этим принудил свою жену перенять его на себя. Он был всегда полон внимания, она же – злая и недовольная женщина. Когда они развелись, он пошел по духовной стезе. Теперь духовность помогла ему запереть в клетку свою демоническую энергию. Во время терапии голос ее дал сильно о себе знать. Он просигналил ему, что столько времени, сколько "ты ведешь себя как Иисус Христос, я буду тебе ставить все, какие только можно, подножки и препоны. Я хочу только, чтобы ты принял меня к сведению". Принять к сведению еще не означает, что эту демоническую энергию (которая у Джона была голосом власти) претворить в жизнь. Знание о ней делает нас более смиренными, а с другой стороны, предохраняет и оберегает нас от односторонности и слепоты. И она помогает нам на нашем духовном пути остаться стоять обеими ногами на земле, и в то же время к нам возвращается достаточно энергии, чтобы мы могли исполнить свое предназначение и одновременно страстно искали Бога.

Дать прозвучать своему внутреннему голосу
Джон Брэндшоу (John Brandshaw) называет голос всего вытесненного голосом стыда. Он также считает, что мы все ведем внутренний диалог, в котором себя постоянно критикуем и принижаем. Эрик Берн сравнивает этот внутренний голос с включенной магнитофонной лентой родительских поучений. И еще он считает, что у нормального человека 25000 часов таких записей в голове. Этот внутренний голос раздваивает душу. Чтобы превозмочь эту раздвоенность, Брэндшоу советует дать выразиться внутреннему голосу, попытавшись с ним громко говорить. Другой метод – вести дневник, в котором описывать некоторые наши припадки гнева. Вечером нужно бы еще раз вспомнить, где я слишком резко прореагировал на других. И тут можно бы спросить себя о голосе, который возникает из подполья. Когда Брэндшоу в разговоре с женой по поводу перестройки одной из комнат слишком резко прореагировал, он обнаружил подтекст этого голоса: "Хорош муж, нечего сказать! Две левых руки. Стыд и срам!.. Настоящих мужчин узнают по тому, как они делают ремонт или строят. Хорошие отцы заботятся о своем доме". Этот голос из подполья звучит подсознательно. В стыдливых людях почти беспрерывно происходит самокритичный диалог. В таких случаях говорят и об "игре-самопытке". Если мы не осознаем эту игру-самопытку, то она нас раздерет и постепенно разрушит. Один из способов "услышать" подсознательный критический голос – это вообразить себе свой подпольный образ и громко его раскритиковать. После чего поменяться ролями и сыграть свой антиобраз. Таким образом внутренний диалог, который обычно протекает подсознательно, осознается. Так сможем мы постепенно принять себя и преодолеть раздвоенность.

Идеализм и его теневые стороны
Мне кажется, что на сегодня главная тема – это осознание и принятие Тени. Всюду возникают идеологии – будь то политика или религия. И всем этим движениям грозит опасность возвеличить себя, а собственную Тень вытеснить. Это относится и к "Движению за мир", которое требует отказаться от насилия, а между тем использует откровенно насильственные методы против инакомыслящих. Американский психолог Эрик Эриксон в своей книге "Истина Ганди" указывает некоторые волчьи ямы на пути к миру. Он вполне признает исключительные заслуги Ганди. Но он видит в них и темную сторону. Ганди в своем чересчур усердном стремлении к моральному совершенству обходился с собой просто безжалостно. Как следствие жестокого обращения с самим собой вытекает и очень тираническое и эксплуататорское отношение к самым близким ему (и оттого особенно беззащитным) людям. Всякий идеализм имеет теневые стороны. Это не означает, что мы любой идеализм должны подозревать в чем-либо плохом и разносить его в пух и прах. Это хорошо, что люди стремятся к идеалам. Однако человеческое смирение включает в себя и необходимость принимать во внимание свою Тень. Доктор, который полностью отдается другим, обладает часто и эгоцентрической чертой. Чуткий музыкант нередко обладает и очень жестокой стороной. Люди, которые защищают природу, выказывают иногда пассивную агрессивность, которая подсознательно заражает собеседника и делает его агрессивным. Они часто не в состоянии слушать и реагировать на моральные обобщающие возражения.

"Религиозная Тень"
Столь же важной кажется мне и необходимость проанализировать новые церковные движения с их теневой стороны. Ибо иначе эти движения подвержены опасности пройти мимо того, к чему стремятся. Так, мне приходится наблюдать у некоторых представителей движения New-Age, которые написали на своих знаменах "любовь и единство", как неэтично они иногда обходятся с инакомыслящими и под покровом единства исключают всякую критику. Эта аллергия на критику уже признак вытесненной Тени. В некоторых движениях, которые полагаются на голос Святого Духа и только Ему хотят следовать, чувствую я, как они голосом Святого Духа хотят доказать собственную непогрешимость и возвысить себя над другими, или как за радушной улыбкой проглядывает прохлада и безнадежность. Никакое движение не застраховано от вытеснения Тени. Медитация стала для меня важным средством на моем духовном пути. Однако я знаю людей, которые считают, что медитацией они могут разрешить все проблемы, якобы это их всегда "осеняет" на их спиритуальном пути. Им нет необходимости о проблемах говорить, они лучше помолчат. Однако они даже не замечают, насколько не способны взглянуть на межчеловеческие конфликты и поладить друг с другом. Эти критические замечания не отрицают духовных движений, каждое из которых выявляет что-то важное в христианстве, и от них исходит много благословения. Но каждое движение подвержено и опасности быть ослепленным своим духовным подъемом, так как они перепрыгивают через демоническую сторону. И чем больше вытеснять демоническую сторону, тем агрессивнее она дает о себе знать. В таких случаях инакомыслящие или критики должны быть готовыми к жутким ругательствам. Черт, пребывающий в собственных сердцах, проецируется на других, обличая их как неправоверных и равнодушных христиан.

Каждая община имеет свою Тень. Как раз в общинах орденов было бы важно выявить, какую Тень несут они в себе. Община могла бы обнаружить это по тем темам, какие у них табу. О чем же не принято говорить? Какие темы обходятся стороной? Что ругает или чем недовольна община? Какие образы врага установились? Какую другую общину она презирает? Все, чем они были бы недовольны у других, это собственные недостатки. Другой способ увидеть собственные недостатки мог бы состоять в том, чтобы пристальней проанализировать идеологию собственного ордена. Если слишком односторонне возвышаются некоторые идеалы, это всегда признак вытесненной теневой стороны. Если в общине слишком высоко возносится жертвенность, это выражается в ее Тени как расплывчатая агрессивность, которая проявляется в обхождении друг с другом. Иногда жертвенная ментальность проявляется как грубый эгоизм, когда община вращается эгоцентрично только вокруг себя и собственных нужд. Когда какая-то община провозглашает, что она для всех людей хочет свидетельствовать о своей вере, то ее сомнения уходят в Тень и выражают себя иногда в высокомерном отвержении инакомыслящих. Конвент, который хочет следовать "бедному Иисусу", порой не замечает, насколько заносчиво он возвышает себя над теми, кто более смиренно говорит о своей духовности. Всякая община обходит молчанием нелюбимые темы, например, как каждый обходится со своей сексуальностью, или как каждый справляется со своими кризисами. Все, чего стремятся избежать, скапливается в теневой стороне в "длинный мешок", который община волочит за собой. И эта Тень парализует общину и отбирает у нее много энергии. Общине кажется, что она следует своим идеалам, не замечая, что ею руководит Тень.

Поэтому я считаю очень важным коллективно выявлять Тень и интегрировать ее в свою жизнь. Приемы внутреннего диалога, активной фантазии, записывания или рисования мыслей и чувств из нашего подполья могут нам очень помочь. Однако, как считает Юнг, Тень – это неминуемая этическая проблема. Речь идет о том, чтобы любить и врага в себе. Это вовсе не так легко. Юнг ставит каверзный вопрос: "То, что я обслуживаю нищего, что я прощаю обидчику, что я люблю даже врага во имя Христа, это несомненно большие добродетели. Но а если я обнаружу, что самый ничтожный из всех, самый бедный из всех просящих милостыню, самый наглый из всех обидчиков, просто враг сидит во мне самом, что я сам нуждаюсь в милостыне моей доброты, что я сам себе тот враг, которого я хочу любить, что тогда?" Тут необходимо этическое решение – полюбить врага в себе и принять себя такого, поскольку Бог нас создал со всеми этими чертами, которые не соответствуют созданному нами самими идеальному образу. При этом не забывать: принять Тень не означает претворить ее в жизнь. Познав ее, мы должны некоторые ее сигналы принимать во внимание. И в то же время мы не имеем права пренебрегать нашим величием. Мы должны постоянно осознавать, как мы живем и каким идеалам мы служим. И тогда мы можем решить, какие сферы нашей Тени мы должны интегрировать, а которым сопротивляться. Юнгу кажется, что интеграция Тени всегда возможна. Однако существует и коллективная Тень, в которой дремлют демонические энергии и от которой нужно держаться подальше. Необходимо чутье, чтобы распознать собственную Тень и распознать духи, чтобы знать, что необходимо интегрировать, а что нужно бросить за борт, так как это мешает мне жить. И только тогда моя жизнь станет полноценной и разнообразной.

« Назад